Парламентские выборы в Сирии

12.04.16
Эксклюзив

Парламентские выборы в Сирии

Эксперты МГИМО: Крылов Александр Владимирович, д.ист.н.

Весенние выборы в Сирии: конец ли «арабской весны»? О предстоящих парламентских выборах в Сирийской Арабской Республике рассказывает профессор кафедры востоковедения, ведущий научный сотрудник Центра ближневосточных исследований ИМИ Александр Крылов.

13 апреля в Сирии состоятся парламентские выборы. В соответствии с действующей конституцией в Народное собрание будут избраны 250 представителей. По результатам выборов будет сформировано новое правительство. Россия как государство-сопредседатель процесса переговоров по сирийскому урегулированию официально поддержала решение президента САР Б.Асада провести внеочередные выборы. Спецпредставитель президента РФ по Ближнему Востоку М.Богданов отметил, что «апрельские выборы не противоречат мирному процессу».

Напомним, что предыдущие выборы были проведены в августе 2012 г., т.е. в самый разгар продолжающегося уже почти пять лет сирийского конфликта. Накануне выборов правительство Б.Асада отменило чрезвычайное положение в стране, действовавшее с 1963 г., и осуществило ряд принципиально важных конституционных реформ, что способствовало увеличению представительства оппозиционных сил в Народном собрании до 40 мандатов.

Согласно ныне действующей конституции САР, электоральная система построена таким образом, что в правительственную коалицию могут попасть политические организации, признающие руководящую роль партии «Баас» во главе с президентом Б.Асадом. Эта коалиция носит название «Национальный прогрессивный фронт» (НПФ). На выборах 2012 г. в НПФ, помимо правящей партии «Баас» (134 места), вошли 9 проправительственных объединений, придерживающихся панарабских, националистических, социалистических и коммунистических установок (35 мест). Умеренный оппозиционный Народный фронт за перемены и освобождение, оформившийся сразу после начала антиправительственных выступлений в августе 2011 г. на базе протестных комитетов, которые стихийно возникли во всех основных городах Сирии, получил 5 мест. Остальные места в Народном собрании распределились между независимыми кандидатами и представителями крестьянских и рабочих комитетов.

Предстоящие выборы также открыты для оппозиции, но не для тех ее представителей, кто требует устранения правящей партии «Баас» и ее лидера в качестве основного условия для проведения общесирийских выборов и, естественно, тех оппозиционеров, которые несут ответственность за военные преступления.

Подчеркнем, что текущие выборы проходят в принципиально новой обстановке. Решительные действия российских ВКС коренным образом изменили ситуацию в стране. Успех правительственных войск и сил национальной самообороны при поддержке российской авиации способствовал прорывному наступлению на позиции террористических формирований и мятежников в ключевых городах — Алеппо, Идлибе, Латакии, Дейр эз-Зоре; успешно завершена операция по освобождению исторического и стратегически важного города Пальмира. «Исламское государство», «Джабхат ан-Нусра» [1] и др. террористические группировки отступают и фактически оказались отрезанными от трафиков снабжения продовольствием, топливом, деньгами и оружием. Вооруженные отряды террористов деморализованы и их уничтожение на территории САР при существующем раскладе сил реально может завершиться к концу лета 2016 г. А главное, при активном участии России было достигнуто долгожданное перемирие, и был открыт путь к мирным переговорам с участием тех сил, которые заинтересованы в урегулировании конфликта. Поддержка со стороны США и большей части стран возглавляемой ими коалиции переговорного процесса в Женеве в новом формате и режима прекращения огня — еще одно подтверждение того, что благодаря позиции, занятой Россией по сирийскому вопросу, расстановка сил изменилась в позитивную сторону.

Однако ситуация вокруг Сирии все еще остается чрезвычайно сложной, неопределенной и крайне опасной. Мирный исход — это не то, на что рассчитывали некоторые стороны конфликта, по-прежнему заинтересованные в дальнейшей дестабилизации обстановки в Сирии, ведущей к дезинтеграции и распаду страны.

Сейчас многое будет зависеть от того, будет ли способна сирийская оппозиция преодолеть внутренние разногласия и отказаться от прежних политических амбиций? Будет ли оппозиция способна проявить волю и совместными усилиями в сотрудничестве с нынешними сирийскими властями, МГПС, ООН и другими сторонами приступить к осуществлению задач, которые обозначены в резолюции 2254 СБ ООН?

По мере разрастания конфликта сирийская оппозиция приобрела довольно сложную конфигурацию, имеющую несколько направлений: внутреннее и внешнее, светское и религиозное, военное и пацифистское, умеренное и радикальное.

За годы гражданского противостояния большая часть внутренней оппозиции объективно пришла к осознанию необходимости скорейшего и безотлагательного примирения. Основные силы внутренней оппозиции, действующие в рамках Народного фронта за перемены и освобождение (НФПО) и Национального координационного комитета за демократические перемены (НККДП) сейчас готовы к позитивному сотрудничеству с официальным Дамаском. В окружении Б.Асада есть понимание того, что широкая умеренная оппозиция — даже несмотря на резкие заявления в адрес ныне правящего политического руководства — должна принять участие и в выборах, и в работе Народного собрания. Обе стороны уже сделали шаги навстречу друг другу: 10 августа 2014 г. НФПО и НККДП подписали Меморандум о взаимопонимании, в котором, в частности, отмечалось, что «нынешний автократический режим способен трансформироваться в демократическую плюралистическую систему». Правительство Б.Асада, способствуя сближению внутренней оппозиции и действующей власти, объявило широкую амнистию, которая распространяется на всех, кто не совершал военных преступлений и не состоял в джихадистских группировках.

Что касается внутренней оппозиции, представленной Национальной коалицией сирийских революционных и оппозиционных сил (НКРОС) и Сирийским национальным Советом (СНС), то она, как и прежде, идет на поводу у своих зарубежных спонсоров — т.н. «друзей Сирии» и, прежде всего, США. Не дожидаясь итогов сирийских выборов, Госдеп США уже официально сообщил, что «Вашингтон не будет рассматривать парламентские выборы в Сирии 13 апреля в качестве легитимных». Известные террористические и радикально-исламиссткие группировки, которые не признают ни правительства Б.Асада, ни международного процесса по урегулированию, понятно, попытаются сделать все возможное, чтобы обострить ситуацию в стране.

Очевидно, что на апрельских выборах 2016 г. в Сирии победу одержит вновь партия «Баас» во главе с Б.Асадом. И обвинения Запада и внешней оппозиции в том, что действующая система выборов устроена так, что она обеспечивает победу правящей партии, в данном случае звучат безосновательно. При любой и самой демократической системе выборов на сегодняшний день в Сирии победит Б.Асад, альтернативы ему попросту нет. Зарубежные «оппозиционеры в креслах», заседающие в пятизвездочных отелях на деньги западных, турецких и саудовско-катарских меценатов, объективно не смогли выдвинуть сколь-нибудь достойную кандидатуру, способную на равных конкурировать с нынешним президентом. Нет такой кандидатуры и в стане внутрисирийской оппозиции. За Б. Асада проголосует большинство сирийцев лишь по одной причине: не он развязывал войну, которая ввергла Сирию в состояние крупнейшей гуманитарной катастрофы современности, не он, а оппозиция и поддерживающие ее «друзья Сирии» способствовали проникновению в страну иностранных наемников и террористов. Все пять лет конфликта Б.Асад последовательно противостоял тем самым террористам, которые сейчас представляют угрозу для всего цивилизованного мира. При всех недостатках, которые, безусловно, были присущи правящему «баасистскому» режиму, до спровоцированных «арабской весной» событий осени 2011 г., Сирия была вполне благополучной по меркам Ближнего Востока страной, игравшей существенную роль в решении глобальных политических и экономических проблем региона. Сирия под руководством Б.Асада выдерживает все массированные атаки внутренних и внешних врагов. Именно по этим причинам и на Западе, и в США вынуждены были пересмотреть отношение к Б.Асаду и отказаться от прямолинейных заявлений с требованием его немедленного ухода.

Несмотря на то, что Б.Асад и силы, поддерживающие его, пользуются сейчас наибольшей поддержкой в сирийском обществе (около 47 % опрошенных ответили, что только правящий режим способен вывести страну из затянувшегося кризиса) [2], будущим избранникам в Народный совет и правительство предстоит решать исключительно серьезные и труднейшие задачи. И дело не только в угрозах и вызовах, исходящих от террористических формирований и внешних сил, стремящихся к разрушению сирийских государственности и суверенитета.

Даже в случае достижения окончательного мирного соглашения между враждующими сторонами в Сирии на повестку дня неизбежно встанет еще более острый вопрос — в состоянии ли мировое сообщество объединить усилия, а главное — изыскать средства для восстановления в стране того, что было разрушено в ходе пятилетнего конфликта? Уже подсчитано, что на реставрацию экономики Сирии может потребоваться 689 млрд долл. (!), если военный конфликт в регионе прекратится в 2016 году. Эта сумма в 140 раз превышает размер гуманитарной помощи, которую мировое сообщество предполагает оказать Сирии, и, возможно, возрастет до 1,7 трлн долл. в случае продолжения военного конфликта до 2020 года [3]. Для решения проблем восстановления страны ни нынешнее, ни следующие правительства не смогут справиться без международной помощи. А вот сумеет ли это сообщество преодолеть свои разногласия — это вопрос уже выходящий за рамки сирийского конфликта.

__________________________________

1. 29 декабря 2014 г., по иску Генеральной прокуратуры, Верховный суд России признал организации «Исламское государство Ирака и Леванта» и «Джабхат ан-Нусра» террористическими международными организациями и запретил их деятельность в России.
2. Suppose a respectable opinion poll found that Bashar al-Assad has more support than the Western-backed opposition. Would that not be major news? The survey, conducted by ORB International. December 11, 2015.
3. The Cost of Conflict for Children. Five years of the Syria Crisis. London: Frontier Economics and World Vision International. March 2016. — P. 1.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу