На круги своя: к чему приведет переселение мусульман в Европу?

01.10.15
Эксклюзив

На круги своя: к чему приведет переселение мусульман в Европу?

Эксперты МГИМО: Крылов Александр Владимирович, д.ист.н.

По мнению профессора кафедры востоковедения, ведущего научного сотрудника Центра ближневосточных исследований Александра Крылова, переселение народов Ближнего Востока и Северной Африки в ЕС возобновит тысячелетнюю войну мусульман с «неверными».

Тема миграции сотен тысяч беженцев из стран Ближнего Востока и Северной Африки стала одной из основных на юбилейной 70-й сессии Генассамблеи ООН. По данным Frontex, агентства Европейского союза по безопасности внешних границ, более 500 тысяч мигрантов добрались до границ Евросоюза в течение первых восьми месяцев этого года. Рекорд был зарегистрирован в августе, когда 156 тысяч человек пересекли границу европейских государств [1].
Западные СМИ называют эту достигшую невероятных размеров миграционную волну «сирийской».
Потенциал сирийской миграции действительно велик. За годы военного конфликта в Сирии, имеющего многомерный характер и продолжающегося с марта 2011 года, количество сирийских беженцев только в Турции и соседних арабских странах достигло 5 117 282 человек по состоянию на август:

Страна

Количество беженцев из Сирии

Турция

2,138,999

Ливан

1,196,560

Иордания

1,400,000

Ирак

247,861

Египет

133,862

Итого:

5 117 282

Источник: The UN Refugee Agency. Syria Regional Refugee Response / Total Persons of Concern. UNHCR. August 29, 2015.

Кроме того, еще 6,5 млн человек числятся в самой Сирии как перемещенные лица.

Однако имеющаяся на сегодня конкретная статистика опровергает тезис о том, что нынешняя волна массовой эмиграции в Европу является собственно «сирийской». Тщательная идентификация прибывших в этом году в Италию по морю 119 500 человек показала, что 41% — это граждане Эритреи, Сомали и Судана, еще 46% — выходцы из Нигерии, Бангладеш и Гамбии, и только 6% — беженцы из Сирии. Среди направляющихся в Европу по суше через Балканские страны — действительно большинство сирийцев и иракцев (около 75%), однако остальные не являются жертвами войны в Сирии и ее последствий [2]. По данным другого британского источника, нынешний поток эмигрантов, желающих стать европейцами, состоит на 50% из беженцев из Сирии, Ирака и Афганистана, а остальные являются преимущественно гражданами Судана, Сомали, Эритреи, Ирана, Пакистана, Бангладеш и Нигерии [3].

Как известно, в Европе сирийским беженцам предоставляются преимущества для получения вида на жительство. Однако в условиях царящих сейчас в Сирии анархии и беззакония стать «сирийцем» или приобрести сирийское гражданство — дело нескольких часов. Голландский журналист Харольд Дурнбос без проблем купил за 850 долларов настоящий сирийский паспорт [4]. Есть и другие, наталкивающие на серьезные размышления, особенности современного миграционного кризиса.

Парадоксален, например, гендерный состав потока эмигрантов: 69% — мужчины, 18% — женщины и 13% — дети [5]. По данным Агентства ООН по делам беженцев, во время военных конфликтов и других чрезвычайных ситуаций картина обычно прямо противоположная: основная масса беженцев — это не трудоспособные мужчины, а пожилые, женщины и дети. Не надо быть предсказателем, чтобы с уверенностью сказать, что в случае приобретения гражданства эти люди воспользуются правом воссоединения семей — и вскоре, с учетом высокой рождаемости в мусульманской среде, община нового поколения мигрантов увеличится в три-четыре раза.

Обращает на себя внимание также тот факт, что беженцы обходят стороной мусульманские страны, в том числе европейскую Албанию, которая намного ближе к странам исхода, чем Венгрия, Хорватия, Македония и Сербия. Богатые страны Персидского залива тотчас после начала военных действий в Сирии отказались принимать беженцев на своей территории. Примечательно, что в нефтедобывающих странах Аравийского полуострова насчитывается около 240 тысяч сирийцев, получивших вид на жительство. Однако такой документ можно было получить лишь до начала столкновений в Сирии в марте 2011 года [6].

Стремление новых эмигрантов миновать наименее развитые европейские страны и получить гражданство наиболее богатых государств, способных раздавать необычайно высокие по восточным меркам пособия и льготы, не оставляет сомнений, что массовое бегство в лучшие уголки Европы носит преимущественно экономический характер.

Кстати, отправиться в Европу для большинства жителей Ближнего Востока и Северной Африки — мероприятие довольно затруднительное с финансовой точки зрения. Среднестатистический доход на душу населения в странах Ближнего Востока составляет не более двух тысяч долларов в год, тогда как за нелегальный транзит по морю организаторы контрабандного бизнеса берут от двух до восьми тысяч долларов [7]. За транзит с многочисленными пересадками по суше приходится платить в три-четыре раза дороже.

Создается впечатление, что кто-то заинтересован и, более того, осознано направляет маршруты нового переселения народов. По крайней мере, Турция, Иордания и застрявшая в тисках безвластия Ливия не только не препятствуют исходу беженцев, но и всячески поощряют направление этого исхода именно в Европу.

Теперь объясним, почему мы вынесли библейский афоризм «на круги своя» в название этого комментария. Похоже, история снова повторяется. Приход в Европу сотен тысяч сильно напоминает вторжение арабских племен в провинции на Ближнем Востоке и в Северной Африке, которые были подвластны до начала арабского вторжения в 632 году Византийской империи и Сасанидскому Ирану. С легкой руки известных средневековых арабских историков Ибн Сада аль-Багдади, аль-Якуби, аль-Балазури и других это вторжение было представлено как грандиозное завоевание, осуществленное под знаменем ислама и покровительством Всевышнего.

Однако выдающийся русский историк Н. А. Медников, изучая средневековые арабские рукописи, блестяще доказал, что арабы чаще всего вступали в договорные отношения, в результате которых местные жители сохраняли независимость. Пришлые арабские племена получали возможность селиться вблизи от румейских и сасанидских городов, а также денежные суммы за обеспечение покровительства, которые были намного меньше налогов, взимавшихся с жителей византийскими и иранскими правителями. «Завоеватели… не могли и не стали вмешиваться в общественное производство покоренного населения, не пытались изменить существовавший строй. Земли остались во владении местных феодалов, духовенства и других землевладельцев. К тому же прежние эксплуататоры сохранили все свои права и привилегии по отношению к крестьянам, обрабатывавшим эти земли. Землевладельцы обязывались лишь вносить поземельную подать в казну мусульманской общины», [8] — отмечал Медников.

Другой известный отечественный историк Е. А. Беляев доказал, что «основными причинами военных успехов, одержанных арабами, следует признать экономическое истощение Византии и сасанидского Ирана, а главное, резкое обострение социальных противоречий в этих государствах… Вследствие этого большинство населения завоевываемых арабами стран не только не оказывало им сопротивления, но подчас выступало их союзниками» [9].

Первоначально арабская родоплеменная верхушка препятствовала растворению «завоевателей» среди местного населения. Однако очень скоро многие из числа «покоренных» стали принимать ислам, поскольку мусульмане освобождались от значительной части налогов и пользовались многочисленными привилегиями. Если еще в VIII веке в таких крупных городах, как Дамаск, Александрия, Иерусалим и других, основное население составляли христиане и иудеи, то уже в Х веке мусульмане становятся подавляющим большинством.

Европейским политикам следует принять во внимание эти исторические параллели. И вряд ли стоит утешать себя тем, что пока мусульмане составляют лишь 7% европейского населения (30–35 млн человек) [10]. Исламизированная среда, как показывает история, не поддается приобщению к чужеродным образу жизни, морали и ценностям. Отрицая европейский мультикультуризм, они будут сохранять верность Корану и классическим мусульманским традициям, скорее всего, в их радикальном проявлении, т. е. открытом неповиновении законам, приемлемым для Евросоюза, и склонности к грубому насилию в отношении иноверцев, т. е. коренных европейцев.

Европейцам следует уяснить для себя, что ислам — это не только религия. Ислам — это, прежде всего, закон, пронизывающий всю жизнь мусульманина от момента рождения до смерти. Ислам — это форма государственного и мирового устройства. Каждый мусульманин убежден, что, независимо от того, где он находится и живет, «Земля принадлежит Аллаху: Он дает ее в наследие, кому пожелает из рабов Своих, а конец — богобоязненным» (Коран, VII-125). Священная книга возбраняет какие-либо доверительные отношения между мусульманами и иноверцами: «О вы, которые уверовали! Не берите иудеев и христиан [11] друзьями: они друзья один другому. А если кто из вас берет их себе в друзья, тот и сам из них. Поистине, Аллах не ведет людей неправедных» (Коран, V-56).

Европейские либералы и защитники демократических ценностей наивно полагают, что со временем основная масса ищущих сейчас убежище в Европе ассимилируется и примет культуру тех стран, в которых они разместятся. Но они не учитывают то, что продолжающийся финансово-экономический кризис и внутренние разногласия в Евросоюзе объективно будут препятствовать этой изначально утопичной идее.

В действительности эмигранты могут рассчитывать только на существование в гетто, где они будут получать мизерное пособие или выполнять низкоквалифицированную и малооплачиваемую работу. Такие условия будут только способствовать радикализации эмигрантской среды, которая и без того насквозь пропитана салафитскими и джихадистскими стереотипами.

Мы даже не поднимаем тему, связанную с тем, что под маской ищущих в Европе убежище могут скрываться адепты «Исламского государства» (запрещенная в России террористическая организация — прим. ред.). Было бы удивительно, если бы сторонники «халифата» не воспользовались такой благоприятной возможностью для инфильтрации своих боевиков в столь ненавистные им страны неверных.

Европейцы должны четко осознать, что с публикой, которая к ним прибывает, невозможно о чем-либо договориться. Мусульманское право (шариат) допускает только заключение временного соглашения с неверными (худна) сроком до десяти лет. После (а скорее всего, даже раньше) все вернется на круги своя — и продолжится война, которая не прекращается уже 14 веков.


1. Тhe European Agency for the Management of Operational Cooperation at the External Borders of the Member States of the European Union (Frontex). More than 500 000 migrants detected at EU external borders so far this year. September 14, 2015.
2. «The Economist». How many migrants to Europe are refugees? September 7, 2015).
3. «The Guardian». 10 truths about Europe’s migrant crisis. August 10, 2015.
4. «Russia Today». Dutch journalist easily buys fake Syrian passport, says terrorists can do it too. September 16, 2015.
5. The UN Refugee Agency. Refugees/Migrants Emergency Response, UNHCR. September 4, 2015.
6. The UN Refugee Agency. Kuwait extends residency permits for Syrians». UNHCR. September 2, 2015).
7. «The Economist». Everything you want to know about migration across the Mediterranean. May 4, 2015.
8. Медников Н. А. Палестина от завоевания ее арабами до крестовых походов по арабским источникам // «Православный Палестинский сборник», т. XVI, вып. 2, СПб., 1897–1903. — Т. 2. — С. 141.
9. Беляев Е. А. Арабы, ислам и арабский халифат в раннее средневековье. М.: Наука; Глав. ред. восточной лит-ры, 1966. — С. 140.
10. Kettani H. Muslim Population in Europe: 1950–2020 // International Journal of Environmental Science and Development (IJESD). 2010. Vol. 1. № 2. — P. 154–164.
11. Кроме иудеев и христиан, всех других Коран призывает
к немедленному уничтожению (Коран, II-187).

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу