Россия — Япония: «мягкий путь» в будущее

28.05.18
Эксклюзив

Россия — Япония: «мягкий путь» в будущее

Эксперты МГИМО: Чугров Сергей Владиславович, д.социол.н.

Профессор кафедры международной журналистики С.В.Чугров — об открытии Перекрестного года Японии в России и России в Японии и предстоящих мероприятиях.

26 мая на исторической сцене Большого театра президент Владимир Путин и премьер-министр Синдзо Абэ открыли Перекрестный год Японии в России и год России в Японии.

Пока публика ожидала появления лидеров двух стран, профессор Нобуо Симотомаи, давний друг МГИМО и член Оргкомитета Перекрестного года, увидев меня в зале Большого театра, с некоторым удивлением сказал: «Япония всегда стремилась достойно представить свою культуру в России. Но не припомню ничего близкого по уровню и размаху. Это место выбрано не случайно: мы, японцы, считаем, что Большой — это главный символ российской культуры».

Выход на сцену российского президента публике запомнился осанкой и невозмутимостью борца политического дзюдо. Премьер Японии одарил зал сдержанной самурайской улыбкой, означавшей, видимо, что он почти доволен итогами переговоров. Оба лидера выглядели усталыми после «марафона» Петербургского экономического форума, общения с космосом (на нашей орбитальной станции сейчас находится японский астронавт Норисигэ Канаи). После перелета из Санкт-Петербурга переговорный процесс продолжался уже в Кремле в режиме нон-стоп, и, судя по тому, что лидеры России и Японии появились почти на пару часов позже объявленного срока, предшествовавший разговор у них выдался непростой, затронув болезненные и сложные вопросы — отношения к американским зигзагам вокруг ядерной программы Пхеньяна и заключения мирного договора между Москвой и Токио, которое японская сторона привычно связывает с проблемой принадлежности южной части Курил.

Под итогами этого раунда переговоров черту подвел российский президент: «Считаем важным терпеливо продолжать поиск решения, которое отвечало бы стратегическим интересам и России, и Японии и было бы принято народами обеих стран».

Где же тот общий знаменатель, что уже принят и понятен народам обеих стран?

С одной стороны, о нем говорила та теплота, с которой столичная взыскательная публика приняла выступления артистов центра боевых искусств «Будокан» и виртуозных барабанщиков труппы «Драм Тао». Любители японской литературы в России зачитываются произведениями Танидзаки, Оэ, Мисимы, Акутагавы и Мураками. Поклонники кино без памяти от лент Куросавы, мультфильмов Миядзаки... Важнейший элемент «мягкой силы», объясняющий интерес российских граждан к Японии — имиджевое своеобразие страны, творящее образ особенной и непревзойденной страны, застланный флером неповторимой привлекательности и загадочности. Уникальные пейзажи, колоритные праздники, древние традиции стали своего рода визитной карточкой японской «мягкой силы».

С другой стороны, по-прежнему в японском обществе (не только в интеллектуальных кругах) господствует искренняя симпатия к нашей классической культуре, прежде всего к шедеврам творчества Толстого и Достоевского, романы которых по интенсивности рефлексии сродни психологическим изводам японского менталитета. Японцы почитают музыку Чайковского и Рахманинова, Стравинского и Прокофьева венцами мирового музыкального искусства, восхищаются глубиной психологического театра Чехова. Они боготворят нашу школу музыкального исполнительского искусства, привечая наших пианистов, скрипачей, вокалистов, которые становятся наставниками юных японских дарований. На самых почетных местах в японском списке упоминаемых в прессе лиц — Владимир Путин, а среди самых популярных личностей в Японии — «неистовый маэстро», дирижер Валерий Гергиев и кумир японцев, наши молодые фигуристы и гимнастки. Вот она, великая «мягкая сила» искусства, залог традиционно высокого уровня уважения к российской культуре в Японии и к японской культуре в России... «Огненные цветы» на заднике сцены Большого салютовали о завершении полуторагодовой подготовки Перекрестного года, о котором министерства культуры обеих стран договорились в декабре 2016 года во время визита Путина в Страну восходящего солнца.

«Мягкая сила» исконно близка японцам — даже на уровне подсознания. Почитание мягкости закрепилось в их сознании с давних времен. Вспомним образ, впаянный в менталитет японцев: под бременем снега дубовая ветка обламывается, а веточка сливы сгибается и, распрямляясь, скидывает с себя гнет. В названиях единоборств — дзюдо («мягкий путь»), джиу-джицу (вернее было бы: дзю-дзюцу, «мягкий способ») — видим иероглиф дзю, означающий именно «мягкость».

Перечисление всех мероприятий, запланированных японской стороной стало бы крайне утомительным занятием. В московском театре им. Моссовета с 9 по 15 сентября и петербургском БДТ им. Г.А. Товстоногова с 19 по 22 сентября пройдут гастроли театра «Сётику гранд кабуки», который представит классическую драму Мондзаэмона Тикамацу «Жизнь в уединении живописца Тоса-сёгэна», в которой мы увидим актера кабуки, «национальное достояние» Гандзиро Накамуру IV. С 4 сентября по 28 октября в Государственном музее изобразительных искусств им. А.С.Пушкина мы сможем любоваться выставкой «Шедевры живописи и гравюры эпохи Эдо», на которой будет представлено около 130 сильнейших произведений, в том числе считающиеся «национальными сокровищами».

Среди стратегических задач японской «мягкой силы» на российском направлении особняком стоят молодежные программы. Молодым адресован проект Cool Japan («Крутая Япония»), представляющий богатую субкультуру японской молодежи (J-поп, мультики-аниме, комиксы-манга, гастрономические диковинки, изысканное разнообразие косплей и пр.). Российские поклонники японской поп-музыки полюбили певицу-андроид Мику Хацунэ — вокальную виртуальную реальность, программный продукт инновационной технологии.

В рамках Перекрестного года сначала 4-5 августа перед музеем современного искусства «Гараж» в Парке Горького пройдет J-FEST Summer 2018. Барабанщики зажгут молодежные толпы, которые увидят также японские танцы, оценят выставку-дегустацию японских вкусностей. Впервые в дополнение к летнему фестивалю пройдет осенний — J-FEST Autumn, а его изюминкой станет фэшн-шоу для юных Gothic@Lolita.

Особенностью Перекрестного года будет невиданный ранее размах мероприятий в регионах, особенно Сибири и Дальнего Востока: вот-вот, 1-3 июня в порту Владивостока ошвартуется учебное парусное судно «Каё-мару»; опять же во Владивостоке в июле пройдет показ танцев театра кабуки с участием труппы детей-танцоров; через Хабаровск, Биробиджан, Благовещенск, Читу, Улан-Удэ и Иркутск пройдет транссибирский поезд дружбы Японии и России, а его японские пассажиры будут проводить культурные мероприятия по ходу следования и общаться с местными жителями. Не только москвичи, но и население Нижнего Новгорода, Саратова, Тамбова и других городов будут печалиться вместе с героями истории любви в опере «О-Нацу» в сопровождении песочной анимации... В расширенном формате в разных российских городах пройдет 52-й фестиваль японского кино, на котором будут представлены премьерные показы.

Что же касается российского культурного «десанта» на Японские острова в рамках Перекрестного года, то тут много оригинальных задумок, но есть еще некая неопределенность — что-то не полностью утрясено, что-то пока недофинансировано. Пора обратить внимание на недостаточно раскрытый мощнейший потенциал и скромный коэффициент полезного действия российской «мягкой силы». Изобретательные наработки Японского фонда следовало бы перенимать Фонду «Русский мир» и Федеральному агентству по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству (Россотрудничество). Российско-японские контакты в сфере образования, науки и культуры в высшей степени разнообразны. Но и здесь есть некоторая диспропорция. Для Японии — это стратегический курс на получение политических дивидендов с помощью «мягкой силы». Для России — это пестрота контактов, которые носят порой по-русски спонтанный характер, не всегда поддержаны достаточно регулярным финансированием. (Помню, японский русист Сигэки Хакамада, старший брат И. Хакамады, пригласив к себе домой, вручил мне свою статью под заголовком «Японский порядок и российская стихийность»).

Главная организация, координирующая японскую «мягкую силу», Японский фонд, оказывает поддержку в организации совместных мероприятий, таких как международные собрания, симпозиумы, семинары, мастер-классы и т.д., финансирует программы исследований, обеспечивая благоприятные условия для работы российских ученых в японских университетах. Связи с Россией становятся более стабильными. Японские деятели культуры работают в нашей стране и даже в удаленных регионах. Например, Морихиро Ивата, танцовщик с мировым признанием, несколько лет служил солистом Большого театра, а сейчас работает худруком балетной труппы Бурятского государственного театра оперы и балета.

«Мягкая сила» тесно переплетается с экономическими интересами. Это хорошо понимали лидеры России и Японии, договариваясь о новых совместных проектах на российских Курильских островах. Япония, похоже, не питает особо сильных иллюзий. Впрочем, Синдзо Абэ, подводя итоги переговоров, заявил, что рассчитывает решить вопрос заключения мирного договора «при жизни нынешнего поколения». Но если Япония не получит новые возможности раскручивания экономического маятника на российских Курилах, то она окажется в тисках стагнации. Впереди — встреча лидеров на Дальневосточном экономическом форуме во Владивостоке, которая должна придать договоренностям более конкретные формы.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу