Парламентские выборы в Каталонии: поражение и победа сепаратизма

30.09.15

Парламентские выборы в Каталонии: поражение и победа сепаратизма

Эксперты МГИМО: Хенкин Сергей Маркович, д.ист.н.

Парламентские выборы, состоявшиеся 27 сентября 2015 г., стали, пожалуй, самыми важными в истории Каталонии. Сепаратистские силы придали им характер референдума, хотя в соответствии с испанской конституцией автономии не могут проводить референдум без согласия властей и разрешительного общенационального референдума. Каталонцы, по сути, отвечали на вопрос, хотят ли они создать собственное государство или остаться в составе Испании.

Выборы принесли сепаратистским силам абсолютное большинство депутатских мест. Однако собранных ими голосов не хватает для абсолютного большинства, что затрудняет осуществление планов сецессии. Тем не менее результаты выборов бросают вызов политическим элитам Испании и всего Евросоюза. От их действий теперь во многом зависят и перспективы развития переживающей трудные времена испанской государственности, и в определенной степени положение дел в самом Евросоюзе.

Расклад политических сил после выборов

Выборы стали рекордными для Каталонии по явке за последние тридцать лет — в них приняли участие более 77% избирателей. Победу одержала коалиция «Junts pel Si» («Вместе за „Да“»), в которую входят объединение «Демократическая конвергенция Каталонии» и Левые республиканцы Каталонии. Она получила 62 депутатских места — меньше, чем требуется для абсолютного большинства, составляющего 68 мандатов. У еще одной партии, выступающей за отделение Каталонии, под названием «Кандидатура народного единства» (CUP) — 10 мандатов. Таким образом, в совокупности сепаратисты завоевали 72 места, т. е. абсолютное большинство в парламенте автономии.

Иначе обстоит дело с числом полученных голосов1. Коалиция «Вместе за „Да“» собрала 39,6%, «Кандидатура народного единства» — 8,2%, что вместе составляет 47,8% голосов и не дотягивает до абсолютного большинства. Иными словами, большинство избирателей высказались против сецессии, за сохранение многовековых связей с Испанией. Тем не менее лидеры сепаратистов утверждают, что одержали победу, легитимизирующую их действия, и намерены продолжить борьбу за отделение региона от Испании.

При этом сами сепаратисты сталкиваются с серьезными проблемами. Коалиция «Вместе за „Да“» может продвигать свои планы в жизнь, только блокируясь с «Кандидатурой народного единства», которая становится хозяином положения. Между тем последняя заявляет, что не поддержит нынешнего президента автономного правительства и лидера коалиции «Вместе за „Да“» Артура Маса на предстоящих выборах главы автономии. О своем нежелании поддерживать А. Маса заявляют и другие партии. Выдвижение иной кандидатуры на пост президента автономии может создать сложности с формированием нового правительства и вызвать к жизни разные варианты партийных коалиций. Существенно и то, что правоцентристскую «Демократическую конвергенцию Каталонии», важнейшее звено коалиции «Вместе за „Да“», и левую антисистемную «Кандидатуру народного единства» объединяет только требование независимости Каталонии. Да и отношения между участниками коалиции «Вместе за „Да“» далеко не безоблачные.

Следует также иметь в виду, что лагерь сепаратистов в плане отношений с государством неоднороден, отчасти он представляет собой искусственное образование. Только треть сепаратистов настаивают на одностороннем провозглашении независимости, тогда как две трети высказываются за переговоры с центральным правительством об условиях обретения автономией независимости. Лишь 2 из каждых 10 избирателей хотят быть только каталонцами, в то время как 6 из 10 — и каталонцами и испанцами. Они высказываются за независимость из тактических соображений, чтобы сигнализировать центральному правительству о недопустимости сохранения статус-кво в политико-юридических отношениях между Каталонией и Испанией и необходимости искать компромиссный вариант.

В лагере сторонников сохранения территориальной целостности Испании лидирующие позиция заняла партия «Ciudadanos» («Граждане»), образованная в Каталонии в 2006 г. и входящая, по данным опросов, в четверку ведущих партий страны. Она получила 25 мандатов (17,9% голосов). Социалистическая партия Каталонии завоевала 16 мест (12,7%), правящая в Испании Народная партия — 11 (8,5%). Для последней это стало тяжелым поражением, поскольку в уходящем составе парламента у нее было 19 мест. 11 мандатов получила и коалиция «Catalunya Si que es Pot» («Каталония, да, это возможно»), в которую входит партия «Podemos» («Мы можем»), ставшая в последние годы влиятельной силой национального масштаба. Однако однозначно относить эту коалицию к антисепаратистскому лагерю нельзя, так как она призывает провести в автономии референдум для выяснения реального соотношения сил. Лагерь противников независимости фрагментирован, что затрудняет создание альтернативного блока.

Судя по всему, после 27 сентября разобщенное каталонское общество вступает в полосу нестабильности.

Аргументы сепаратистов: мифы и реалии

Каталонское правительство приложило большие пропагандистские усилия к тому, чтобы идея независимости обрела максимально широкую поддержку. В общественное сознание внедрялось представление об эксплуатации Каталонии «неэффективным испанским государством», о субсидировании этой автономией всей страны. Широкую популярность приобрело выражение «Мадрид грабит нас». Эксперты же считают, что, хотя уровень производства в регионе не соответствует уровню потребления, Испания не относится к Каталонии так «грабительски», как это пытается представить правительство региона.

Другой распространенный аргумент сепаратистов — подчеркивание негативного отношения Мадрида к каталанскому языку и культуре. Между тем в последние десятилетия из региона усиленно выживался испанский язык. Получение среднего образования на испанском во многих районах Каталонии невозможно. Без знания же каталанского языка зачастую нельзя устроиться на работу. Показательно и то, что людям со школьного возраста внушается идея величия каталонской нации, хотя этот регион никогда не имел собственной государственности.

Пропаганда такого рода, в которой присутствуют изрядная доля демагогии и искажения исторической правды, оказывает влияние на часть населения. Идея Каталонии как отдельной нации, которая должна существовать независимо от Испании, проникла в сознание многих жителей автономии. Сторонники отделения от Испании полагают, что, обретя независимость, регион избавится от нынешних невзгод и вступит в эру процветания.

Цена независимости для Каталонии

Если гипотетически рассматривать сецессию как свершившийся факт, нет сомнений в том, что Каталония, по численности населения не уступающая Швейцарии, по территории близкая Бельгии, имеющая валовой внутренний продукт примерно равный ВВП Норвегии, сумеет выжить в одиночку. Каталония — один из четырех общепризнанных локомотивов Европы — наряду с Ломбардией в Италии, регионом Баден-Вюртемберг в Германии и регионом Рона-Альпы во Франции.

Вместе с тем сецессия повлечет за собой серьезные негативные последствия: цена разрыва с Испанией будет высокой, а преимущества — неопределенными. Во-первых, Каталония окажется вне ЕС и зоны евро. Согласно законодательным установкам Европейского союза, любая территория, которая выходит из государства-члена ЕС, автоматически исключается из Союза. Каталония будет вынуждена отказаться от евро и создать собственную валюту. Она лишится доступа к кредитам Европейского центрального банка, окажется вне Шенгенской зоны, гарантирующей живущим здесь гражданам свободу передвижения. Экономисты предсказывают отток капиталов, передислокацию в другие регионы предприятий и банков, желающих иметь возможность вести расчеты в евро, снижение доходов от туризма, одного из ключевых секторов экономики, развитие и поддержание инфраструктуры которого завязано на Испанию. Будут введены пошлины на ввоз каталонских товаров в страны ЕС, что заметно снизит их конкурентоспособность. Во-вторых, ВВП Каталонии сократится примерно на 20%, а доходы на душу населения станут ниже средних показателей по автономиям Испании. Неудивительно, что крупные каталонские предприниматели и банки, связанные с внутренним рынком, проявляют беспокойство и дистанцируются от сепаратистских сил. В-третьих, после отделения Каталония окажется вне всех крупных международных организаций — не только ЕС, но и ВТО, ООН, НАТО.

А.Мас и его команда прилагают большие усилия к тому, чтобы проект отделения от Испании был одобрен международным сообществом. В сентябре 2015 г. правительство Каталонии разослало послам стран, аккредитованных в Испании, меморандум, в котором обосновывается позиция сепаратистского блока. Показательно, что это двадцатый по счету документ такого рода. Первый меморандум был направлен в зарубежные посольства еще в сентябре 2013 г. Приглашение присутствовать на выборах 27 сентября посланы многим депутатам Европарламента и национальных парламентов. Однако шансы на международное признание независимой Каталонии невелики. Лидеры многих стран хотят видеть Испанию не слабой и разобщенной, а сильной и единой.

Разумеется, нельзя забывать и другие стороны проблемы. Каталония крайне важна для Испании. Ее отделение приведет к очень серьезным политическим и экономическим последствиям, в числе которых — возможный «эффект домино», т. е. вал сецессий других автономных областей. Отсоединение Каталонии станет вызовом и для Евросоюза, в арсенале которого нет механизма реагирования на распад государств-членов. Вместе с тем правовые нормы ЕС, не предусматривающие вступление в него отдельных регионов, отсоединившихся от стран-членов, не запрещают такое вступление. Вопрос в правовом отношении не решен.

Проблема Каталонии — это проблема Испании

Каталония не может стать независимой в одночасье. План сепаратистов, известный только в общих чертах, предполагает, что процесс отделения от Испании займет до 18 месяцев. В ходе него будут сформированы государственные институты, принята и утверждена на референдуме конституция, провозглашена независимость. Взяв курс на сецессию, сепаратисты нарушают существующие правовые нормы и вступают в противоречие с государством, которое может использовать любые законные средства для сохранения территориальной целостности. Правящая Народная партия не скрывает своей готовности это сделать. Она не признает «плебисцитарный» характер выборов и заявляет, что речь идет об обычных выборах в парламент автономного сообщества.

Следует отметить, что позиция Мадрида в отношении проведения референдума об отделении принципиально отличается от позиции Лондона, разрешившего такой референдум в Шотландии и заявившего о готовности признать его итоги. Важная причина различий в подходах носит исторический характер. Великобритания традиционно не стремилась к ассимиляции входивших в ее состав территорий. Напротив, Испания, как и Франция, стремилась к такой ассимиляции.

В каталонском конфликте четко обозначены две своего рода крайние позиции, глубоко разобщающие социум этого региона и всей Испании: сепаратистов, стремящихся сломать существующий конституционный порядок, и сторонников статус-кво (его представляет прежде всего правящая Народная партия), твердо оберегающих этот порядок. По мнению многих экспертов, обе эти позиции закрывают путь к диалогу и поискам решения проблемы. В противовес обеим в плюралистическом испанском обществе идет поиск жизнеспособной альтернативы, которая позволила бы разрешить или хотя бы смягчить каталонскую проблему.

Одну из таких альтернатив предлагает ассоциация «Третий путь», в которой участвуют видные политики и интеллектуалы. В числе сторонников — ведущая оппозиционная Испанская социалистическая рабочая партия (ИСРП). Приверженцы третьего пути видят выход в развитии переговорного процесса между сепаратистами и основными политическими партиями, прежде всего Народной партией. Идейно-политической основой диалога они считают конституционную реформу, предполагающую глубокое реформирование Государства автономий — унитарного государства с элементами федерации, которое должно развиваться в направлении подлинной федерализации. Реформирование конституции в федеративном духе ставит важной задачей признать «своеобразие» Каталонии, связанное с ее историей, культурой, языком и необходимое для того, чтобы окончательно «включить ее в Испанию» (1; 2).

Как правительство М.Рахоя ответит на вызов каталонского сепаратизма? Содержание этого ответа тем более важно, что 20 декабря, меньше, чем через три месяца, в Испании состоятся, пожалуй, самые значимые в ее современной истории парламентские выборы. В ходе этих выборов правящая партия столкнется с сильной конкуренцией со стороны не только традиционного соперника — ИСРП, но и двух новых акторов — «Podemos» и «Ciudadanos», набирающих политические очки.

Тупиковая ситуация в отношениях центральной власти и сепаратистов — это еще и свидетельство недостаточной эффективности многих политических институтов Испании, устарелости ряда положений конституции в части политико-территориального устройства страны, отсутствия устремленного в будущее коллективного общественного проекта. Вполне возможно, что каталонский кризис станет, как это ни парадоксально, своего рода встряской, стимулирующей совершенствование институтов политической системы. В этом отношении значение предстоящих в декабре 2015 г. парламентских выборов трудно переоценить, поскольку проблема Каталонии — это проблема Испании.


1 Несоответствие между количеством мест в парламенте,
полученных партиями, и числом набранных ими голосов объясняется
особенностями избирательного законодательства.
Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Российский совет по международным делам»
Распечатать страницу