Межсирийские переговоры достигли точки бифуркации

14.04.16

Межсирийские переговоры достигли точки бифуркации

Эксперты МГИМО: Попов Вениамин Викторович, к.ист.н.

В марте этого года в Женеве возобновились межсирийские переговоры, направленные на достижение урегулирования продолжающегося уже более пяти лет конфликта в Сирии. Они проходят в непрямом формате: спецпосланник ООН Стаффан де Мистура по очереди встречается с делегациями правительства САР и различных групп оппозиции.

Запуск переговоров явился результатом огромных усилий, предпринятых участниками Международной группы поддержки Сирии, сопредседателями которой являются Россия и Соединенные Штаты. Вероятно, историкам будущего будет полезно познакомиться с тем, как шла подготовка этих переговоров в Женеве (попытки запустить процесс в конце января — начале февраля не удались). За началом женевской встречи стояла поистине титаническая дипломатическая работа — можно только предполагать, что большое количество двусторонних встреч Сергея Лаврова и Джона Керри и их бесконечные телефонные разговоры, а также контакты с другими заинтересованными сторонами ныне могут составить многотомное досье.

Но главное заключается в том, что переговоры начались, хотя не все вопросы, разумеется, удалось решить. Например, из-за негативной позиции Турции в переговорах не принимает участия делегация сирийских курдов: турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган прямо дал понять, что сорвет переговорный процесс, если курды, которых он относит к террористам, приедут в Женеву.

Спецпосланник ООН накануне нынешнего раунда провел значительную работу, организовав консультации с представителями США и России, посетив Дамаск и Тегеран. Он подготовил неофициальный документ, содержащий 12 базовых принципов урегулирования. Сирийские делегации на консультациях в основном его одобрили, имея в виду, что этот текст станет основой для дальнейших предметных дискуссий.

Спецпосланник ООН подчеркивает, что главной темой второго раунда должна стать организация политического процесса в соответствии с резолюцией Совбеза ООН 2254 — здесь рассмотрены и вопросы создания переходного управляющего органа, и «новой Конституции», и согласование модальности проведения парламентских и президентских выборов.

В настоящее время перемирие в Сирии в основном соблюдается, хотя фиксируется немало нарушений (разумеется, перемирие не распространяется на борьбу с террористическими организациями). Поэтому архиважно, чтобы во втором раунде переговоров развернулась предметная дискуссия по основным вопросам. Процесс идет нелегко. Тем более необходимо создавать условия для того, чтобы с таким колоссальным трудом достигнутые договоренности осуществлялись на практике. Россия со своей стороны делает все возможное, чтобы не на словах, а на деле как можно быстрее добиться политического урегулирования.

В Москве с большой ответственностью относятся к достигнутым по Сирии договоренностям и готовы к дальнейшим равноправным творческим усилиям по координации наших действий с американцами на сирийском направлении по продвижению мирного урегулирования. Лондонская газета Financial Times, нередко выступающая с антироссийских позиций, обвиняет нас в том, что Россия «доминирует не только в боевых действиях, но и на переговорах». Мы же всегда исходим из того, что успешные переговоры могут быть только на равноправной взаимовыгодной и конструктивной основе. И в данном случае Москва активно поддерживает усилия ООН.

Однако обращает на себя внимание, что начавшийся политический процесс в Сирии весьма хрупок и нуждается во всемерной поддержке: желающих его сорвать не так уж мало. Тем более весьма странными являются некоторые действия наших американских партнеров: 12 апреля газета Wall Street Journal сообщила о том, что ЦРУ разрабатывает альтернативный «план Б» на случай нарушения перемирия в Сирии.

Его детали обсуждались в ходе секретной встречи высокопоставленных руководителей ЦРУ с их ближневосточными партнерами в конце февраля и при последующих встречах. По сообщению источника газеты, участники беседы в целом согласовали основные принципы «плана Б»: один из пунктов документа предусматривает, что противники сирийского президента Башара Асада получат системы вооружения, позволяющие наносить удары по артиллерии и авиации правительственных сил (по данным ЦРУ, у сирийской оппозиции уже есть какое-то количество систем ПЗРК).

Управление заверяет своих союзников в том, что более мощное оружие противникам режима будет предоставлено в случае возобновления боевых действий.

В Москве же исходят из того, что военное решение сирийского кризиса невозможно, и поэтому нужно сконцентрировать максимум усилий для того, чтобы не упустить нынешнюю уникальную возможность для политического урегулирования путем переговоров в Женеве.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Независимая газета»
Распечатать страницу