ПМЭФ-2015: перспективы азиатского направления российской внешнеэкономической политики

19.06.15
Эксклюзив

ПМЭФ-2015: перспективы азиатского направления российской внешнеэкономической политики

Эксперты МГИМО: Арапова Екатерина Яковлевна, к.экон.н.

Кандидат экономических наук, преподаватель кафедры связей с общественностью Екатерина Арапова считает стратегии экономического развития России и азиатских стран «взаимодополняющими».

18 июля 2015 года стартовал ежегодный Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ), на котором планируется обсудить основы внутренней и внешней экономической политики России и который призван стать одной из центральных площадок обсуждения ключевых вопросов взаимодействия на уровне правительств, частного бизнеса и экспертного сообщества.

Программа форума оказалась максимально сбалансированной и в полной мере отражает многовекторный характер российской внешнеэкономической политики. При этом особое внимание в повестке ПМЭФ-2015 (как и в программе Красноярского экономического форума, прошедшего в феврале текущего года) уделено вопросам расширения взаимодействия России со странами Азиатского региона: впервые в рамках ПМЭФ состоятся деловые форумы БРИКС и ШОС; несколько круглых столов посвящены обсуждению вопросов расширения партнерства с отдельными государствами региона, в частности Японией и Индией; состоится дискуссия на тему «Тихоокеанский век: смещения центра на Восток» и проч.

По заявлению первого вице-премьера Игоря Шувалова, сделанному в ходе панельной сессии в первый день форума, «Россия хочет торговать с Востоком, не отказываясь при этом от партнерства с Западом». Стремление к расширению торговых связей со странами Азиатского региона вполне понятно. Особое внимание к изучению партнерского потенциала со странами Азии объясняется не только охлаждением отношений с Западом и геополитической напряженностью, но и объективными факторами, связанными, во-первых, с необходимостью стратегической переориентации российской экономики и преодолению структурных дисбалансов и, во-вторых, с серьезными системными реформами и переориентацией модели экономического роста, которые сегодня актуальны для ряда стран Азиатского региона.

В то время как Россия стремится переориентироваться от сырьевой модели роста, основанной на внутреннем спросе и высоких нефтяных доходах в пользу увеличения вклада «чистого экспорта» в ВВП за счет расширения несырьевого экспорта и ускоренного импортозамещения, Азия сегодня, напротив, ориентирована на расширение внутреннего спроса и увеличение вклада потребления в экономический прирост.

Азиатский регион обладает мощным потребительским потенциалом, который может быть реализован уже в кратко- и среднесрочной перспективе. Правительствами и органами денежно-кредитной политики азиатских стран принимается комплекс мер, направленных на стимулирование внутреннего спроса, и в случае успешной реализации проводимых реформ рост потребления распространится как на национальную продукцию, так и на импортный компонент.

В большинстве случаев в качестве основного рычага воздействия на внутренний спрос и управления инфляцией используется инструмент процентных ставок. Народный банк Китая в стремлении к увеличению денежной массы в обращении с конца 2014 года дважды снижал уровни ключевых ставок. В ноябре 2014 года были снижены процентные ставки по годовым кредитам до 5,6% (на 0,4%) и по годовым депозитам до 2,75% (на 0,25%). В начале марта эти значения были снижены еще на 25 процентных пунктов каждое — до 5,35% и 2,5%, соответственно. В феврале 2015 года Индонезия снизила учетную ставку на 25 процентных пунктов до 7,5%, а в марте 2015 года Таиланд также снизил уровень учетной ставки на 25 процентных пунктов до 1,75%. В Республике Корея процентные ставки корректировались в сторону понижения дважды в 2014 году и один раз в 2015-м, а уровень исходной процентной ставки достиг исторического минимума в 1,75%.

Отдельные государства Восточной Азии в целях стимулирования роста потребительских расходов прибегают к управлению валютным курсом. В частности, денежно-кредитные органы Сингапура принимают меры для снижения темпов удорожания сингапурского доллара по отношению к ведущим мировым резервным валютам, реализация масштабных программ денежно-кредитного стимулирования и расширение государственных расходов ведут к снижению курса йены по отношению к ведущим мировым валютам.

Расширяются государственные расходы: в Республике Корея в июле 2014 года правительством был принят пакет мер по стимулированию экономического роста общим объемом 40 млрд долларов, которые были направлены на упрощение правил получения ипотечных кредитов и поддержку малого предпринимательства. Позже южнокорейское правительство инициировало введение дополнительного бюджета в размере около 980 млн долларов, средства которого должны расходоваться на поддержку малого и среднего бизнеса и создание дополнительных рабочих мест.

Кроме того, правительства государств Северо-Восточной Азии — Китая, Японии и Республики Корея — вводят меры дополнительного налогового стимулирования (снижение ставок налогов и предоставление налоговых каникул) в отношении компаний, придерживающихся политики поощрения роста заработных плат работников, а также выделяют средства на реализацию масштабных инфраструктурных проектов. Это ведет к сокращению профицитов государственных бюджетов (Республика Корея) или расширению их дефицитов (Япония, Китай).

При этом товарную структуру внутреннего спроса в азиатских странах можно считать благоприятной для России в условиях ориентации на повышение технологичности российского производства и экспорта. В Азии растет спрос на продукцию сельского хозяйства, химической и фармацевтической отрасли, отдельных отраслей машиностроения (судостроения — Индия; авиакосмического — Китай, Республика Корея; энергетического машиностроения — Индия, Индонезия, Вьетнам), продукцию деревообработки и проч., что может представлять для России стратегический интерес.

Таким образом, на сегодняшний день стратегии экономического развития России и стран Азиатского региона можно назвать взаимодополняющими, при этом проводимые реформы носят структурный характер, нацелены на стратегическую переориентацию и составляют основу долгосрочной стратегии экономического роста.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу