Наземная операция в Сирии: когда?

08.02.16
Эксклюзив

Наземная операция в Сирии: когда?

Эксперты МГИМО: Ярлыкапов Ахмет Аминович, к.ист.н.

В начале февраля представители Саудовской Аравии заявили о готовности начать наземную операцию в Сирии. Эр-Рияд ждет отмашки от Пентагона и, видимо, получит ее уже в ближайшее время — что дальше? Чем обусловлено и что означает для всех сторон участие Саудовской Аравии в сухопутной операции? Вынудит ли это Россию вступить в наземную операцию? На эти вопросы ответил старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности ИМИ Ахмет Ярлыкапов.

Саудовская Аравия, заявив о готовности вступить в наземную операцию на стороне возглавляемой США коалиции, на мой взгляд, пока вступает лишь в словесную борьбу, повышая градус в и так раскаленной обстановке вокруг Сирии. Кстати, вслед за Королевством о готовности вступить в операцию в Сирии заявили также и госминистр по иностранным делам ОАЭ Анвар Гаргаш, возможно, будут заявления и от других союзников КСА в регионе.

Для них вызывающими большую тревогу являются успехи сирийских правительственных сил, которые расширяют наступление при поддержке российских ВКС, что означает ухудшение позиций союзных с ними оппозиционеров на переговорах по урегулированию в Сирии.

Есть в этой проблеме еще один аспект — все стороны, вовлеченные в конфликт, понимают, что в той или иной мере для победы в борьбе с ИГ не обойтись без наземной операции. Понятно, что страны западной коалиции не горят желанием в нее вступать, в первую очередь, памятуя опыт вступления в Ирак, например, а также учитывая эсхатологический характер идеологии террористов из ИГ, которые считают, что именно в Сирии, близ города Дабик, состоится последняя апокалиптическая битва мусульман с «ромеями» (т.е. силами Запада). Пока применяется тактика изматывания сил ИГ путем атак с воздуха и постепенного отвоевывания территорий с участием местных сил (правительственных сил Ирака, курдов и т.д.). Но в случае, если западная коалиция все же решится на широкомасштабную наземную операцию, мусульманские союзники могут понадобиться для попыток нейтрализации пропаганды ИГ, да и вообще ситуация в Сирии неразрешима без активного участия суннитов.

И все же есть много сомнений в том, что западная коалиция в ближайшее время решится на наземную операцию. Опять же, опыт прежних вторжений показывает, что они способны лишь сделать ситуацию еще хуже, а в случае с ИГ есть риск того, что террористы просто разбредутся по миру, а на территории Сирии и Ирака просто перейдут в подполье.

И, наконец, третий, и немаловажный аспект — это иранский (шиитский) фактор. Суннитские режимы Залива весьма ревниво следят за вмешательством Ирана в Сирии, вовсе не желая усиления его позиций в этой стратегически важной ближневосточной стране. Конечно, гипотетическая наземная операция в случае ее начала является для них хорошим шансом «подвинуть» Иран и усилить свои позиции.

Таким образом, заявления властей Саудовской Аравии и ОАЭ о готовности участвовать в наземной операции в Сирии пока больше похожи на попытки психологически воздействовать на своих противников, нежели на реальную готовность выступить прямо сегодня, тем более что обе стороны прямо указали, что степень их участия будет зависеть от шагов Соединенных Штатов. И все же само расширение числа претендующих на участие в делах Сирии является вызовом для России, поскольку ни КСА, ни ОАЭ, увы, не относятся к нашим союзникам. А значит, России придется с ними в той или иной мере конкурировать. Будем надеяться, что исключительно на переговорах об обустройстве Сирии.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу