Почему на Каспии заговорили о силах коллективной безопасности

28.04.16

Почему на Каспии заговорили о силах коллективной безопасности

Эксперты МГИМО: Казанцев Андрей Анатольевич, д.полит.н.

Шестьдесят пятый шаг Плана нации «100 конкретных шагов» подразумевает интеграцию Казахстана в международные транспортно-коммуникационные потоки, в том числе запуск проекта по созданию мультимодального транспортного коридора «Евразийский трансконтинентальный коридор», который позволит осуществить беспрепятственный транзит грузов из Азии в Европу.

Транспортный коридор будет проходить: первое направление — через территорию Казахстана, Российской Федерации и далее в Европу. Второе направление — через территорию Казахстана от Хоргоса до порта Актау, далее по Каспийскому морю в Азербайджан, а затем через Грузию. Обеспечение безопасности транспортных потоков становится все более важным.

В начале апреля был актуализирован вопрос о создании сил коллективной безопасности в регионе Каспийского моря. В Санкт-Петербурге представители командования военно-морских сил Прикаспийских государств провели переговоры о создании комитета командующих военно-морских сил Прикаспийских государств и в целом системы коллективной безопасности в регионе. Эксперты связывают это с ростом угроз в акватории Каспия, в том числе из-за новых военных конфликтов в регионе, непосредственно примыкающем к ней.

В ходе переговоров глав военно-морских сил Прикаспийских государств было принято решение о создании комитета командующих военно-морских сил стран региона, который должен стать платформой для дальнейшего обсуждения вопросов организации совместных учений, навигационно-гидрографического обеспечения, а также обеспечения морской безопасности на Каспийском море для противодействия незаконной миграции, транспортировки оружия, наркотиков и браконьерству.

Как сообщил представитель управления пресс-службы и информации министерства России по ВМФ капитан первого ранга Игорь Дыгало, в рамках комитета предусматривается создание четырех рабочих групп.

«По вопросам взаимодействия в области боевой подготовки; по вопросам развития военно-морского сотрудничества; по вопросам оперативного взаимодействия; по правовым вопросам и вопросам сотрудничества в сфере образования и науки», — сказал Игорь Дыгало.

«Литер» попросил экспертов оценить планы по созданию системы коллективной безопасности на Каспии и как это может повлиять на зачастую сложные взаимоотношения стран внутри региона.

В рамках международного права

Специалист по проблемам каспийской безопасности директор Академии фундаментальных и прикладных наук им. С.Зиманова университета КАЗГЮУ Мирас Дауленов заметил, что отсутствие в настоящее время системы коллективной безопасности в акватории Каспийского моря способствует нелегальной миграции, контрабанде наркотических средств и угрожает обороноспособности самих прикаспийских государств. Создание такой системы коллективной безопасности представляет собой логическое продолжение договоренностей, достигнутых главами прикаспийских государств 29 сентября 2014 года в рамках IV саммита в Астрахани. В результате проведенного саммита в заявлении глав прикаспийских государств были определены основные принципы сотрудничества в отношении деятельности на Каспийском море. По его мнению, среди указанных принципов особого внимания заслуживают основополагающие элементы взаимного сотрудничества государств, такие, как:

  • использование Каспийского моря в мирных целях, превращение его в зону мира, добрососедства, дружбы и сотрудничества, решение всех вопросов, связанных с Каспийским морем, мирными средствами;
  • обеспечение безопасности и стабильности в Каспийском регионе; соблюдение согласованных мер доверия в сфере военной деятельности в духе предсказуемости и транспарентности в соответствии с общими усилиями по упрочнению региональной безопасности и стабильности;
  • национальный суверенитет каждой стороны над прибрежным морским пространством в пределах 15 морских миль и исключительные права каждой стороны на добычу водных биологических ресурсов в пределах примыкающих к нему 10 морских миль, за которым следует общее водное пространство, при том понимании, что вопрос применения методик при установлении исходных линий будет предметом дальнейших консультаций.

При этом эксперт заметил, что следует помнить, что в заявлении глав прикаспийских государств отмечена необходимость соблюдения норм и принципов Устава ООН и международного права.

Пока в ручном режиме

Эксперт центра геополитических исследований «Берлек-Единство» Дмитрий Михайличенко считает, что актуализация вопросов коллективной безопасности в Каспийском море связана с обострением геополитической ситуации в районе Сирии. Играет роль и фактор российско-турецких отношений, поэтому, по его словам, актуализируя вопрос о коллективной безопасности на Каспии, Москва хочет «застолбить» за собой зону ответственности.

«В конце прошлого года Туркменистан был явно напуган российскими ударами с Каспия по „Исламскому государству“ и сирийской оппозиции. Сейчас Ашхабаду будет еще сложнее игнорировать участие в намечающемся формате взаимодействия прикаспийских стран. Также интересно, как себя поведет Азербайджан, традиционно считающийся союзником Турции. Похоже, в Москве уверены, что смогут склонить на свою сторону Баку и по крайней мере ограничить возможности Анкары влиять на Туркменистан. Сам по себе предложенный формат сотрудничества предоставляется конструктивным, но до его реализации еще очень далеко. Думаю, что в ближайшее время все на Каспии по-прежнему будет решаться в ручном режиме. Хотя стороны еще на астраханском саммите прикаспийских стран заявляли о значительном прогрессе, в вопросе о статусе моря нерешенных аспектов еще очень много», — сказал Дмитрий Михайличенко.

Политолог, специалист по Каспийскому региону Тофиг Аббасов заметил, что тема создания системы коллективной безопасности уже обсуждалась на уровне лидеров глав государств в рабочем порядке. Она поднималась в контексте потенциальных рисков и вызовов. «Сейчас, когда мы наблюдаем, как международный терроризм использует возможности сетевой деятельности с применением средств ассиметричных и гибридных войн, востребованность совместных действий становится очевидной», — сказал он.

«Прикаспийские страны обладают достаточными возможностями для того, чтобы создать систему коллективной безопасности. Для этого прежде всего нужна политическая воля руководителей стран. Но при этом решения должны приниматься на базе консенсуса. Это очень важно, чтобы не доминировала воля одной стороны. Процесс не может ограничиться только созданием комитета командующих военно-морских сил Прикаспийских государств. Должны быть сформированы коллективные мониторинговые, планирующие, управленческие подразделения. Наконец, отработаны вопросы создания сил мобильного реагирования с участием контингентов всех участвующих сторон. И такие вопросы, как организация совместных учений, разведывательного, навигационно-гидрографического обеспечения, также должны подпасть под ответственность планирующих структур. Только после создания всех рабочих структур и подразделений можно будет говорить о реальности эффективного противодействия терроризму, незаконной миграции, транспортировки оружия, наркотиков и другим незаконным действиям. Полагаю, что проблемы, связанные с неурегулированностью правового статуса Каспийского моря, не могут стать причиной, которая смогла бы заблокировать взаимодействие по системной безопасности. Во всем, что касается использования ресурсов моря, распределения секторов, идут постоянные консультации, заседания рабочих групп. Процесс продвигается медленно, но главное, что идет», — подчеркнул Тофиг Аббасов.

Плохая альтернатива

Директор аналитического центра МГИМО Андрей Казанцев заметил, что в Каспийском море разворачивается процесс милитаризации. Важно, чтобы она не вела к конфликтам стран, имеющих выход к Каспию. К тому же геополитическая ситуация в регионе сложная и ряд стран имеет территориальные споры по поводу деления дна моря.

«К сожалению, в свете многочисленных разногласий Прикаспийских государств путь к налаживанию сотрудничества в сфере безопасности легким не будет, но идти по нему надо. Альтернатива — обострение всех конфликтов», — убежден он.

В свою очередь Тофиг Аббасов заметил, что, например, те же ракетные удары, которые Россия нанесла с акватории Каспия по базам террористов на территории Сирии в момент обострения конфликта в зоне действия «Исламского государства», не могли не вызвать беспокойства сопредельных стран. Фактически впервые зона Каспия была использована в качестве арены для использования военной силы в реальном конфликте.

«Не думаю, что Москва, приняв решение о ракетных ударах, не проинформировала руководителей соседних стран о своих планах. Факт сам по себе дает пищу для размышлений о многом, и прежде всего о том, что регион, где есть большое средоточие углеводородных ресурсов, который выполняет стратегически важную коммуникативную функцию, не может себе позволить пренебрегать вопросами системной безопасности. Зона Каспия, которую многие страны видят в фокусе своих стратегических интересов, является регионом, где концентрируются еще и жизненные интересы таких государств, как Азербайджан, Казахстан, Туркменистан. Их позиция обязательно должна быть учтена при выработке общей стратегии по созданию совместной структуры безопасности», — сказал Андрей Казанцев.

Эксперт по энергобезопасности доктор университета регионоведения «Ханкук» из Южной Кореи Ровшан Ибрагимов заметил, что предложение сформировать систему коллективной безопасности на Каспийском море не означает создание специальной организации или военного альянса. Формат будет предусматривать многостороннюю конференцию, на которой стороны в лице соответствующих органов могут периодически встречаться. Что касается групп, которые были предложены для формирования в рамках комитета командующих военно-морских сил стран региона, то в данных сферах страны и без того сотрудничают, что закреплено разными соглашениями между ними.

«Скорее всего, речь идет о желании систематизировать все действия и скоординировать их. Одновременно это позволило бы создать новую межгосударственную структуру, которая в перспективе может рассматривать и другие вопросы касательно общих интересов по безопасности на Каспийском море. А пока не думаю, что прибрежные страны готовы отказаться от части своего суверенитета с целью создать такого рода систему безопасности. К тому же Туркменистану это не позволяет статус постоянного нейтралитета», — сказал Ровшан Ибрагимов.

Без простых решений

Тюрколог, политолог Александр Сотниченко заметил, что перед Прикаспийскими государствами возникают все новые вызовы, которые в прежнем формате разрешить уже не удается. В первую очередь это касается терроризма, добычи и транспортировки углеводородных и рыбных ресурсов, а также недопущения на Каспий внерегиональных игроков. До последнего времени Россия почти не предлагала и не реализовывала каких-либо позитивных проектов на постсоветском пространстве, предпочитая замораживать существующие конфликты, откладывая их разрешение до лучших времен. Однако в последнее время эта тенденция изменилась.

«Проект ЕАЭС является типичным позитивным транснациональным интеграционным проектом, не зря его настолько негативно характеризуют в Вашингтоне. Проблема создания системы коллективной безопасности на Каспии предполагает в целом те же идеи: единое пространство для политического и экономического сотрудничества на базе коллективного разрешения возникающих проблем без привлечения глобальных арбитров. Это то, что выгодно всем странам региона. Предполагаю, что в рамках новой структуры можно будет разрешить главную проблему — определить зоны влияния каждого государства на побережье и на шельфе, а также создать зоны совместных проектов. Главное, чтобы от этой идеи не отказались на этапе подготовки или планы не сорвали в ходе реализации внерегиональные силы», — сказал Александр Сотниченко.

Руководитель клуба политологов «Южный Кавказ» Ильгар Велизаде заметил, что то, что именно сейчас развернулись обсуждения по проекту о комитете командующих, который предусматривает создание четырех рабочих групп, можно отнести не столько к специфике момента, сколько к высокой степени его проработки сторонами, вследствие чего и был разработан соответствующий проект. Ожидать, что он будет принят без серьезных доработок, не стоит, как и не стоит преподносить эту работу, как деятельность по созданию некой организации по коллективной безопасности на Каспии.

«Речь, скорее всего, идет о процессах согласования очень важных тем, затрагивающих безопасность всех стран, которые в рамках деятельности комитета предполагается довести до автоматизма в рабочем порядке в рамках работы соответствующей межгосударственной структуры», — заключил эксперт.

Марат ЕЛЕМЕСОВ

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Литер»
Распечатать страницу