Провинция «Исламского государства» на юге Филиппин — религиозные или политические причины?

20.01.16
Эксклюзив

Провинция «Исламского государства» на юге Филиппин — религиозные или политические причины?

Эксперты МГИМО: Ефимова Лариса Михайловна, д.ист.н., профессор

Профессор кафедры востоковедения Лариса Ефимова объясняет, как на Филиппинах появились исламистские группировки и какое отношение они имеют к «Исламскому государству».

В начале 2016 года пришло сообщение о том, что четыре экстремистские группировки Филиппин объединились и объявили о создании на острове Минданао провинции запрещенной в России террористической организации «Исламское государство» (ДАИШ).

Мусульманское движение на юге Филиппин занимает особое место среди этно-конфессиональных конфликтов в Юго-Восточной Азии. Оно уходит корнями в далекое прошлое и порождено сложным комплексом противоречий — социально-экономических, политико-идеологических, социокультурных, религиозно-этнических — между христианским большинством филиппинского населения и мусульманским меньшинством. Сущность конфликта заключается в конфронтации между отсталой мусульманской периферией и развитым христианским центром. Движение изначально носило ярко выраженный политический характер, но в XXI веке стало приобретать религиозную окраску и развиваться в исламистском направлении.

Большинство жителей Филиппин являются христианами, среди них преобладают католики — 80,9%. Мусульмане насчитывают только 5% от 98 миллионов филиппинцев, однако территория их проживания составляет 38% площади страны. Мусульманское меньшинство — это 13 малочисленных народностей и племен, живущих в южных, более отсталых районах Филиппин — на островах группы Минданао, где проживает до двух третей филиппинских мусульман; архипелаге Сулу, где мусульмане составляют до 94% населения; островах Палаван, Басилан и некоторых других.

Испанские колонизаторы называли мусульманские этносы общим термином «моро» (мавры), придавая ему уничижительно-презрительный оттенок. Однако сегодня термин «народ моро» охотно используют сепаратистски настроенные группы мусульман, чтобы подчеркнуть своё отличие от других филиппинцев и обосновать стремление к автономии или даже созданию самостоятельного государства.

Политические истоки конфликта коренятся в глубоком прошлом. Ислам появился на Филиппинских островах в ХIII веке. Он был принесен арабскими, малайскими и индонезийскими торговцами и распространялся вдоль торговых путей, а эти пути проходили вблизи южных районов Филиппинских островов. К ХV веку ислам утвердился на архипелаге Сулу, а в середине ХVI века — на островах Минданао, Висайя и даже на самом крупном острове Лусон. Здесь возник ряд султанатов, базировавшихся на установлениях шариата. Общая мусульманская идеология и культура способствовали сближению принявших ислам этносов, их политической консолидации вокруг самого сильного султаната Сулу.

С ХVI века началась колонизация Филиппинского архипелага Испанией, охватившая северные и центральные районы. На юге, где ислам пустил глубокие корни, он стал знаменем борьбы против испанских захватчиков. Южные районы Филиппин сохраняли независимость и оставались под властью мусульманского правителя — султана Сулу.

Христианизированные северные и центральные районы подверглись прямому воздействию европейской цивилизации, а южные острова оставались пространством средневековой мусульманской культуры и образа жизни. Традиционные торговые пути потеряли прежнее значение. Султанат Сулу и подвластные ему территории постепенно пришли в упадок. Они оказались вне пределов влияния европейской цивилизации и капиталистического развития.

В 1851 году Испании удалось положить конец почти 300-летней независимости населения южных районов. Султанат Сулу и мусульманские племена южных островов были включены в единую испанскую колонию Филиппины. Однако испанские форпосты ограничивались побережьем — колонизаторы не проникали в глубинные районы. Здесь сохранялась власть султана Сулу, привилегии земельной аристократии, нормы шариата, средневековые социальные отношения.

В 1898 году Испания вынуждена была уступить Филиппины Соединенным Штатам. Султанат Сулу попытался воспользоваться падением испанского колониализма и заявить о своем суверенитете, подкрепив его вооруженными действиями против американских войск. Однако силы были неравны.

Утвердив свое господство на Филиппинах, американцы стремились политически интегрировать и культурно ассимилировать моро с остальной филиппинской территорией и населением. Традиционные земельные владения феодалов моро были аннулированы, а земли, которые ранее находились под их контролем, были выставлены на свободную продажу. На земли, которые моро исконно считали своими («земля предков»), хлынули христианские переселенцы из северных провинций, католические миссионеры, торговцы и предприниматели. Местное население, мало знакомое с европейской системой управления и капиталистическими порядками, не могло успешно конкурировать с пришельцами и подвергалось притеснениям и эксплуатации.

Султан Сулу и другие феодальные властители были полностью лишены привилегий. Южные районы были поставлены под прямое управление католической Манилы. В чиновничьей бюрократии, полиции и образовательной системе в районах проживания моро преобладали христиане-выходцы с севера.

Некоторые мусульманские деятели предлагали даже выделить земли моро в отдельную колонию под прямым контролем США. Поскольку американцы не пошли на это, моро стали поднимать восстания против власти американцев. Следует подчеркнуть, что противостояние натиску со стороны севера не было на этом этапе христиано-мусульманской враждой, а имело отчетливо выраженный политический характер. Народы моро отказывались признавать себя частью формирующейся филиппинской нации.

В 1946 году была провозглашена независимость Республики Филиппины, неотъемлемой частью которой становились территории проживания моро. Конституция нового государства носила подчеркнуто светский характер, религия была полностью отделена от политики. Это противоречило традициям мусульман, сохранявшим верность исламским установлениям и образу жизни. Этническое развитие моро шло вне процесса создания общефилиппинского национального единства.

Филиппины — светское государство, где отсутствует государственная или официальная религия, гарантирована свобода вероисповедания и отправления культа. Тем не менее, в структуре государственных органов имеется Офис по делам ислама, который занимается проблемами хаджа, вакфов, других исламских институтов и учреждений, координирует экономические и социальные проекты в районах с преимущественно мусульманским населением. Власти стараются наладить межконфессиональный диалог, поощряют религиозную терпимость и сотрудничество. В стране существует Совет межконфессиональных инициатив, который проводит мероприятия по укреплению религиозной толерантности и гармонии. Правительство старается соблюдать на практике равноправие и свободу всех религий. Однако мусульмане, которые проживают в основном в наиболее отсталых и бедных провинциях страны, нередко жалуются на недостаточное внимание государства к их проблемам и экономическую дискриминацию. Некоторые мусульмане испытывают дискриминацию при найме на работу, аренде квартир и т. п. Они вынуждены приспосабливаться к подобным обстоятельствам, принимая христианские имена и одеваясь по-европейски.

В правовой сфере Кодекс мусульманского частного права признает шариатские нормы составной частью национального права. Эти нормы не касаются уголовного права и применяются только в отношении мусульман. Однако часть исламских лидеров требует введения шариатского управления в мусульманских районах Минданао.

Республиканские правительства, взяв курс на окончательную интеграцию моро, стимулировали переселение христиан в мусульманские районы, создавая непосильную для местного населения конкуренцию в земельных вопросах и предпринимательстве. Сосредоточенными в южных районах богатейшими месторождениями нефти и газа распоряжается центральное правительство.

Нарушен этнический и религиозный баланс. Моро из большинства превратились в этническое и религиозное меньшинство на юге Филиппин; они составляют лишь 17% населения Минданао и архипелага Сулу. Здесь доминируют представители пришлых этносов — католики. Это ведет к религиозно-общинному обособлению моро, росту мусульманского самосознания, усилению ориентации на систему общеисламских духовных и культурных ценностей, сохранению национализма моро и сепаратистских настроений. Представители моро выражают свое недовольство и путем вооруженных выступлений, и посредством обращения к властям с требованием широкой автономии вплоть до отделения от Филиппин.

Радикализм и экстремизм на Филиппинах оказался неразрывно связан с борьбой народа моро за самостоятельность. Характерная черта сепаратистского движения моро на юге Филиппин — его исламизация и радикализация.

В 1968 году группа исламских интеллектуалов образовала Фронт национального освобождения моро (ФНОМ) с требованием государственного выделения южных районов в независимое государственное образование. В 1972 году ФНОМ начал вооруженную борьбу за независимость моро.

В 1976 году филиппинское правительство и ФНОМ подписали соглашение о предоставлении моро автономии в составе 13 южных провинций из 22, где проживали моро. Однако автономия была провозглашена в 1979 году таким образом, чтобы подчеркнуть, что это не национально-территориальная автономия народа моро, а автономия Южных Филиппин, где проживают представители разных этнических групп, групп разной религиозной принадлежности и историко-культурных традиций. ФНОМ обвинил Манилу в нарушении условий мирного соглашения — и военные действия возобновились.

В 1980 году во ФНОМ произошел раскол. Часть деятелей пошла на соглашение с правительством. Они называют свою идеологию «исламской и демократической» и высказываются за создание на Филиппинах не унитарной, а федеративной республики, поскольку сознают, что далеко не все жители южных островов являются мусульманами. Эти лидеры ФНОМ более склонны вести переговоры с центральным правительством по вопросу о национально-территориальной автономии народа моро.

Но экстремистки настроенные лидеры образовали Исламский фронт освобождения моро (ИФОМ), который не только выступил за отделение от Филиппин, но и прямо призывает к формированию исламского государства моро на южных островах. Сепаратистское движение стало принимать отчетливый исламистский характер. ИФОМ делает акцент на исламской идеологии, утверждая, что проблемы юга не могут быть решены до тех пор, пока здесь не будет создано независимое государство, основанное на шариате. ИФОМ проявляет бескомпромиссность в отношениях с Манилой. Большое внимание лидеры ИФОМ уделяют формированию вооруженных отрядов, создали сеть тренировочных лагерей и баз, где боевики проходят обучение военному делу. Многие члены исламского фронта принимали участие в войне в Афганистане. Боевики придерживаются классической партизанской тактики, совершая налеты на вооруженные силы Филиппин.

В 1991 году другая группа экстремистов, вышедших из ФНОМ, основала группировку «Абу Сайяф» (аль-Харакат аль-Исламия — Исламское движение Отец Меча). Она не очень многочисленна, в ее составе преимущественно молодежь от 16 до 35 лет, но есть и представители старшего поколения — ветераны Международной исламской бригады, сражавшейся против советских войск в Афганистане. Организация отвергает любые договоренности с центральным правительством и выступает против автономии в какой бы то ни было форме. Конечная цель «Абу Сайяф»- формирование панисламского супергосударства во всем регионе Юго-Восточной Азии, которое включало бы южные районы Филиппин, Индонезию, Малайзию, мусульманские районы Таиланда и Мьянмы. Боевики «Абу Сайяф» атакуют не только военные цели, но и проживающее в южных провинциях мирное население. Их метод борьбы — похищения, убийства, насилия и вымогательства.

От ИФОМ откололась ещё одна группировка, назвавшая себя «Исламские борцы за свободу моро» (Bangsamoro Islamic Freedom Fighters- BIFF). Она выступает с непримиримых позиций и стремится сорвать мирные переговоры с правительством страны.

Мало информации имеется о группировке «Исламский халифат Минданао» (Khalifah Islamiyah Mindanao- KIM), о существовании которой стало известно в 2013 году. Она придерживается экстремистской идеологии и стремится к созданию халифата в ЮВА.

Ещё одна новая группировка — «Помощники халифата» (Ansaral-Khilafah in the Philippines) — также вышла из ИФОМ и, по мнению аналитиков, представляет собой небольшую самодеятельную группу боевиков — идейных последователей ИГ, но никак с ними не связанной.

В 2012 году после двух десятков лет бесплодных переговоров и ряда соглашений, которые не выполнялись, ИФОМ и филиппинские власти достигли договоренностей, предусматривающих большие взаимные уступки. ИФОМ обещал отказаться от намерений создать независимое мусульманское государство на юге страны в обмен на расширение территории автономии Бангсаморо. Властям автономии будет предоставлена самостоятельность в формировании и распределении бюджета, они смогут создать собственные полицейские структуры. Действие шариатских законов должно распространяться только на мусульманское население автономии. Центральное правительство сохраняет за собой контроль над внешней политикой и национальной безопасностью. Договоренности носят рамочный характер, что предполагает их незавершенность и возможность дальнейшей разработки и детализации.

По данным австралийской газеты The Australian, боевики исламских экстремистских организаций присягнули на верность ИГ. Возглавлять филиппинский «вилаят» будет один из лидеров террористической группировки «Абу Сайяф».

Эксперты отмечают, что события на Филиппинах свидетельствуют об изменении стратегии «Исламского государства»: поскольку быстро захватить контроль над Сирией и Ираком не удалось, террористы решили заняться поисками альтернативных территорий для своей деятельности.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу