Претендентские амбиции

16.11.15

Претендентские амбиции

Эксперты МГИМО: *Демидов Павел Андреевич, к.полит.н.

21 октября 2015 года разрешилась интрига года американской политики: выдвинет ли вице-президент Джо Байден свою кандидатуру на пост президента США. Другими словами, будет ли путь Хиллари Клинтон к номинации на этот пост усыпан розами, или ей предстоит бороться против сильного кандидата, умелого дебатера и опытного политика.

Клинтон вот уже второй раз совершает попытку триумфального возвращения в Белый дом в качестве его основного хозяина. В 2008 году тщательно спланированная операция «Первая женщина-президент» провалилась из-за неожиданно мощного общественного запроса на перемены, который привел к власти первого афроамериканского президента Барака Обаму. Восемь лет спустя Хиллари вновь опережает всех своих противников со значительным перевесом, однако до последнего момента было неясно, выдвинет ли свою кандидатуру Джо Байден, вице-президент в администрации Барака Обамы.

Вице-президент США в России обычно представляется фигурой церемониальной. Он не руководит исполнительной властью, имеет сравнительно небольшой набор инструментов воздействия как на президента, так и на Конгресс. У него может быть своя внутри- и внешнеполитическая повестка, часто не являющаяся приоритетной для президента, который поэтому с радостью ее делегирует. Однако при этом у вице-президента есть очень важная функция: он является символом и механизмом преемственности власти. Если президент умирает на своем посту, вице-президент занимает его место. Когда у президента заканчиваются разрешенные Конституцией два срока, вице-президент воспринимается как законный хранитель его наследия и легитимный преемник.

Это не означает, что вице-президент обязательно воспользуется этой своей функцией. Так, в 2008 году Дик Чейни, вице-президент Джорджа Буша-младшего, даже не стал пытаться избираться на высший пост в стране ввиду непопулярности республиканской администрации. Да и вице-президенты успешных президентов не всегда добиваются успеха, как показывает пример Альберта Гора, проработавшего восемь лет с Биллом Клинтоном и, несмотря на высокие рейтинги последнего, так и не сумевшего одержать победу на выборах в 2000-м.

Если не учитывать случаи, когда вице-президент становился главой государства вследствие смерти своего предшественника (так Гарри Трумэн в 1945 году сменил Франклина Делано Рузвельта, а Линдон Джонсон в 1963-м — Джона Кеннеди) или досрочного прекращения им своих обязанностей (в 1974 году вследствие Уотергейтского скандала и отставки Ричарда Никсона его пост занял Джеральд Форд), в новейшей истории США только вице-президент Рональда Рейгана Джордж Буш-старший смог избраться на высший пост как хранитель наследия своего президента.

Впрочем, успех или не успех вице-президента на выборах — это дело второе. Как известно, сначала необходимо побороться на праймериз и стать кандидатом в президенты от своей партии. И здесь у вице-президента есть ряд козырей: это и символический капитал «наследного принца», и многолетний опыт работы в правительстве, и связи с действующими политиками, и контакты со СМИ, и узнаваемость среди избирателей, и благосклонность спонсоров.

У Байдена были основания выдвинуть свою кандидатуру. Можно назвать три основных аргумента в пользу его участия в выборах. Во-первых, это его личные и профессиональные характеристики. Почти сорокалетний опыт работы в Сенате и два срока в Белом доме говорят за себя. Дядю Джо любят и избиратели, и СМИ — и потому что он человечный, и потому что часто говорит быстрее, чем думает, и эти оговорки становятся затем поводом для новостей.

Второй аргумент: после восьми лет вице-президентства в администрации Обамы Байден действительно окажется хранителем наследия президента, пусть тот и на 20 лет его моложе. Они сильно сблизились и подружились, в целом разделяют одни ценности. Причем Байден иногда даже вольно или невольно подталкивал Обаму к более решительным действиям, как, например, когда в мае 2012 года, накануне президентской кампании он выступил в поддержку гей-браков и Обама спустя некоторое время поддержал позицию своего вице-президента.

Третий аргумент — ситуативный. Слухи о выдвижении Байдена начали ходить достаточно давно, однако вице-президент никак не проявлял своего желания идти на выборы. Ведь еще в начале этого года политическая обстановка выглядела просто и понятно. На демократическом фланге Хиллари Клинтон являлась безусловным лидером в компании с практически социалистом по американским меркам сенатором Берни Сандерсом и еще парой политиков второго уровня, участие которых в кампании ничем, кроме попытки напомнить о себе, объяснить невозможно. У республиканцев, напротив, намечалось почти два десятка кандидатов, действующих губернаторов, сенаторов и конгрессменов. При этом демографическая ситуация в стране серьезно благоприятствует демократам, равно как и улучшившаяся экономическая обстановка.

Однако в позиции единственного сильного кандидата есть свои слабые стороны: остальные кандидаты, их спонсоры, коалиции, средства массовой информации — все обрушат огонь на лидера гонки. Тем более что на Клинтонов есть за что обрушиваться. Сперва бывший госсекретарь была обвинена в том, что она или ее супруг брали гонорары от иностранных компаний, после чего сложные бюрократические вопросы доступа на рынок или лицензирования продукции удивительным образом быстро разрешались. Продолжала тянуться история с расследованием роли Хиллари в недостаточном обеспечении безопасности посольства США в Ливии, которое в 2012 году подверглось нападению исламистов, в результате чего погибло несколько граждан США. Наконец, разразился скандал с электронной почтой Клинтон: оказалось, что, будучи госсекретарем, она пользовалась личным незащищенным почтовым ящиком для деловой переписки. Негативным для кампании Клинтон явился даже не сам этот факт, а то, что она, похоже, совершенно не считает себя неправой. В результате уже несколько месяцев продолжается постепенная выемка из ее почтового ящика писем, которые придирчиво читают эксперты, а затем и остальные американцы. Вялости этого скандала соответствует и безжизненность рейтингов Хиллари Клинтон, которые замерли в промежутке между 40% и 50%. Показатель неплохой, но все же свидетельствующий о необходимости долгой позиционной борьбы.

Эта ситуация создает серьезные риски для Демократической партии. Представим себе, что в письмах Клинтон найдется что-то очень секретное, что могли прочитать террористы или другие официальные или неофициальные враги Америки. Или что разразится еще какой-нибудь скандал. В этой ситуации демократы могут остаться без лидера при пустой скамейке запасных. Сенатор Сандерс сегодня имеет рейтинг около 30% и выступает за модную как в обществе, так и в академических кругах тему борьбы с неравенством, но можно ли рассматривать его в качестве серьезного кандидата в президенты от демократов? На таком фоне даже популист Дональд Трамп со всеми своими клоунскими эскападами покажется представителем мейнстрима.

Именно Байден мог бы спасти ситуацию. Вице-президент пользуется не меньшим, чем Клинтон, расположением коалиции женщин, темнокожих и латиноамериканцев и представителей сексуальных меньшинств, которые образуют сегодня базовый электорат демократов. Байден, первый в своей семье получивший университетский диплом, является своим парнем для белых представителей рабочего класса. Он сумел бы занять на партийном спектре позицию между Сандерсом и Клинтон, а потом постепенно двигаться к центру, отбирая у бывшей первой леди и электорат, и последние шансы на президентство. Более того, в отличие от конфронтационной и ненавидимой республиканцами Хиллари Джо, политик старой школы и сенатор с почти сорокалетним опытом, умеет находить с оппонентами общий язык, что было бы преимуществом уже в противостоянии с кандидатом от «слонов».

Однако в противовес трем аргументам в поддержку Байдена как кандидата от «ослов» есть три причины, по которым он решил не выдвигаться.

Первая — личная, ставшая публичной. В мае Бо Байден, старший сын вице-президента, умер от рака головного мозга. Согласно официальной версии, представленной самим Байденом, именно горе не позволило ему заняться подготовкой к кампании, а теперь уже поздно. Ходили слухи о том, что Бо перед смертью просил отца баллотироваться на пост президента, однако сам Байден называет их голливудскими выдумками.

Вторая серьезная причина невыдвижения Байдена — его отношение к чете Клинтон и лично к Хиллари. Они никогда не были противниками, но и не дружили. В 2008 году Байден советовал Обаме выбрать именно Хиллари в качестве вице-президента, но в результате сам стал вторым номером в американской политике. Байден и Клинтон были коллегами в администрации Обамы во время его первого срока, но уже тогда видели друг в друге конкурентов. Особенную ревность и обиду вице-президента вызвало то, что перед выборами-2012 штаб Обамы включил в опросник вопрос «Вы бы с большей вероятностью проголосовали за кандидата от демократов, если бы в качестве вице-президента при Бараке Обаме был бы не Джо Байден, а Хиллари Клинтон?» Однако при всей сложности отношений с Клинтон, вице-президент понимал, что участие в этой кампании вызовет шквал критики со стороны ее штаба и союзников, что может привести к серьезной войне внутри партии.

Но самой серьезной причиной невыдвижения Байдена являются договоренности президента Обамы с кланом Клинтонов. «Пакт Обамы-Клинтонов» не является подтвержденным фактом, но его легко можно реконструировать на основе открытых источников, событий и ряда высказываний инсайдеров американского политического процесса.

Отношения между 44-м и 42-м президентами США никогда не были гладкими. Билл Клинтон стал первым президентом-демократом, который дважды победил на выборах и провел на посту два полных срока, со времен Франклина Делано Рузвельта. После ухода со своего поста он остался весьма влиятельной фигурой в партии, что позволяло ему иметь доступ к значительным финансовым ресурсам, а также социальному капиталу демократов и их сторонников. Мало кто сомневался в том, что Хиллари, в 2000 году успешно победившая на выборах в Сенат США, будет претендовать на президентский пост. После восьми лет правления Джорджа Буша-младшего Клинтон была естественным кандидатом от демократов. Во-первых, она олицетворяла реванш демократов за техническое поражение на выборах 2000-го и наследие своего супруга. Во-вторых, демографическая ситуация благоприятствовала «ослам»: увеличилась доля латиноамериканских и темнокожих избирателей, которые голосуют за демократов чаще, чем за республиканцев; появилось больше возможностей привлечь на выборы молодежь, которая также тяготеет к голосованию за демократов. Возможность впервые избрать на президентский пост женщину тоже должна была по замыслу стратегов кампании привлечь на избирательные участки больше сторонников демократов, а женщины, как показывают исследования, чаще голосуют за «ослов». В-третьих, веса Клинтонов хватало на то, чтобы мобилизовать для победы значительные организационные и финансовые ресурсы.

Но в ходе кампании Барак Обама смог показать, что настоящим Клинтоном является именно он. Это вызвало у главной политической пары США серьезное негодование, что выразилось в целом ряде резких высказываний со стороны 42-го президента США в адрес темнокожего сенатора из Иллинойса. После победы Обамы на праймериз стало очевидно, что Клинтон не рассматривается им в качестве вице-президента. Тем не менее — и не без посредничества Джо Байдена — союз был заключен, и Хиллари Клинтон, поддержав своего бывшего соперника, получила в январе 2009 года пост госсекретаря.

При этом Билл Клинтон так и оставался на протяжении большей части первого срока Обамы персоной нон грата для нового президента. Сам Клинтон неоднократно заявлял, что с ним больше советовался республиканец Буш, чем однопартиец Обама. Обама не мог простить Клинтону резких заявлений, а Клинтон ему — утраты Белого дома и реноме самого классного политика Америки.

Однако в августе 2012 года, в ходе очередной президентской кампании, Обаме понадобилась поддержка. Его рейтинги в тот момент сравнялись с показателями кандидата от республиканцев Митта Ромни. Экономика страны постепенно выходила из кризиса, но большая часть населения еще не успела этого почувствовать, безработица оставалась на высоком уровне. Многие избиратели демократов сомневались в том, что стоит давать второй срок президенту, не сумевшему оправдать ожиданий и осуществить те самые перемены, о которых он так красиво говорил четырьмя годами ранее.

В этой непростой ситуации на помощь президенту пришел Билл Клинтон. Он стал фактически центральной фигурой съезда Демократической партии, на котором кандидатура Барака Обамы была официально выдвинута на пост президента США. Примечательно, что команда Обамы заставила Клинтона сократить его выступление с 45 до 20 минут, чтобы уравнять экс-президента с другими выступавшими. Клинтон согласился и согласовал сокращенный текст, но, выйдя на сцену, произнес свою речь по памяти, не глядя на телесуфлеры, в полном объеме.

Более того, когда в сентябре 2012 года произошли волнения в ряде стран Северной Африки и в результате этих беспорядков погибли несколько американских граждан в Бенгази, включая посла США, Хиллари Клинтон фактически приняла удар на себя, хотя республиканцы пытались возложить вину за происшедшее на некомпетентного, по их мнению, верховного главнокомандующего и использовать этот факт в ходе предвыборной кампании.

Такое резкое изменение отношения в целом не свойственно ни Клинтонам, ни американской политике. Единственным разумным объяснением случившемуся может быть договоренность между Клинтонами и Обамой: в обмен на поддержку на выборах 2012 года, президент должен гарантировать режим наибольшего благоприятствования Хиллари в 2016-м. В идеале это должно означать, что он будет не только не препятствовать ее выдвижению и продвижению, но и помогать всем, что его команда создала за эти годы, в том числе уникальными разработками и механизмами краудфандинга, привлечения избирателей на выборы, методиками исследования политических рынков и так далее.

Получается, что важнейшей причиной отказа Байдена участвовать в выборах является решение Обамы сдержать свое обещание четырехлетней давности. Вряд ли это решение далось президенту легко — Байден явно воспринимается им как соратник и естественный продолжатель его дела, тогда как Клинтон в соответствии со своими политическими инстинктами уже успела раскритиковать ряд достижений Обамы, в том числе, например, создание Транстихоокеанского партнерства.

Еще одним косвенным подтверждением наличия договоренностей между Клинтонами и Обамой и того, что президент сделал свой выбор, является стремление Белого дома засекретить часть переписки Хиллари, которая велась через незащищенные серверы. Основание для этого следующее: в ней присутствует документация президентской администрации (в том числе переписка с президентом), которая, согласно закону, может быть помещена под секретный гриф на срок до 12 лет после ухода президента с поста. Таким образом Белый дом явно пытается остановить развитие «почтового скандала» за 10 недель до праймериз, сохранить и поддержать кандидата от демократов.

Без Байдена Хиллари Клинтон становится единственным лидером демократов, что практически обеспечивает ей номинацию, но увеличивает риски партии. Очевидно, что теперь демократы и лично президент Обама будут защищать ее, поскольку отступать им некуда. Сандерс сможет набрать в ряде штатов от 15% до 30% голосов, однако всерьез в его победу никто не верит.

Таким образом, главной проблемой Хиллари Клинтон становится победа на выборах в ноябре следующего года. Демография и экономика, как уже отмечалось выше, на ее стороне. Относительно выигрышной для нее кажется и ситуация на республиканском фланге: 15 основных кандидатов продолжают бороться за номинацию, причем лидируют несистемные кандидаты — бизнесмен и шоумен Дональд Трамп и нейрохирург на пенсии Бен Карсон. Оба имеют, согласно последним опросам, около 20–25% поддержки избирателей, причем Карсон вырвался вперед в Айове — первом штате, в котором будут проходить праймериз. Сенаторы Марко Рубио (Флорида) и Тед Круз (Техас), а также бывший губернатор Джеб Буш замыкают первую пятерку с результатами от 7% до 12% в различных опросах. Предсказывать результаты в настоящий момент совершенно бесполезно, однако очевиден запрос республиканцев на внесистемного консерватора, правого популиста. Победа такого кандидата на праймериз почти гарантированно приведет к победе Клинтон, поскольку независимые избиратели не будут готовы проголосовать за слишком радикального, по их мнению, политика.

Если же в ближайшие месяцы вперед вырвется кто-то из системных и относительно центристских кандидатов, борьба между ним и кандидатом от демократов будет традиционно более ожесточенной. К примеру, у Рубио и Круза, а также у супруги Буша латиноамериканские корни, что в принципе может привести к некоторому оттоку этого сегмента электората от демократов к республиканцам. Также можно отметить, что Рубио ближе к центру и демократам по вопросу проведения иммиграционной реформы, а Буш в целом считается большим центристом, чем его брат и значительная часть республиканцев.

Основной угрозой для Клинтон является гипотетическая возможность появления нового кандидата. К примеру, ходили слухи, что о выдвижении в президенты в независимом качестве подумывает Майкл Блумберг, бывший мэр Нью-Йорка, глава одноименной медийной корпорации и владелец состояния, позволяющего без всяких спонсоров провести предвыборную кампанию. В случае если он решится на выдвижение, за него могут проголосовать и недовольные Хиллари демократы, и неудовлетворенные своим кандидатом республиканцы. Пока такой сценария кажется маловероятным, однако потенциально он более опасен для бывшей первой леди, чем все остальные.

Спонсоры и функционеры Республиканской партии, похоже, видят объективные сложности в том, чтобы обойти Хиллари на выборах 2016 года, и, возможно, поэтому не слишком тратят ресурсы. Их цель — спровоцировать, как в начале 2009 года, новую волну протестов консервативных граждан США (возрождение Чайной партии), чтобы в 2018 году удержать большинство в обеих палатах Конгресса и провести своего кандидата в президенты уже в 2020-м.

На сегодняшний момент, за год до выборов, Хиллари Клинтон остается единственным серьезным претендентом на номинацию от демократов и самым подготовленным кандидатом в президенты. Пока у нее остаются три основных соперника. Первый — ее прошлое, из которого то и дело появляются скандалы и истории, способные навредить ее кампании. Второй — неожиданный кандидат, который, как и Барак Обама в 2008 году, сможет перетасовать аккуратно разложенные Клинтонами карты и отобрать у них Белый дом. Третьим соперником удивительным образом остается главный хранитель наследия президента Обамы — Джо Байден. 21 октября 2015 года на лужайке у Белого дома он заявил, что не будет выдвигаться в президенты, но и молчать не станет. Если Обама не может отказать в поддержке Клинтон, то Байден сумеет поставить старого заклятого друга на место, если в том будет необходимость.


Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Коммерсантъ»
Распечатать страницу