После всеобщих выборов 2018 года в Малайзии: интрига еще больше закручивается

14.05.18
Эксклюзив

После всеобщих выборов 2018 года в Малайзии: интрига еще больше закручивается

Эксперты МГИМО: Ефимова Лариса Михайловна, д.ист.н., профессор

Профессор кафедры востоковедения Л.М.Ефимова — о прошедших парламентских выборах в Малайзии.

9 мая в Малайзии прошли очередные 14-е по счету всеобщие выборы в федеральный парламент и законодательные собрания штатов. Избирались 222 депутата федерального парламента и 505 членов 12 из 13 законодательных собраний штатов. Главными соперниками выступили две партийные коалиции — Национальный фронт (НФ) и «Альянс надежды» (АН). Несколько партий в блоках не участвовали.

Национальный фронт был создан в 1970 году, в настоящее время объединяет 14 общенациональных и региональных политических партий страны, представляющих интересы практически всех этно-религиозных групп и социальных слоев. Лидером НВ неизменно выступает Объединенная малайская национальная организация (ОМНО) — крупнейшая политическая партия Малайзии, доминирующая в политической жизни страны. Эта партия представляет интересы титульной нации — малайцев-мусульман, а также коренных этносов, объединенных совместно с малайцами в социально-политическую категорию бумипутра (сыны земли). Коалиция «Альянс надежды» была сформирована в 2015 году для участия в выборах. Туда вошли четыре оппозиционные партии — Партия демократического действия (ПДД), Партия народной справедливости (ПНС), Партия национального доверия (ПНД) и Объединенная партия сынов земли. Председателем политического объединения стал создатель Объединенной партии сынов земли Махатхир Мохамад, бывший долгое время лидером ОМНО и возглавлявший правительство страны с 1981 по 2003 год.

Предвыборная борьба носила чрезвычайно острый характер. Правящий блок во главе с ОМНО обвинялся в популистских посулах избирателям, а также в махинациях с границами избирательных округов и перекраивании их таким образом, чтобы обеспечить победу НФ. Но главным стало обвинение правительства в коррупции, а самого премьер-министра и лидера ОМНО Наджиба Разака в крупном хищении бюджетных средств.

Однако наблюдатели считают, что немаловажную роль сыграло и личное противостояние между Махатхиром Мохамадом и Наджибом Разаком, который был в свои время выдвинут на пост лидера ОМНО и главы правительства как раз Махатхиром Мохамадом. Формально Махатхир сделал своим главным аргументом в борьбе против Наджиба его коррумпированность, однако ходили слухи, что Махатхир был весьма недоволен тем, что Наджиб стал проводить свой собственный политический курс и не прислушивался к рекомендациям прежнего лидера партии и страны.

Малазийские и иностранные наблюдатели единогласно пророчили неминуемую победу НФ, находившегося у власти со времени обретения независимости Малайзии, хотя и с небольшим преимуществом. Однако результаты выборов ошеломили всех. С большим перевесом победил Альянс надежды. Из 222 депутатских кресел федерального парламента Альянс завоевал 113, что составляет 50.90% депутатских мест, получив 5,795,954 голосов 76% избирателей, принявших участие в голосовании. НФ завоевал 79 кресел (35.59% депутатских мест), получив 4,078,928 голосов.

Наджиб Разак заявил, что подчиняется воле народа. Уже на следующий день после выборов, 10 мая, Махатхир Мохамад был введен в должность премьер-министра и произнес присягу перед лицом Верховного правителя Малайзии.

А дальше начинаются парадоксы и вырисовываются контуры новой, еще более серьезной и сложной интриги, касающейся не только расклада политических сил в парламенте, а самих судеб всей страны.

Махатхир Мохамад стал старейшим в мире премьером, ему 92 года. Понимая ограниченность своих сил, он заявляет, что пробудет на этом посту только два года, а затем передать власть Анвару Ибрагиму — лидеру ПНС. В качестве подтверждения этого обещания на пост вице-премьера планируется жена Анвара Ибрагима — Ван Азиза Ван Исмаил. Она пока возглавляет эту партию, которая получила в рамках «Альянса надежды» больше всего депутатских кресел — 49. Сам Анвар Ибрагим в настоящее время отбывает тюремный срок по обвинению в коррупции и содомии. А посадил его в тюрьму ни кто иной, как сам Махатхир.

Дело в том, что Анвар Ибрагим с юности принимал активное участие в политике, вступил в ОМНО и быстро сделал там карьеру. В 1993 году он был избран вице-президентом партии и Махатхир, занимавший пост премьер-министра, сделал его своим заместителем в правительстве. Между ними сложились доверительные отношения как между отцом и сыном.

Однако к концу 1990-х годов эти отношения стали разрушаться из-за расхождений по вопросам управления страной и финансовой политики. К тому же Анвар стремился проводить самостоятельный курс и не следовать покорно указаниям «отца», развернул резкую критику непотизма и кронизма (покровительства «своему» бизнесу), царивших в партии и околоправительственных кругах. Это вызвало гнев Махатхира. Против Анвара были выдвинуты обвинения в коррупции и гомосексуализме, он был арестован и посажен в тюрьму на 15 лет. Многие расценили эту меру как борьбу Махатхира с более молодым и очень перспективным, а, следовательно, опасным политическим соперником. Выйдя из заключения в 2008 году Анвар снова активно включился в политику, но теперь уже на стороне оппозиции ОМНО и возглавляемому ею НФ. Теперь он повел борьбу против Наджиба Разака. В ответ он был вновь обвинен в содомии и отправлен в тюрьму, где пребывает до сих пор. Он может выйти из заключения только по помилованию Верховного правителя. Именно с ходатайством о помиловании Анвара Ибрагима к Верховному правителю намерен теперь обратиться Махатхир Мохамад, чтобы передать ему пост премьера, дающий реальную власть в стране. В принципе это логически вытекает из результатов выборов, поскольку в рамках «Альянса надежды» именно партия Анвара ПНС получила больше всего депутатских кресел.

Однако парадокс состоит в том, что народ, прежде всего сельские жители малайцы, недовольные снижением своего уровня жизни, голосовали не столько за ПНС, сколько за самого Махатхира, который известен всей стране как опытный политик, сделавший из отсталой страны успешного «азиатского тигра», и который может облегчить их жизнь.

Следующая интрига будет посерьезнее. Махатхир на выборах видел свою главную цель не в том, чтобы прийти к власти или передать ее Анвару, а в том, чтобы любой ценой не дать победить Наджибу Разаку. Взгляды на методы правления у Махатхира и Анвара диаметрально расходятся. Анвар известен как политик прозападного толка, а Махатхир как сторонник «азиатских ценностей». Анвар привержен идеям либерализации, полной независимости судебной системы от правящих кругов, свободы СМИ. Махатхир уже после выборов хотя и в шутливой форме напомнил, что он сторонник авторитарным методов правления. Он заявил, что его коалиция не будет «искать мести, но вернет верховенство права» не уточнив, что он под этим понимает.

Таким образом, вопрос состоит в том, как будут совмещаться склонность Махатхира к авторитаризму, а Анвара к либерализму, стремление Махатхира навязывать свой курс, а Анвара — к независимой политике.

А третья интрига самая главная. ПДД, представляющая интересы демократической части китайской общины, набрала в рамках Альянса немногим менее, чем ПНС, голосов — 42, внеся немаловажный вклад в победу этой коалиции. Она может претендовать не только на участие в правительстве, но и на реализацию своих давно вынашиваемых устремлений, а именно — малазийской Малайзии.

Дело в том, что в современной «малайской» Малайзии бумипутра по конституции имеют ряд важных привилегий при поступлении в вузы, на государственную службу, приобретении акций компаний и т.д. Малайзия — выборная монархия. Но монарх может быть избран исключительно девятью султанами-малайцами — мусульманами и только из их числа. Представители китайской, индийской общин и других некоренных жителей подвергаются дискриминации в этих вопросах. Поэтому они хотят ликвидации «позитивной дискриминации» бумипутра и абсолютного конституционного равенства для всех граждан страны — малазийцев. Против отмены привилегий выступают бумипутра, на страже привилегий которых неизменно стояла ОМНО. Как поведут себя Махатхир и Анвар в такой ситуации? Отмена привилегий чревата вспышками протеста со стороны бумипутра, вплоть до вооружённых выступлений и кровавых межэтнических столкновений. Это может не только дестабилизировать внутриполитическую обстановку в самой Малайзии, но и активизировать внешние силы в лице исламского радикализма в защиту малайцев-мусульман и китайцев в поддержку китайской диаспоры в Малайзии. Не исключено и вмешательство западных поборников демократии.

В заключение можно констатировать, что результаты выборов не столько решают внутриполитические проблемы современной Малайзии, сколько ставят на повестку дня сложнейшие проблемы этно-конфессиональных взаимоотношений, которые могут потрясти самые основы существования этого государства.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу