О чем говорил Г.Киссинджер

09.02.16
Эксклюзив

О чем говорил Г.Киссинджер

Эксперты МГИМО: Гаман-Голутвина Оксана Викторовна, д.полит.н., профессор

На прошлой неделе состоялся визит бывшего госсекретаря США Г.Киссинджера в Москву. В ходе визита он встретился с президентом РФ В.Путиным, министром иностранных дел РФ С.Лавровым. Кроме того, Г.Киссинджер выступил на открытии Центра внешнеполитического сотрудничества имени Е.М.Примакова. Во встрече с патриархом американской дипломатии приняла участие заведующая кафедрой сравнительной политологии МГИМО, президент Российской ассоциации политической науки О.Гаман-Голутвина, которая ответила на ряд вопросов портала МГИМО.

На встрече с Г.Киссинджером в Центре внешнеполитического сотрудничества имени Е.М.Примакова присутствовали заместитель министра иностранных дел РФ С.Рябков; бывший министр иностранных дел СССР, президент Внешнеполитической ассоциации А.Бессмертных; бывший министр иностранных дел, президент Российского совета по международным делам РФ И.Иванов; член дирекции ИМЭМО РАН, в прошлом — руководитель Службы внешней разведки и заместитель министра иностранных дел, генерал армии в отставке В.Трубников; академик-секретарь Отделения общественных наук РАН, декан факультета мировой политики МГУ А.Кокошин; декан факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ профессор С.Караганов; научный руководитель Института США и Канады РАН академик РАН С.Рогов; член дирекции ИМЭМО РАН академик РАН В.Барановский; научный руководитель Института востоковедения РАН член-корреспондент РАН В.Наумкин; исполнительный директор Фонда поддержки публичной дипломатии им. А.М.Горчакова Л.Драчевский; члены семьи Е.Примакова; бывший специальный помощник президента Джорджа Буша-младшего, управляющий директор фирмы Kissinger and Associates Том Грэм.

— Каковы причины и цели очередного визита Г. Киссинджера? Киссинджер встречается с Путиным практически ежегодно на протяжении почти двадцати лет. Что обсуждалось в этот раз?

— Текущую ситуацию в международных отношениях в целом и в российско-американских отношениях в частности обоснованно характеризуют как кризисную и наихудшую со времен окончания холодной войны: более опасным в эпоху после Второй мировой войны был, пожалуй, только момент Карибского кризиса в начале 1960-х гг. Представляет интерес характеристика сегодняшней ситуации Г. Киссинджером: он говорит о беспрецедентности современных потрясений. Причем характерна интерпретация Киссинджером причин нынешнего кризиса: если прежде глобальные международные угрозы отождествлялись с сосредоточением власти у доминирующего государства, нынешние вызовы зачастую проистекают из ослабления государственной власти и роста числа неконтролируемых территорий. «Ни одно государство не в силах самостоятельно справиться с этим распространяющимся вакуумом власти, вне зависимости от его силы». Отсюда — крайняя востребованность кооперации усилий крупных держав, прежде всего, США и России, а также других влиятельных игроков. Элементы конкуренции в решении традиционных конфликтов в межгосударственной системе должны быть сдерживаемы с тем, чтобы конкуренция оставалась в пределах границ и создавала условия для предотвращения повторения опасной ситуации.

Одна из наиболее болезненных проблем в российско-американских отношениях состоит в том, что к настоящему времени разрушены не только многие каналы и форматы официальной коммуникации (хотя этот факт сам по себе прискорбен), но и утрачена культура диалога, вне которой невозможно реальное взаимодействие игроков и урегулирование острых конфликтов; под угрозой глобальная стабильность, а ставки и риски высоки как никогда за несколько последних десятилетий. Российское руководство в американских СМИ в высшей степени демонизировано, в том числе в рамках форматов, которые наносят репутационный ущерб и своим авторам (как например, пресловутый доклад судьи Оуэна о причастности российского руководства к убийству Александра Литвиненко). Подобная демонизация в еще большей степени затрудняет коммуникацию, однако в условиях кризиса потребность в диалоге не только не снижается, но очевидно актуализируется.

Ветеран американской дипломатии Г.Киссинджер семьдесят лет своей карьеры посвятил участию в американо-советских и американо-российских отношениях и мировой политике в целом и участвовал в урегулировании не одного острого кризиса. Привлечение оставивших официальные посты политиков является традицией американской политики. Не удивительно, что в условиях фактического коллапса каналов официальных коммуникаций на высшем уровне востребован авторитет патриарха американской дипломатии. Повестка очевидна — Сирия, Украина, российско-американские отношения в контексте сирийского и украинского кризиса.

— Что за стратегическая концепция американо-российских отношений? Что имеет в виду Киссинджер?

— Представляется, что одной из базовых проблем в российско-американских отношениях является неготовность одной из сторон к равноправному партнерству и, соответственно, неготовность к компромиссам, в результате чего позиции сторон выглядят как игра с нулевой суммой. Опыт Киссинджера в данном контексте особенно важен, ибо многие десятилетия в качестве дипломата он работал в рамках взаимоотношений стран, выступавших в качестве непримиримых оппонентов. Однако именно этот опыт убедил его в том, что даже в отношениях соперничающих стран можно руководствоваться концепцией стратегической стабильности. В условиях новых реалий, для определения которых Киссинджер употребляет неприемлемое на официальном уровне в США понятие многополярности (и это крайне характерно), необходимо переформатирование восприятия России, которая должна восприниматься не как угроза США, а как важная часть системы глобальной стабильности. Представляет интерес дословная цитата из выступления Киссинджера: «Наши долгосрочные интересы предполагают преодоление текущей нестабильности и создание нового баланса сил, многополярного и взаимосвязанного мира». Киссинджер открыто говорит, что отношения России и США — равно, как и мир в целом — весь мир, нуждаются в более прочных гарантиях безопасности.

Он выступает как сторонник реализма, когда говорит, что достижение более прочной безопасности невозможно вне реального диалога, что предполагает готовность считаться с интересами друг друга и предрасположенность к компромиссу. К сожалению, казавшийся низшей точкой российско-американских отношений формат взаимодействия при позднем Буше сегодня уже не кажется таковым. Достижению нового уровня взаимопонимания может способствовать признание того, что дальнейшее обострение конфронтации чревато неприемлемыми рисками для обеих сторон, и нейтрализация тех сил в США, которые делают ставку на дальнейшее обострение конфронтации.

Очевидно, что с действующей американской администрацией вряд ли удастся достичь нового качества отношений, однако сам факт грядущей смены караула в Вашингтоне дает некоторые надежды если не на стабилизацию, то, во всяком случае, является поводом для усилий по их улучшению. Несомненно, риторика кандидатов на высший государственный пост США не предоставляет повода для оптимизма, но позвольте выразить надежду, что известная поговорка о том, что никогда так не лукавят, как на охоте и перед выборами, имеет не только негативный смысл и оттенок.

Артикулированная Киссинджером позиция состоит в том, что Россия должна восприниматься как неотъемлемый элемент любого нового глобального равновесия: долгосрочные интересы обеих стран требуют такого мироустройства, в котором нынешние потрясения и изменчивость трансформировались бы в новое равновесие — все более многополярное и глобализированное. Эта позиция, несомненно, является позитивной и заслуживает безусловного внимания.

— А что касается Украины и Сирии?

— Позиция бывшего госсекретаря состоит в том, что без нормализации российско-американских отношений невозможно урегулирование острых кризисов на Украине и в Сирии. Международному сообществу, прежде всего, необходимо уладить украинский конфликт, и только затем обсуждать отношения Киева и Москвы, считает бывший госсекретарь США Генри Киссинджер. Он повторяет, что Украина должна восприниматься не как страна, которая занимает позицию либо Запада, либо Востока, а как государство, которое должно быть мостом между ними. Заслуживает упоминания замечание Киссинджера о том, что со стороны Запада демонизация Путина — это не политика, а попытка оправдаться за ее отсутствие.

Совместные усилия США и России с участием других крупных держав могут создать платформу для мирных решений на Ближнем Востоке и в других регионах. Прежде всего, это касается Сирии, где местные и региональные группировки не способны найти решение самостоятельно.

Не думаю, что стоит испытывать завышенные ожидания в связи с состоявшимся визитом — вряд ли один визит может переломить складывавшиеся довольно долго нисходящие тенденции в межстрановых отношениях, однако сам факт диалога дает основания для надежды.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу