Киберпространство — можно ли виртуально объединить реальных игроков?

09.02.16

Киберпространство — можно ли виртуально объединить реальных игроков?

Эксперты МГИМО: Зиновьева Елена Сергеевна, к.полит.н.

Ежегодно во второй день второй недели второго месяца в Европе и США страны отмечают День безопасного Интернета, цель которого — продвижение грамотного использования ресурсами всемирной сети. Пока это событие направлено на повышение информационной грамотности среди молодежи, но международное сообщество, особенно страны Евросоюза под эгидой Еврокомиссии, стремится расширить повестку дня и включить в нее вопросы предотвращения киберугрозам, повышения защиты персональных данных и улучшения качества сотрудничества стран и негосударственных игроков в информационном пространстве. Представляем ответ на опубликованный Европейским Центром Карнеги доклад, посвященный трансатлантическому сотрудничеству в области киберпространства.

В январе 2016 г. Центр Карнеги в Европе опубликовал доклад «Управление киберпространством: дорожная карта трансатлантического лидерства», подготовленный Синаном Ульгеном. Автор доклада — приглашенный исследователь Европейского Центра Карнеги в Брюсселе. Основная мысль доклада находит отражение в его названии — обосновывается необходимость развития взаимодействия между США и ЕС в управлении киберпространством с целью закрепить лидерство в данной области и выработать правила поведения, отражающие интересы трансатлантических партнеров. Автор исходит из необходимости комплексного взаимодействия и координации политики США и ЕС в сфере управления киберпространством по широкому спектру тем, в том числе защиты персональной информации, свободы слова и самовыражения, управления потоками данных, управления Интернетом, электронной коммерции, обеспечения кибербезопасности и ведения кибервойн — т. е. доклад охватывает весь спектр военно-политических, экономических, социо-гуманитарных и политических, а также технических проблем, связанных с развитием киберпространства.

Возможно ли выработать правила игры?

Следует отметить, что вопросы международного регулирования киберпространства в последние годы привлекают все больше внимания со стороны исследователей и публицистов, а также политических деятелей и дипломатов. Это связано, с одной стороны, с новыми технологическими тенденциями в данной области, которые пока не регламентированы на международном уровне (речь идет о развитии Интернета вещей, облачных технологиях и др.). С другой — с секьюритизацией данной сферы и ее милитаризаций, а также изменением баланса сил, прежде всего Китая и России. Киберпространство — это уже не только феномен международной политики, но и движущая сила ряда трансформаций, происходящих на международной арене. Здесь в сконцентрированном виде отражаются современные тенденции, в том числе подъем новых центров силы и формирование многополярной системы международных отношений, рост международной конфликтности и напряженности. Все вышеперечисленное актуализирует необходимость международного сотрудничества для выработки международно-правовых норм, правил, регламентирующих развитие и использование киберпространства.

Вместе с тем, в силу высокой значимости киберпроблематики, высоки ставки государств в отношении выработки правил игры, что затрудняет достижение компромисса в данной области. Это находит отражение даже в терминологии, используемой в данной области. В западной научной литературе, а также публицистике и дипломатической риторике используется термин «киберпространство», в то время как для России характерно использование термина «информационное пространство». Как правило, информационное пространство понимается как более широкая сфера по сравнению с киберпространством, которое ограничивается компьютерными и иными электронными сетями и находящейся в них информацией. В то же время информационное пространство представляет собой более широкую область, объединяющую всю информацию и данные, существующие как в виртуальном, так и в реальном измерениях. Подобный подход отражает позиции государств в данной области — Россия выступает за демилитаризацию информационной сферы и ее комплексную международную регламентацию в целях обеспечения безопасности (подобная позиция стала ответом на события «арабской весны», которые были восприняты как попытка использовать Интернет и информационное пространство в целом для дестабилизации общественно-политического строя стран, столкнувшихся с массовыми протестами). США и их союзники поддерживают идею о необходимости сохранения свободы и открытости информационной сферы и регулирование лишь отдельных ее аспектов, прежде всего технологических, которые способны порождать военно-политические угрозы.

Следует отметить, что Интернет, который на сегодняшний день является ключевой инфраструктурой, вокруг которой формируется глобальное киберпространство, был создан в США, что не могло не наложить отпечаток на архитектуру управления глобальной сетью и формируемой ею виртуальной сферой. Сложившаяся система управления киберпространством в большей степени отражает интересы США, и оспаривается растущим числом государств. Как отмечает ряд российских и зарубежных исследователей, если не будет сложившегося международного режима в данной области, вероятна балканизация Интернета, его распад на ряд несвязанных между собой частей.

Будут ли меняться главные роли?

В докладе в качестве ключевых акторов информационного пространства выделены следующие — США, ЕС, Китай и Россия. При этом, по мнению автора, именно США и ЕС обладают необходимым технологическим лидерством и политическим видением для эффективного управления киберпространством, которое в современных условиях сталкивается с вызовами и нуждается в закреплении. Укрепление трансатлантического лидерства достижимо, во-первых, за счет преодоления существующих в данной области между США и ЕС разногласий по ряду вопросов (в том числе в сфере регламентации электронной коммерции, защиты персональных данных и др.), во-вторых, за счет более активного продвижения на международной арене собственной повестки дня.

В какой-то степени публикацию подобного доклада можно рассматривать как реакцию на углубление сотрудничества между Россией и Китаем в сфере информационной безопасности и управления Интернетом, заинтересованности в том, чтобы перехватить инициативу и управлять повесткой дня в данной области.

Действительно, Россия стала инициатором обсуждения проблематики международной информационной безопасности и сегодня активно поддерживает формирование международного режима в данной области. Не менее значимый вопрос — проблематика управления Интернетом, которая также рассматривается через призму безопасности. Как справедливо отмечает автор, Китай и Россия придерживаются схожих подходов (но не всегда идентичных) по большинству вопросов, связанных с управлением киберпространством.

Это ставит под вопрос лидерство США в данной области. Вместе с тем односторонняя политика США в последние годы сталкивается со значительным противодействием, особенно в свете разоблачений Э. Сноудена о масштабной слежке спецслужб США по всему миру, в том числе за своими союзниками по НАТО. В этом контексте рекомендации автора о необходимости углубления развития отношений между США и ЕС выглядят уязвимыми.

Создание международного киберрежима

Интересно сравнение киберпространства с ядерной безопасностью и необходимостью согласовать договоры, аналогичные тем, что существуют в сфере контроля над ядерными вооружениями. В определенной степени это результат профессионального опыта автора, так как вопросы ядерной безопасности — одни из приоритетных сфер научных интересов Синана Ульгена. Однако подобные аналогии звучат все чаще. Схожие параллели проводил авторитетный американский исследователь Джозеф Най в статье «Уроки ядерного нераспространения для кибербезопасности?». Он отмечает, что политико-идеологическое противостояние между США и СССР в годы холодной войны было значительно более острым, чем современные противоречия между США, Китаем и Россией, однако это не помешало развитию международного взаимодействия и поиску взаимоприемлемых решений, переводу ситуации в игру с положительной суммой.

Продолжая аналогию с ядерной сферой, следует отметить, что именно осознание взаимной уязвимости после Карибского кризиса стало отправной точкой для развития международного сотрудничества. Действительно, международное сотрудничество находится на этапе признания взаимной уязвимости и выработки новых правил взаимодействия в киберпространстве, которое всеми участниками рассматривается как стратегически важная область. Однако в отличие от международного режима по контролю над ядерными вооружениями, осознание уязвимости происходит не в результате масштабного международного кризиса, но в результате целого ряда международных событий, которые стали знаковыми для мировой политики и безопасности. Атаки вируса Стакснет на ядерные объекты Ирана стали одним из первых знаковых событий, показавших уязвимость критической информационной инфраструктуры и возможные масштабные последствия кибератак. Особо следует отметить деятельность «Исламского государства» в киберпространстве, информационная политика которого направлена на распространение собственной идеологии, вербовку новых членов и демонстрацию своей силы противникам и представляет собой одну из важных составляющих военных и политических успехов данной организации. Против терроризма государствам и международному сообществу в целом необходимо выступать единым фронтом, что еще раз подтверждает актуальность и своевременность развития и интенсификации международного сотрудничества в данной сфере.

Показательными стали результаты работы группы правительственных экспертов ООН, которая завершила свою работу в июле 2015 г. Ее главным результатом стало признание необходимости выработки правил поведения государств в киберпространстве.

Таким образом, сама расстановка акцентов представляется не вполне обоснованной. Если рассматривать глобальное киберпространство (и более широко — информационное пространство) как общий ресурс человечества, по аналогии с космическим пространством, то это подталкивает к поиску общих решений, перевод ситуации в игру с положительной суммой. Любая же попытка закрепить лидерство предполагает игру с нулевой суммой, что неизбежно будет затруднять достижение компромиссов и препятствовать развитию международного сотрудничества. Таким образом, в данной области необходим поиск объединительной, позитивной повестки дня, основой для которой могут стать рекомендации Группы правительственных экспертов ООН.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Российский совет по международным делам»
Распечатать страницу