Итоги года: перезагрузка российско-турецких отношений в сфере ТЭК

19.01.17
Итоги года

Итоги года: перезагрузка российско-турецких отношений в сфере ТЭК

Эксперты МГИМО: Гулиев Игбал Адиль Оглы, к.экон.н., доцент

Доцент базовой кафедры ПАО «Транснефть» «Внешнеэкономическая деятельность в области транспорта энергоресурсов» И.А.Гулиев — о российско-турецких отношениях в сфере ТЭК и перспективах развития ситуации в будущем.

Турция является динамично развивающейся страной, которая стабильно занимает лидирующие позиции в мире по темпам роста потребления природного газа и электроэнергии. Географическое расположение Турции определяет основное направление развития энергетического сотрудничества для удовлетворения потребностей страны, прежде всего с Россией. Статистические данные внешней торговли между Россией и Турцией демонстрируют устойчивый рост энергооборота. Вместе с тем 70 % российского экспорта в Турцию составляет нефть, нефтепродукты, природный газ, каменный уголь [1].

Ключевыми препятствиями на пути развития экономических отношений остаются политические неопределенности и военные конфликты, в которых две страны противопоставляют друг другу, но осознание необходимости эффективного взаимодействия на сегодняшний день настраивает страны на дружбу и согласие. В конце 2015 года начался затяжной кризис в отношениях между странами. Охлаждение отношений между РФ и Турцией происходило в течение нескольких месяцев, главным камнем преткновения была проблема в Сирии и ее будущее.

В 2016 году началось медленно размораживание отношений между Россией и Турцией. И даже если по многим вопросам страны все еще не могут найти общий язык, в целом они перешли к открытому диалогу, несмотря на периодические провокации с разных сторон. Возобновление коммуникации между Турцией и Россией стало не только следствием неудавшегося государственного переворота в Турции. Во многом, такому резкому сближению способствовали процессы, связанные с получением потенциальных дивидендов политического и финансового характера: Турция значительно потеряла от российских «туристических», продовольственных и других экономических санкций, а Российской Федерации был интересен альтернативный вариант сорвавшемуся «Южному потоку» для обеспечения безопасного транзита российского газа в Европу (в обход Украины).

Несмотря на политические разногласия, страны в 2016 году продолжали и продолжают тесные взаимовыгодные экономические отношения в сфере энергетики. Существует тенденция расширения торговли энергоресурсами между странами. Так, дочерняя компания ПАО «Лукойл» реализует проекты по развитию розничной торговли нефтепродуктами на территории Турции [2]. Реализуются совместные проекты по разведке и добыче углеводородов на территории России и третьих стран. Турецкая государственная нефтяная компания (ТРАО) осуществляет сотрудничество с российскими компаниями в сфере добычи. В частности, принимает активное участие в разработке Байтуганского месторождения в Волго-Уральском регионе, а также входит в консорциум по разработке азербайджанского месторождения «Шах-Дениз», в разработке которого принимает участие российская компания «Лукойл» [3].

В последние годы, а в 2016 году особенно, Турция поставила перед собой важную задачу — превратиться из страны-транзитера в региональный газовый хаб. В связи с этим реализация «Турецкого потока» играет очень важную роль. В августе 2016 г. Россия и Турция договорились о разделении инвестиций поровну в части финансирования проекта на территории Турции. Проект уже подготовлен российской стороной к практической реализации: на территории России готова инфраструктура для поставок газа в черноморскую магистраль, закуплены трубы для морской части, заключены контракты на строительство морской магистрали.

10 октября 2016 г. на 23-м Всемирном энергетическом конгрессе в Стамбуле Турция и Россия подписали межправительственное соглашение о реализации проекта по строительству газопровода «Турецкий поток». Соглашение предусматривает параллельное сооружение двух ниток пропускной способностью 15,75 млрд куб. м в год (с четырех ниток по 900 км каждая он сократился до двух: юга Европы и турецкого рынка).

Морской участок «Турецкого потока» пройдет от компрессорной станции «Русская» в районе Анапы по дну Черного моря до побережья Турции. Далее будет проложена сухопутная транзитная нитка до границы Турции с сопредельными странами.

Проект не стоит на месте и динамично развивается. В декабре 2016 года подписан контракт между South Stream Transport B.V. (100-процентное дочернее общество ПАО «Газпром») и Allseas Group S.A. на строительство первой нитки морского участка газопровода «Турецкий поток» с опционом на укладку второй нитки.

В свете замораживания переговоров с Болгарией по «Южному потоку» «Газпром» рассчитывает посредством «Турецкого потока» добраться до границ ЕС с юга. Конечный пункт проекта — турецко-греческая граница, где российский газ может быть перенаправлен либо на Трансадриатический газопровод (Третий энергетический пакет ЕС предусматривает исключение для начальной пропускной способности в 10 млрд куб. м, однако требование о предоставлении доступа третьим сторонам при этих 10 млрд куб. м остается в силе), либо на магистраль Турция — Греция, пропускная способность которой, составляющая 6 млрд куб. м, и на настоящий момент используется не полностью.

Позднее, по окончании строительства трансграничного трубопровода Греция — Болгария, возможно, будут налажены и поставки в Болгарию. Выбор турецко-греческой границы как конечной точки трубопровода удачен также из тех соображений, что за этой границей начинается рынок ЕС: таким образом, «Газпром» может освоить новую практику своего газового бизнеса, а именно — экспорт газа к границам ЕС без его доставки конечным потребителям. Кроме того, турецко-греческая граница представляет собой линию пересечения самых разных международных проектов, в числе которых «Турецкий поток», Трансанатолийский газопровод (TANAP) и ряд проектов, в будущем теоретически предусматривающих доставку газа с иракских, иранских и средиземноморских месторождений.

Турция пытается позиционировать себя как альтернативный маршрут поставок газа, поскольку растет обеспокоенность по поводу усиления зависимости Европы от России. Россия, в свою очередь, старается укреплять свою текущую позицию на европейском рынке как ведущий поставщик энергоносителей посредством различных маршрутов поставок российского газа.

«Турецкий поток» открывает для Турции позитивные перспективы: проект может выступить в роли катализатора в процессе улучшения отношений с Россией. В свете интересов Турции данный проект отнюдь не превращает страну в газоторговый узел — он выгоден Турции, поскольку дает ей возможность полностью удовлетворять свою потребность в природном газе, напрямую импортируя его из России и исключая для себя риски, связанные с возможным развитием российско-украинского энергетического кризиса. Кроме того, для турецкой стороны диверсификация импорта — один из первоочередных вопросов повестки дня. Когда речь идет о диверсификации поставок, первой напрашивающейся мерой представляется снижение зависимости от российского газа, который на настоящий момент обеспечивает чуть больше половины совокупного спроса. Из 160 млрд куб. м, ежегодно экспортируемых Россией в Европу, доля газа, поставляемого Турции, составляет 27 млрд куб. м год, что выводит Турцию на второе место среди покупателей «Газпрома» по объему импортируемого сырья (первое место принадлежит Германии) [4]. В ближайшем будущем Турция не сможет добиться снижения зависимости от России в сфере газового импорта, однако она может принять меры к тому, чтобы избавиться от роли конечного потребителя российского газа, сменив ее на роль «промежуточного потребителя», т. е. создав условия для экспорта российского газа через Турцию. Более того, проект обеспечивает турецкой стороне определенные стратегические преимущества в отношениях с ЕС, сближая Турцию с Россией в тот момент, когда отношения между Турцией и Западом достигли высокого уровня напряженности. Так что с геополитической точки зрения этот проект выгоден Турции в той же степени, что и России.

Межправительственное соглашение России и Турции по сотрудничеству относительно строительства и эксплуатации атомной станции на площадке «Аккую» на юге Турции было подписано еще в 2010 году. Проект первой турецкой АЭС включает четыре реактора типа ВВЭР мощностью по 1200 МВт. Атомная станция, возведенная по российскому проекту госкорпорацией «Росатом», должна обеспечить выработку 17% электроэнергии для Турции. Большая часть АЭС будет построена под минимальный кредит от российской компании — около 3% годовых, а общая стоимость проекта, как сообщалось, составляет примерно 20 миллиардов долларов. Изначально введение в эксплуатацию первого энергоблока было запланировано на 2020 год. Однако реализация проекта «Аккую» начала буксовать из-за обострения отношений между странами в ноябре 2015 года, поэтому апрель 2023 года — новый ориентир для введения в промышленную эксплуатацию Блока №1 АЭС «Аккую» [5].

В 2016 г. стороны достигли четкой договоренности еще больше ускорить работу по реализации проекта АЭС «Аккую», которое будет компенсировать отставание. Отметим, что проект «Аккую» — это создание новой энергетической высокотехнологической сферы в Турции — с передачей технологий и подготовкой кадров. В настоящее время в России обучение проходят более 200 будущих турецких специалистов.

Перспективы российско-турецких отношений в сфере ТЭК

В ближайшее время отношения Турции и России в секторе топливно-энергетического комплекса, по нашему мнению, будут развиваться довольно динамично. Однако Турция для России является своего рода мостом в Европу, где сосредоточены основные экспортные энергетические интересы РФ. Различные эксперты утверждают, что «Энергетический треугольник» ЕС — Турция — Россия чреват новыми неожиданностями. Скорее всего, 2017 год станет отправной точкой принятия окончательного решения: из различных вариантов газопроводов между ЕС и Россией будет выбран один конкретный проект, и шансы «Турецкого потока» весьма высоки, то есть к 2020 г. этот проект вполне может быть реализован.

Внутренний рынок Турции также требует пристального внимания. На фоне прогнозирования устойчивого роста потребления первичной энергии в Турции со средними темпами 2,2% [6], высока вероятность перестройки структуры электроэнергетики, как наиболее вероятного драйвера потребления энергии. Обращают на себя внимание статистические данные, указывающие на замедление темпов роста использования газа в 2015 г. в связи с проведением политики повышения энергоэффективности с параллельным повышением использования нетрадиционных источников получения энергии, а также возобновляемых ресурсов. Необходимо учитывать и повышение роли в ближайшем будущем атомной энергетики. Таким образом, конкуренция на энергетическом рынке Турции может неопределенным образом повыситься, создавая проблемы российским компаниям.

По оценкам различных экспертов, в целом, российские компании могут сталкиваться с высокими рисками реализации проектов на территории Турции. Предлагается нивелировать возможные риски путем участия в консорциумах с западными компаниями, реализующих энергетические проекты на территории Турции.

Таким образом, несмотря на в целом положительную динамику сотрудничества последних двадцати лет в энергетической сфере, существует много неопределенностей. В фокусе необходимо держать тенденции, складывающиеся на внутреннем рынке Турции потребления энергии. Определенного анализа требует устойчивость тенденций газового рынка Турции. Также в вопросе транзита российского газа по территории Турции отражаются трудности взаимоотношения ЕС и России, имеющиеся на сегодняшний день. Поэтому нужно не просто держать руку на пульсе, а предвосхищать события, действуя на опережение — для этого и есть наука и стратегическое планирование.

Читайте все материалы проекта «Эксперты МГИМО подводят итоги 2016 года».


1. Доклад Российско-турецкие отношения на новом этапе. Российский совет по международным делам (РСМД). 2016г. http://russiancouncil.ru/common/upload/Russia-Turkey-Report28-ru.pdf
2. http://www.lukoil.ru/Company/BusinessOperation/GeographicReach/Asia/LUKOILinTurkey
3. http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=8498#top-content
4. http://www.gazpromexport.ru/statistics/
5. http://www.atominfo.ru/newso/v0696.htm
6. Энергетическая политика Турции. IEA, 2016г. https://www.iea.org/publications/freepublications/publication/EnergyPoliciesofIEACountriesTurkey.pdf

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу