Ключевые угрозы для России — внутреннее ослабление и социальный взрыв

10.08.16

Ключевые угрозы для России — внутреннее ослабление и социальный взрыв

Эксперты МГИМО: Сушенцов Андрей Андреевич, к.полит.н.

Россия — крупнейшее в мире государство с крайне низкой плотностью населения и сложным поясом соседства. Значительная по площади территория делает Россию самодостаточной вселенной, содержащей внутри себя все необходимое для развития. С другой стороны, низкая плотность населения и проницаемость границ ведет к внутренней хрупкости и сильной подверженности влиянию соседей.

Поскольку основные возможности для своего развития Россия содержит сама в себе, главной целью внешней политики Москвы является блокирование внешних негативных воздействий и избегание втягивания в длительные противостояния с соперниками. Главным историческим условием использования российских преимуществ были внешний мир и внутренняя политическая стабильность, которые тесно взаимосвязаны.

В нынешних границах (без Северного Кавказа и Хабаровского края) Россия существует со времен Петра Первого уже более трех столетий. Создание и сохранение в жесткой конкурентной борьбе самого большого государства на планете — несомненное достижение народа России.

Однако Российское государство в некоторых отношениях уязвимо. Для России исторически были характерны большие расстояния между населенными пунктами, отсутствие естественных препятствий для внешних вторжений, уязвимые коммуникации, северный климат и короткий посевной сезон. Многие регионы страны непригодны для сельского хозяйства, а главные производственные центры находятся вдали от источников энергоресурсов. Правительство должно обеспечивать безопасность, а также поддерживать единый социальный стандарт в здравоохранении и образовании от Магадана до Калининграда.

Все перечисленное в совокупности делает страну хрупкой, производство добавочного продукта сложным, а социальные перемены медленными. Поддерживать жизнедеятельность огромного российского государства — монументальная задача, которая не имеет прецедентов. Поэтому ключевыми угрозами для России всегда были и остаются внутреннее ослабление и социальный взрыв (implosion). Внутренний взрыв обычно отбрасывал развитие страны на десятилетия назад и временами ставил вопрос о выживании государства.

Власти современной России видят решение проблем ее хрупкости и проницаемости в укреплении военной безопасности и стимулировании устойчивого демографического роста. Тем самым они стремятся повысить жизнеспособность государства (vitality) и сделать его устойчивым к внешним и внутренним стрессам.

Внешняя политика России — прямое продолжение внутренней. На протяжении последних трех столетий Москва была главным динамическим ядром Евразии и центром притяжения для соседей. Россия одной из первых принесла плоды европейской культуры на Кавказ, в Центральную Азию и на Дальний Восток. Однако будущее евразийского пространства в XXI веке будет определяться не одной Россией, которая будет вынуждена конкурировать с Китаем, ЕС, США, Турцией и Ираном. Россия должна быть за столом переговоров великих держав, чтобы не стать одним из блюд в их меню.

Ключевые источники внешних угроз России — исламский экстремизм из Сирии и Ирака, наркотрафик из Афганистана, возможная эскалация конфликтов на постсоветском пространстве, вокруг КНДР или Ирана, гражданская война на Украине. Приоритет сохранения стратегической стабильности с США требует от Москвы модернизации вооруженных сил, военно-промышленного комплекса, систем глобальной навигации и космической связи. Неразрешенные проблемы европейской безопасности и сохранение блокового подхода к ее обеспечению вынуждают Россию видеть в НАТО возможного военного противника.

Из всех постсоветских стран именно Россия получила наибольшие выгоды от распада СССР. Однако в результате распада Советского Союза основные объекты жизненно важной для России инфраструктуры остались на территории Украины, Белоруссии и Казахстана (трубопроводы, железные дороги, порты, военные базы, космодромы и производственные мощности). На протяжении 20 лет логика российской политики состояла в том, чтобы вывести из-под влияния враждебно настроенных соседей главные объекты советской инфраструктуры.

Со странами, настроенными по отношению к России дружественно, напротив, создавались преференциальные отношения и союзы — это получилось с Белоруссией, Казахстаном и Арменией. Одновременно Россия стремилась ослабить свою зависимость от Украины — Москва строила альтернативные трубопроводы в обход украинской территории, новую базу для Черноморского флота в Новороссийске и переносила военные заказы с украинских предприятий на российские. После возвращения Крыма у России больше нет жизненных интересов за пределами ее границ: ни космодром в казахстанском Байконуре, ни прибалтийские грузовые порты, ни белорусские железные дороги не являются предлогом для претензий Москвы. Она будет вынуждена вмешаться в дела постсоветских государств лишь при одном условии — если русские общины за рубежом начнут подвергаться репрессиям. Однако во всех остальных случаях Россия будет избегать вовлечения в конфликты в поясе своих границ.

Россия стремится занять место ведущей мировой державы наряду с США и КНР, однако пока не может этого достичь. Выжидая и накапливая силы, Россия становится стратегическим балансиром, в интересах которого сохранять независимость своей политики и международных оценок. Ключевой международной угрозой для России будет необходимость отхода от позиции балансира и вынужденное присоединение к одному из полюсов глобальной конкуренции XXI века — США или Китаю.


Угрожающее недопонимание

Диалог Россия — США

Один из важнейших индикаторов состояния мира — конфигурация угроз и, что иногда еще важнее, их восприятие ведущими игроками. Идеальный случай — это понимание общих угроз. Нежелательный, но обеспечивающий структурную ясность — взаимная подозрительность. Наиболее сложная ситуация — когда представление об угрозах далеко расходится, а одни и те же обстоятельства интерпретируются совершенно по-разному. Россия и США сегодня — как раз такой случай.

Сколько ни говорят об общих угрозах (например, терроризм) — очевидно, что кардинально различается если и не сущность предмета, то точно его истоки и предлагаемые способы противодействия. В плане взаимного недоверия — все еще более непонятно, чем во времена холодной войны. Стороны живут в разных картинах мира и недавнего прошлого, так что даже на уровне управления рисками положение довольно удручающее.

Очередной выпуск совместного проекта «Коммерсанта» и The Washington Times, который осуществляется при поддержке Международного дискуссионного клуба «Валдай» и Центра национального интереса в Вашингтоне, посвящен как раз теме восприятия угроз. Сблизить позиции едва ли получится, но, может быть, удастся хотя бы их лучше разъяснить.

Федор ЛУКЬЯНОВ,
научный директор Валдайского клуба


Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Коммерсантъ»
Распечатать страницу