Российско-американские отношения 2019: есть ли средства от трампофилии?

10.01.20
Итоги года

Российско-американские отношения 2019: есть ли средства от трампофилии?

Эксперты МГИМО: Истомин Игорь Александрович, к.полит.н.

Доцент кафедры прикладного анализа международных проблем И.А.Истомин — об отношениях России и США в 2019 году.

Отношения России и США в 2019 году определялись скорее теми событиями, которые не случились, а не тем, что произошло. Москва и Вашингтон избежали дальнейшей эскалации противоборства, но и просвета в нем пока не просматривается. Застой в конфронтации создает иллюзию привычности, контролируемости и даже в какой-то степени безопасности сложившегося порядка взаимодействия. Вместе с тем уже в предстоящем году стороны могут начать тестировать прочность достигнутого плато.

В условиях дефицита подвижек как по кооперативной, так и по конфронтационной повесткам на протяжении всего года, главной темой политических борений и экспертных обсуждений оставалась судьба Договора о ракетах средней и меньшей дальности. Между тем вероятность американского выхода из этого соглашения нависала еще со времен позднего Обамы, а возможные практические последствия отказа от него — особенно в Европе — остаются неясными. В результате — исчезновение одного из знаковых соглашений, подводивших черту под холодной войной, произошло не то чтобы буднично, но во всяком случае достаточно спокойно.

Иные выпады Вашингтона уже в отношении многосторонних режимов в области безопасности опять-таки не были ни внезапными, ни принципиально значимыми с точки зрения военно-политического баланса — они направлялись против документов (Договора о всеобъемлющем запрещении ядерного оружия и Договора по открытому небу), которые в первую очередь призваны символически свидетельствовать о наличии доброй воли государств ограничивать гонку вооружений. То, что Соединенные Штаты позитивными чувствами в отношении контроля над вооружениями не располагают, стало понятно еще в прежние годы.

При этом по другим направлениям двусторонних отношений заметных событий набралось еще меньше. В частности, не оправдались прогнозы относительно перспектив наращивания санкционного давления на Россию, особенно в связи с прошедшими в конце 2018 года выборами в Конгресс США. Демократы смогли заполучить контроль над Палатой представителей, что парадоксальным образом оградило Москву от новых обвинений относительно вмешательства в американскую политику, а значит и от внедрения дополнительных пакетов санкций. В результате, ограничения, введенные в отношении отечественной экономики в 2019 году, вписывались в прежнюю логику, мало влияя на градус политической напряженности.

Лишь в конце года рост общественного интереса к санкциям спровоцировало введение Вашингтоном мер против проекта «Северный поток — 2». Сами по себе они не являются непреодолимыми, но несколько неожиданно, что ни Газпром, ни непосредственный оператор проекта Nord Stream AG не подготовили запасного плана действий, который позволил бы избежать задержек в строительстве на случай отказа швейцарского трубоукладчика от продолжения работ. Между тем, США уже давно и последовательно демонстрируют недовольство строительством новых российских трубопроводов, грозя санкциями в отношении европейских компаний.

Не оказало значимого влияния на российско-американское взаимодействие и завершение расследования специального прокурора Роберта Мюллера, несмотря на имевшиеся у ряда наблюдателей завышенные ожидания на этот счет. Не оправдались еще присутствующие в отечественных экспертных кругах предположения, что преобразованию личных симпатий Дональда Трампа к Москве в практические политические шаги по нормализации двусторонних отношений препятствуют только подозрения в предвыборном сговоре.

Команда нынешнего президента США смогла достаточно успешно делегитимизировать расследование Мюллера в глазах республиканских избирателей, а впоследствии минимизировать значение наиболее чувствительных для нее выводов итогового доклада. Это не отменяет того факта, что само по себе вмешательство России в американские выборы остается догмой, которая не подвергается в Вашингтоне даже толике сомнения.

Кроме того, завершение расследований в отношении Дональда Трампа не порождает для его администрации никаких дополнительных выгод от налаживания сотрудничества с Москвой. В этих условиях строить расчеты исключительно на основе периодически произносимой американским лидером приятной риторики в отношении российского коллеги представляется безрассудным. Как раз неудивительно, что широко анонсированная встреча президентов России и США в июне с субстантивной точки зрения оказалась безрезультатной. Заверения с обеих сторон о значимости поддержания контактов на высшем уровне не акцентируют, что единственным их результатом остается само по себе сохранение диалога.

На этом фоне важным, если не в практическом, то хотя бы в политико-психологическом смысле результатом 2019 года могло бы стать преодоление позитивного, в чем-то даже апологетического отношения к Дональду Трампу в российском сообществе комментаторов. Такого пересмотра оценок собственно персоналии американского президента, тем не менее, также не случилось, и это, пожалуй, самый неожиданный итог.

Еще живы воспоминания, как в 2016 году новость об избрании Трампа в Государственной думе встречали овациями и распитием шампанского. Тогда такую реакцию можно было бы оправдать надеждами, что предвыборная риторика республиканского кандидата обернется сменой американского курса на российском направлении и возможностью начать диалог, если не с чистого листа, то с новой перезагрузки. Тем не менее, последующий период был отмечен лишь дальнейшим обострением разногласий, которое, впрочем, в России нередко приписывали злокозненности демократов и ограниченному пространству для маневра у исполнительной власти.

С завершением расследования Роберта Мюллера разделять «плохих» конгрессменов и «хорошего» Трампа становится особенно трудно. Тем не менее, и в рамках разбирательства по импичменту, и в контексте начавшейся предвыборной гонки в США симпатии российских наблюдателей в значительной степени остаются на стороне последнего. Подобное отношение свидетельствует, что трампофилия — отражение привязанности к интересному персонажу американской драмы, а не следствие стратегического расчета и надежды на вывод взаимодействия Москвы и Вашингтона из модуса противоборства.

Читайте все материалы проекта «Эксперты МГИМО подводят итоги 2019 года».

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу