Молдова: будет мир

18.11.20
Эксклюзив

Молдова: будет мир

Эксперты МГИМО: Токарев Алексей Александрович, к.полит.н.

Старший научный сотрудник ИМИ МГИМО А.А.Токарев — о том, почему большой европейской войны не будет.

В Молдове прошли президентские выборы. Поддерживаемый Москвой Игорь Додон проиграл. Российские телеграм-каналы начали упражняться в обвинениях выигравшей Майи Санду в связях с Западом и рисовать картины начала большой европейской войны. Автор материала объясняет, почему сохранится мир.

На конкурентных выборах к власти пришел политик, который ориентирован на запад. По-русски говорит с легким акцентом. Саму Россию воспринимает не как врага, но словно что-то чуждое. В команде много тех, чья биография — перечень западных НКО. Взгляды обращены в сторону Вашингтона и Брюсселя, а Москва не очень видна. Русский язык наверняка подвергнется вытеснению посредством официальных процедур, хотя им свободно владеет вся страна. Прежний президент критикуется нещадно, с постоянным упоминанием коррупции и связей с Кремлем. Так Никол Пашинян взял власть в Армении в 2018 году. Майя Санду повторяет его путь.

Российские околовластные телеграм-каналы писали про работу Санду во Всемирном банке и учебу в Гарварде, когда не было даже результатов экзит-полов молдавских выборов. Общая схема их работы топорна: критиковать Санду за связи с Западом и поддерживать Додона, потому что он пророссийский. Последнее не совсем верно. Президент Додон действительно создал имидж лучшего друга Москвы в стране, в т.ч. при помощи давления на другие промосковские силы. Но именно его эгоистичность в делах с Москвой, попытки выглядеть как отец нации при явной нехватке институциональных полномочий, нежелание блокироваться с другими антирумынскими лидерами привели к закономерному поражению.

Объединение с Румынией — постоянный пункт повестки в Молдове. У меньшей части общества действительно есть запрос на «восстановление исторической справедливости». Но его реализации вне гуманитарного пространства (преподавание истории и языка) мешает Приднестровье. Страшилки, распространяемые российскими охранителями, рисуют победу Санду, словно выстрел в Сараево. Прорумынское руководство под нажимом глобалистов, которые на электоральных «каруселях» ввезли в Белый дом Джо Байдена, решит военным путем реинтегрировать Приднестровье. И тут Россия не останется в стороне. Так начнется новая большая европейская война.

Этот сценарий напоминает 2008 год. Неоконсерваторы (а это лишь один из многих подъездов Белого дома) обещали Михаилу Саакашвили помощь в борьбе с Южной Осетией и Абхазией. Один из бывших министров иностранных дел России свидетельствовал: «Кондолиза Райз умоляла Саакашвили не начинать войну. Он не послушал».

Исторические аналогии можно натягивать в данном случае, но для конфликта нет основы. Только в документах российского МИДа ситуация с ПМР называется «Приднестровский конфликт», в реальности значительная часть тираспольчан ездит на работу в Кишинев каждое утро, а жители столицы Молдовы приезжают в Тирасполь, Бендеры и базы отдыха на Днестре на выходные. Границы со стороны Молдовы нет вовсе. Пройдя приднестровский паспортный и таможенный контроль, вы попадаете «в лапы» одинокому молдавскому полицейскому, проверяющему документы в зависимости от настроения. Между народами двух территорий нет ненависти, как у азербайджанцев и армян, например. Нет и разных народов: по обе стороны границы живут молдаване, русские и украинцы (в Приднестровье примерно в одинаковой пропорции). Конфликт остался только в музеях, где по-прежнему сохраняются свидетельства «зверств казаков» на стороне Приднестровья и «агрессия румынских фашистов», пришедших из Кишинева. Наконец, надежный гарант мира в регионе — Объединенная группа российских войск, которую никто не собирается выводить.

Если правительство Майи Санду не захочет повторить путь Михаила Саакашвили (как минимум, для этого у него немного полномочий), а ограничится призывами к интеграции с Западом, в течение нескольких лет мы увидим реинтеграцию Приднестровья в состав Молдовы по типу вернувшейся после начавшейся сецессии Гагаузии. Сейчас она — автономное территориальное образование в составе Молдовы, хотя в отличие от приднестровцев имеет по-настоящему иную этническую и лингвистическую идентичность.

В последнем перед президентской легислатурой интервью госпожа Санду вспомнила Европу и США в качестве стратегических партнеров. России не стоит обижаться. Часть команды премьера Пашиняна на словах тоже была чуждой Москве. Ошибкой для нового молдавского правительства будет наступление на русский язык. К этому вопросу чувствительно отнесутся не только граждане страны, но и Москва. В этих условиях Игорю Додону, возможно, готовящему работу над ошибками в виде сотрудничества с другими пророссийскими силами, возглавляющему самую массовую партию страны, под лозунги о восстановлении связей с Москвой вернуться на пост будет намного легче.

Внешняя политика постсоветских стран более системная и меньше зависит от личностей глав государств, в отличие от того, как это обычно подается российскому обывателю. Если президент Санду вспомнит грузинские и армянские попытки переориентации не столько политического класса, сколько всей гуманитарной политики и политики безопасности в сторону против Москвы, никакой войны не будет. Россия имеет национальные интересы. Они прописаны в концепции внешней политики. В Кишиневе, Брюсселе и Вашингтоне ее наверняка читали.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу