Кризис по-итальянски: новый премьер и старая конституция

12.12.16

Кризис по-итальянски: новый премьер и старая конституция

Эксперты МГИМО: Зонова Татьяна Владимировна, д.полит.н., профессор

В Италии на прошедшем 4 декабря 2016 г. конституционном референдуме решался вопрос о реформировании целого ряда статей конституции. Прежде всего, реформа предусматривала отказ от «совершенной двухпалатной системы», где одинаковыми законодательными функциями обладали и нижняя, и верхняя палаты парламента, а процедура принятия законов была весьма длительной. По реформе число сенаторов сокращалось почти в четыре раза, причем они лишались законодательных функций, и сфера их деятельности ограничивалась проблемами двадцати регионов страны и отношениями с ЕС. Реформа упраздняла итальянские провинции как излишнее промежуточное административное звено между центром и областями страны. Изменения вносились и в целый ряд других статей Основного закона.

Большинство итальянцев не захотели менять Конституцию. Против ее реформирования проголосовали 52%, за — 47% респондентов. После завершения подсчета голосов М.Ренци заявил об уходе в отставку. «Я хотел избавить страну от лишних кресел, а в результате потерял свое», — иронично прокомментировал итоги референдума премьер.

В Италии начался политический кризис, которого можно было избежать. С самого начала сторонники молодого премьера критиковали его за придание голосованию по Конституции излишне персонифицированного характера.

По логике вещей в ситуации кризиса часто назначаются внеочередные выборы в парламент. Именно за такие досрочные выборы выступили сейчас представители оппозиции — «Движение пяти звезд» и «Лига Севера». Выясняется, однако, что сценарий выборов весьма нежелателен, поскольку вступивший в силу в 2016 г. новый избирательный закон «Италикум» изначально предполагал радикальную реформу Сената. Конечно, избрать Сенат по тем же правилам, которые разработаны для палаты депутатов, не так уж и сложно, но это, как отмечают эксперты, приведет к дальнейшей неуправляемости парламента и невозможности добиться вотума доверия правительству. К тому же окончательный вердикт Конституционного суда по поводу существующего избирательного закона ожидается не ранее конца января 2017 г. С досрочными выборами не соглашаются Демократическая партия М.Ренци и партия С.Берлускони «Вперед, Италия». Они отдают себе отчет в том, что протестный потенциал, обусловивший исход референдума, может дать крайней оппозиции шанс получить значительное число мест в парламенте.

По существующей Конституции управление ситуацией перешло к президенту Италии Серджо Маттарелла. Президент С.Маттарелла, принадлежащий к тому же спектру политических сил, что и М.Ренци, явно не стремился поставить окончательную точку на кандидатуре уже бывшего премьера (было заявлено, что президент «сохраняет за собой право принятия решения по этому вопросу»). Пресса прочила пост премьера в том числе министру экономики и финансов Пьеру Карло Падоану, председателю Сената Пьетро Грассо и министру иностранных дел Паоло Джентилони. В результате пост получил последний — в воскресенье, 11 декабря 2016 г., президент Италии предложил Джентилони занять кресло премьер-министра. Он возглавит своего рода «институциональное» правительство, задача которого — подготовить новый избирательный закон. В любом случае до следующих выборов большинство в существующем парламенте сохраняется за левым центром. Не исключено также, что в голосовании по ряду вопросов к левоцентристам могут присоединиться сторонники С.Берлускони.

Озабоченность положением в Италии высказывается и лидерами Европейского союза. Италия стала предметом пристального внимания с их стороны в связи со значительным государственным долгом, проблемами в банковской системе, высокой молодежной безработицей. На повестке дня — необходимость решения проблемы иммиграции и борьбы с терроризмом. Вслед за поражением М.Ренци радикально настроенные СМИ стали распространять алармистские настроения по поводу возможности второго Brexit, выхода Италии из ЕС, кризиса зоны евро и т.д. Однако статистика опросов в Италии позволяет сделать вывод о том, что лишь 8% населения страны могут быть отнесены к евроскептикам. 86,5% опрошенных итальянцев, отдавая себе отчет в де-факто интегрированной экономике, коммерции, правовой и финансовой системах, промышленности, образовании и ряде других областей, считают интеграцию необходимой и неизбежной. За выход Италии из зоны евро высказались лишь 15,2% опрошенных, 67,4% остались твердыми сторонниками европейской валюты. К тому же Брюссель выделяет немалые средства на развитие Юга Италии, итальянцы ожидают от ЕС существенной помощи в спасении и размещении приплывающих к берегам страны мигрантам, а также поддержки в ликвидации последствий землетрясений, до сих пор продолжающихся в Центральной Италии. Многие итальянцы с сожалением констатируют, что продемонстрированное М.Ренци стремление воспользоваться Brexit и сделать упор на триумвирате наиболее сильных держав — Германии, Франции и Италии в условиях очередной нестабильности в Италии вряд ли осуществимо.

В Москве также сожалеют о проигрыше М.Ренци. Ведь он стал первым руководителем правительства западной страны, посетившим Россию после присоединения Крыма. М.Ренци не раз встречался и вел успешные переговоры с президентом России В.Путиным. В ЕС М.Ренци считался если не поборником немедленного снятия санкций, то лидером, который уверенно заявляет о том, что санкции никоим образом не будут способствовать решению возникших проблем. Итальянский премьер неоднократно подчеркивал необходимость диалога с Россией, в чем его поддержали президент С.Маттарелла, уже новый премьер-министр П.Джентилони и верховный представитель по внешней политике и политике безопасности Европейского союза Ф.Могерини.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Российский совет по международным делам
Распечатать страницу