Россия и Турция: новый этап экономической разрядки

08.11.16

Россия и Турция: новый этап экономической разрядки

Эксперты МГИМО: Гулиев Игбал Адиль Оглы, к.экон.н., доцент

С 9 по 13 октября в Стамбуле прошел 23-й Всемирный энергетический конгресс. По итогам переговоров глава Минэкономразвития России Алексей Улюкаев и министр экономики Турции Нихат Зейбекчи заявили о готовности подписать соглашение о создании зоны свободной торговли уже в конце 2017 года. Первый Неофициальный разбирался, как снятие ограничений может отразиться на российской экономике, бизнесе и туризме.

Россию и Турцию на протяжении многих лет связывало тесное экономическое сотрудничество. Согласно данным Турецкого статистического института (TUİK), с 2007 по 2014 годы Россия являлась самым крупным поставщиком на турецком рынке. В 2015 году, по данным Федеральной Таможенной Службы, российский экспорт в Турцию составил $19,4 млрд., в то время как импорт — всего $4 млрд. В основном из России в Турцию вывозили энергоносители (64,1%) и металлы (19,3%). Взамен получали машины и оборудование (30,8%), сельхозсырье и продовольственные товары (26,5%), текстиль (16,3%), продукцию химической промышленности (11,1%).

Однако после инцидента со сбитым самолетом ВКС России, отношения между торговыми партнерами резко ухудшились. С 1 января 2016 года Россия ввела временный запрет или ограничение на ввоз отдельных видов турецкой продукции. В перечень вошли фрукты, овощи, соль, цветы и еще четырнадцать товарных категорий.

Одновременно с этим был запрещен прием на работу турецких граждан, отменен безвизовый режим. Под санкции попали чартерные воздушные перевозки между двумя государствами. Приостановила свою деятельность российско-турецкая межправительственная комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству. Санкции затронули и строительный и гостиничный бизнес, а также деятельность турагентств и туроператоров, находящихся под юрисдикцией Анкары.

Естественно, все это не могло не сказаться на внешней торговле стран. Согласно данным ФТС, с января по июль 2016 года российско-турецкий товарооборот снизился по сравнению с аналогичным периодом 2015 года на 40,3% и составил $8,58 млрд. Экспорт российских товаров в Турцию сократился почти на 37,3% до $7,51 млрд, а импорт упал на 55,3% до $1,07 млрд.

Налаживание отношений началось в конце июня этого года. Поводом послужили извинения турецкого лидера Реджепа Тайипа Эрдогана за сбитый российский бомбардировщик и гибель пилота. Кроме того, в своем послании президент выразил готовность сделать все возможное для восстановления дружественных отношений. Уже 30 июня 2016 года Владимир Путин подписал указ о снятии запрета на осуществление туров в Турцию и на чартерные перевозки между двумя государствами. В июле восстановила работу российско-турецкая межправительственная комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству.

Энергетика, газовая сфера и туризм — основные области сотрудничества Турции и России сегодня. Это те пути, по которым страны движутся к стабилизации отношений. С 9 по 13 октября в Стамбуле прошел 23-й Всемирный энергетический конгресс. Помимо договоренностей, которые были достигнуты в областях энергетики и газовой сферы, министр экономики Турции сделал важное заявление. Нихат Зейбекчи сообщил о возможном подписании соглашения о свободной торговле между странами в конце 2017 года. Как сообщили в Минэкономразвития, соглашение не затрагивает вопросы торговли товарами — оно ориентировано на создание преференциальных условий торговли услугами и осуществления инвестиций.

Что это даст российской экономике и бизнесу? «В первую очередь, углубление взаимной интеграции наших рынков, — отвечает заместитель директора Международного института энергетической политики и дипломатии МГИМО Игбал Гулиев. — Во-вторых, соглашение о свободной торговле повысит уровень защиты наших инвесторов в Турции».

В Турции, конечно, рассчитывают и на отмену визового режима, который по-прежнему действует в одностороннем порядке — в отношении турецких граждан. Однако Игбал Гулиев считает, что «визовые ограничения вряд ли будут сняты в скором времени в связи с рисками безопасности». Тем не менее, по словам Гулиева, с подписанием соглашения открываются хорошие перспективы для сферы услуг и финансов. В частности, Нихат Зейбекчи предложил идею о разрешении официально расплачиваться российскими рублями на территории туристических зон Турции.

Кроме того, Зейбекчи в интервью ТАСС заявил: «Думаю, что с переходом на лиры и рубли достижение торгового оборота в $100 млрд. не займет много времени». Еще в июне прошлого года об этой стратегической цели договорились Владимир Путин и Реджеп Эрдоган. При этом данные ФТС свидетельствуют о гораздо более скромном товарообороте еще до начала кризиса — $38 млрд.

«Ориентир на 100 млрд никто из руководства двух государств не корректировал. Нацеленность на достижение этой задачи озвучивалась в рамках встречи Алексея Улюкаева и Нихата Зейбекчи 9 октября в Стамбуле, — прокомментировали эту информацию в Минэкономразвития РФ. — В настоящее время работа по восстановлению российско-турецких торгово-экономических отношений осуществляется в рамках возобновления деятельности межправительственной комиссии и механизма консультаций между министром экономического развития России и министром экономики Турецкой Республики по устранению барьеров в торговле с упором на поэтапность, а также исходя из интересов российских производителей».

Турция уже долгое время ждет соглашения о свободной торговле. Кризис в отношениях существенно затормозил продвижение в этом направлении, но уже в августе Анкара приняла необходимые законодательные изменения. В то время, как работа по созданию российско-турецкого инвестиционного фонда близится к завершению, в Турции уже создан аналогичный партнер российского фонда прямых инвестиций. Такие меры необходимо для создания совместного инвестиционного фонда объемом в $1 млрд. (по 500 млн. долларов от каждого государства). Завершить же разработку соглашения о взаимной торговле и инвестициях стороны планируют к концу следующего года.

Такие временные рамки вполне ожидаемы, особенно с учетом нестабильности во взаимоотношениях двух стран. Переход от жесткой конфронтации к тесному торгово-экономическому сотрудничеству произошел довольно быстро, если не сказать резко. Тем не менее, по словам Игбала Гулиева, «данное соглашение является взаимовыгодным. Однако чаша весов с выгодами для турецкой стороны сильно перевешивает. При этом явных рисков для России в этом мы не видим, кроме геополитических, которые спрогнозировать не всегда удается».

Даниил ФАРНИЕВ

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Первый неофициальный»
Распечатать страницу