Приоритеты России: подъем «окраин» и/или конкурентоспособная экономика?

26.12.14

Приоритеты России: подъем «окраин» и/или конкурентоспособная экономика?

Эксперты МГИМО: *Бусыгина Ирина Марковна, д.полит.н., профессор

Каждое государство в разные периоды развития формирует свой набор приоритетных направлений деятельности. Однако если территория государства велика, как велики и межрегиональные диспропорции внутри него, территориальная политика непременно будет входить в число государственных приоритетов. Сказанное полностью относится к России, крупнейшей стране мира по площади территории и стране больших асимметрий. С другой стороны, свои приоритеты формирует и задача построения конкурентоспособной национальной экономики в глобальном мире. Такая экономика требует современного дееспособного государства, создающего условия для производства инноваций. Наконец, как показали события нынешнего года, российское государство ставит перед собой и еще одну задачу, очевидно вошедшую в число приоритетов, — речь идет о продвижении геополитических интересов России.

Решение этих задач нельзя отложить, более того, их нельзя решать последовательно — только одновременно. И дело даже не в том, что приоритетов слишком много, но, скорее, в том, что они требуют конкурирующих государственных стратегий. 2014 год остро поставил эти проблемы. Возникает вопрос: существует ли принципиальная возможность успешно работать одновременно на всех направлениях?

Каковы основные вызовы для территориальной политики российского государства? Один из важнейших заключается в том, что каждый из структурно слабых и отдаленных от столицы регионов имеет свой набор проблем и рисков и, соответственно, требует своего набора решений; универсального подхода не существует. Ситуация серьезно осложняется и тем, что территориальные проблемы требуют не только очень больших финансовых вложений, но и долгосрочных усилий: даже в том случае, если средства расходуются адекватно и политика верна, отдачу (в виде оптимизации экономической модели развития региона) можно ожидать далеко не сразу, а только в перспективе.

Так, дальневосточные проблемы коренятся не только в объективной предельной удаленности этих территорий от центра, но и в том, что долгие годы политика государства была мотивирована не экономическими, но геополитическими соображениями. Такой подход привел не только к миграциям населения за пределы региона (тренд, который нельзя поменять в одночасье!), но и постепенному ухудшению качества экономической инфраструктуры, прежде всего, в энергетическом секторе. На это накладывается чрезвычайно высокая стоимость транспортных услуг и услуг ЖКХ. Результат: самое большое в стране сокращение инвестиций пришлось на Дальний Восток — они сократились на 27% в 2013 году.

Сегодня государство провозглашает «разворот на восток» и приоритет принципиального повышения значимости Азиатско-Тихоокеанского региона в российских внешнеэкономических связях. Между тем, 80% населения России и 70% российского ВВП сосредоточены в европейской части страны, а на Дальнем Востоке реализуются разрозненные, слабо связанные между собой «мегапроекты» (т.н. «белые слоны»), которые далеко не всегда экономически целесообразны, — от нового космодрома Восточный (расположен в Амурской области) до моста на Сахалин, тоннеля под Беринговым проливом и железной дороги на Якутск и Магадан. Подобные проекты не в состоянии сделать Дальний Восток более конкурентоспособным.

Совсем иная комбинация проблем и угроз на Северном Кавказе. СМИ информируют нас о том, что этот регион больше других страдает от коррупции и перманентных угроз терроризма. Однако крайне остры и социально-экономические проблемы: экономика не модернизирована, федеральные трансферты идут преимущественно на покрытие текущих расходов, инвестиции незначительны и создают мало новых рабочих мест.

Присоединение к России Крыма в марте нынешнего года объективно создало еще один территориальный вызов. Не решены проблемы собственности: до сих пор менее 10% всех предприятий полуострова переведены под российскую юрисдикцию. Чрезвычайно затратными будут транспортные и инфраструктурные проекты, а для Крыма они необходимы в первую очередь. Трансферты из федерального бюджета составят около 7 млрд долларов в год — и это только на текущие расходы. Очень велика нехватка квалифицированных кадров (и это острая проблема не только для Крыма, но и для других отдаленных регионов).Кроме того, содержание Крыма означает сокращение трансфертов в другие регионы, прежде всего в дотационные регионы европейской части страны.

До сих пор основной способ решения территориальных проблем государством заключается в перераспределении финансовых средств через федеральный центр от регионов-доноров к регионам-реципиентам (или — в случае Крыма — в «перераспределении перераспределения»). Однако этот способ порождает крайне серьезные проблемы.

Во-первых, в регионах средства центра используются преимущественно на текущие расходы, а не на повышение конкурентоспособности регионов. В результате формируются не стимулы для поисков собственных источников развития, но устойчивые ожидания сохранения (а еще лучше повышения) финансовых вливаний из центра. Понятно, что эта модель в высшей степени неэффективна, но хуже того — то, что ее поддержание невозможно гарантировать, как невозможно гарантировать поддержание на высоком уровне нефтяной и газовой ренты.

Во-вторых, решение сложнейшей задачи построения конкурентоспособной национальной экономики тоже требует средств. Конкурентоспособность означает способность производить инновации, если же, как в России, инновации производятся при поддержке государства, то именно государство должно выделять на эту поддержку изрядные средства (при негарантированной отдаче).

Таким образом, две приоритетные задачи — решение территориальных проблем и конкурентоспособная экономика — не только требуют больших средств, но и «оспаривают» их друг у друга. Если мы добавляем еще и геополитические приоритеты, то ситуация усложняется на порядки — мы добавляем еще одну задачу, которую к тому же предстоит решать в крайне напряженной международной и внутриэкономической ситуации.

Я не знаю, как решать геополитические задачи и как возможно совмещать успешное продвижение по всем трем направлениям. Успешное сочетание действий на первых двух — подъема территорий и повышения конкурентоспособности — возможно на пути подлинной децентрализации. Затратные «мегапроекты», как и бесконечное перераспределение, исчерпали себя. Необходима система, где регионы обладают серьезными правами, а государство берет на себя добросовестные обязательства по их гарантии. Сверхцентрализация, гипертрофированная роль столицы не только блокирует производство инноваций в регионах и не создает стимулы для регионального развития, но и не позволяет государству использовать иные стратегии, помимо перераспределения и искусственной подпитки производства инноваций.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО

Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Распечатать страницу