Российско-японские отношения переживают период подъема

31.10.16

Российско-японские отношения переживают период подъема

Эксперты МГИМО: Стрельцов Дмитрий Викторович, д.ист.н., профессор

Контакты Токио и Москвы в последнее время заметно активизировались. В середине декабре Японию с визитом посетит президент РФ Владимир Путин. Премьер-министр Синдзо Абэ с большим оптимизмом смотрит на предстоящие переговоры с российским лидером, в ходе которых надеется положить конец территориальной проблеме между государствами. О том, реально это или нет, корреспондент «РГ» поговорил с заведующим кафедрой востоковедения МГИМО МИД РФ профессором Дмитрием Стрельцовым.

— В декабре ожидается визит президента РФ Владимира Путина в Японию. Поговаривают, что поездка может стать исторической?

Российско-японские отношения в настоящий момент переживают период подъема. В нынешних условиях встречи лидеров России и Японии становятся локомотивом, который вытягивает эти отношения на новый уровень. Во многом личные дружеские отношения российского президента Владимира Путина и японского премьер-министра Синдзо Абэ формируют тот климат доброжелательности и добрососедства, который мы сегодня наблюдаем. В ожидании визита главы российского государства в Японию заметно активизировались двусторонние связи во многих сферах и по различным направлениям. Конечно, большие ожидания связаны с итогами этого визита. Я надеюсь, что в ходе поездки президента РФ будет подчеркнута взаимная значимость стран для национальных интересов друг друга в нынешней достаточно сложной геополитической обстановке, будут обозначены сферы сотрудничества и самое главное — нарисованы новые форматы взаимодействия. Рассчитываю, что визит придаст импульс такому сотрудничеству.

— Премьер Японии Синдзо Абэ с большим оптимизмом смотрит на предстоящую встречу с российским лидером, надеясь, по всей видимости, на решение самых сложных вопросов, и прежде всего, территориального?

— Позиция японской стороны сводится к тому, что любые подвижки в российско-японских отношениях должны приближать нас к решению этого «главного и основного» территориального вопроса. Я считаю, что этот вопрос далеко не главный. Такая повестка дня навязана нам японскими партнерами. Полагаю, что проблему, наоборот, нужно сдвигать на периферию двусторонних отношений. Ни одна из сфер нашего сотрудничества ни в коей мере не зависит от решения данного вопроса. Взять хотя бы экономику. У Японии прекрасные торговые связи с Южной Кореей и Китаем несмотря на имеющиеся пограничные разногласия и достаточно непростые политические отношения с указанными странами в целом. Я согласен, что территориальную проблему нужно решать, но не стоит с этим торопиться и не следует увязывать ее с чем-то еще. Это отдельный и сложный вопрос, который можно урегулировать только в условиях доверия и взаимопонимания. В наших отношениях нужна совершенно новая атмосфера. Помимо этого, требуется наличие политической воли, причем с обеих сторон. В данный момент, как мне кажется, есть определенные условия, чтобы эту политическую волю проявить. Но будет ли она проявлена и в какой степени, покажут итоги визита Владимира Путина в Японию. Давайте подождем. О чем договорились лидеры наших стран в ходе предыдущих контактов, которые проходили в том числе и за закрытыми дверями, мы не знаем. Здесь есть определенная интрига, наверно, какой-то прогресс можно ожидать.

— Не возникает ощущения, что этот визит может стать пиком в развитии российско-японских отношений, после которого все пойдет на спад?

— Не думаю. Существуют объективные факторы долгосрочного характера, которые сближают наши страны. Прежде всего, это геополитическая обстановка в мире, а также изменение баланса сил в Восточной и Юго-Восточной Азии. Обе страны чувствуют, что нужны друг другу в современных сложных условиях, когда происходит усиление Китая по многим направлениям, включая политическое, экономическое и военное. Есть новые угрозы военного и другого характера. Среди них ядерная проблема на Корейском полуострове и терроризм. Кроме того, существует еще и большой блок вопросов, который мы можем решить в ходе развития двустороннего экономического сотрудничества. Экономики наших стран находятся не в самом лучшем состоянии, испытывают влияние кризисных явлений. Россия может быть полезной для Японии в качестве поставщика энергоресурсов, наша страна способно предоставлять восточному соседу транзитные возможности и свой научно-технический потенциал. Для РФ по-прежнему важны японские технологии и инвестиции. Я думаю, что визит Владимира Путина станет одной из вех на пути развития наших отношений, которые в ближайшие годы будут идти по восходящей. Конечно, в наше время строить прогнозы — дело неблагодарное. Но все говорит о том, что поездка главы российского государства в Японию станет не рядовым событием. И самое главное, на этом все не закончится.

— В развитии российско-японских отношений не последнюю роль играет американский фактор. Существует мнение, что США на период президентской кампании в стране ослабили хватку. Однако с приходом в Белый дом новой администрации все может измениться и Вашингтон в очередной раз вобьет клин между Токио и Москвой.

— На мой взгляд, этого не произойдет. Во-первых, если в ходе визита президента Владимира Путина в Японию будут подписаны какие-то соглашения, давать им задний ход японская сторона уже вряд ли осмелится, даже с учетом мнения Соединенных Штатов. Во-вторых, это уже моя личная точка зрения, Вашингтон не заинтересован в ухудшении российско-японских отношений и в дестабилизации обстановки в Азии в целом. Любая напряженность между Токио и Москвой — это очередной источник военных угроз. США, как мне кажется, не заинтересованы в создании таких источников, их и без того хватает.

— И все же разногласия между Соединенными Штатами и Россией в последнее время возникают все чаще, в первую очередь, из-за событий в Сирии. В прессе пишут, что страны Запада могут ввести новые санкции в отношении РФ. В таком случае Вашингтон попытается втянуть в эту игру и Японию?

— Насколько я понимаю, идея новых санкций не вызвала энтузиазма. Это в основном разговоры. Все уже поняли, что ограничительные меры не работают, а только наносят ущерб друг другу. Не думаю, что Запад пойдет по пути эскалации давления на Россию. Даже если представить, что какие-то санкции примут, Япония уже показала, как станет действовать в подобных условиях. Иными словами, на этот счет у японской стороны имеется определенный исторический опыт. Японское правительство, конечно, может присоединиться к рестрикциям, но оно всегда будет делать это аккуратно, дозировано и с учетом своих национальных интересов. То есть формально это будет введение санкций, а по факту останется номинальной вещью. Японцы прекрасно обходят санкции, которые были введены в отношении РФ в связи с украинскими событиями. Я думаю, что во взаимодействии Токио и Москвы санкционные вопросы не вызывают больших трений.

— Газета «Никкэй симбун» не так давно написала о планах по совместному с Россией управлению и освоению островов Итуруп и Кунашир. Японское правительство, конечно, указанную информацию опровергло. Несмотря на это мы понимаем, что солидное издание вряд ли стало бы публиковать непроверенные сведения.

— Идея, скорее всего, существует. Возможно, она даже обсуждалась на высоком уровне. Но я не представляю, как это в практическом плане можно осуществить. К подобного рода заявлениям я отношусь с большим скептицизмом. Дело в том, что японская сторона проводит однозначную линию, в соответствии с которой пока суверенитет на спорные, с японской точки зрения, острова остается за Россией, какие бы ни были льготы, участвовать в таких зонах она не станет. На одной территории должны будут действовать одновременно законы двух разных государств. Всегда есть определенные противоречия между законодательствами стран. И не может быть, чтобы для одних граждан на одной территории действовали одни законы, а для других — другие. Это в общем-то правовой нонсенс. Территория должна управляться, даже если это совместное управление, одним законом. Данный вопрос, как мне кажется, здесь самый главный. А поскольку полная ясность на этот счет отсутствует, проект остается какой-то фантастикой. Совместное управление — это хорошо, но это, скорее, не управление, а хозяйственное освоение.

— В мае этого года премьер Синдзо Абэ представил Владимиру Путину так называемый «план из восьми пунктов», который должен стать основой будущего двустороннего экономического сотрудничества. Смогут ли эти пункты поднять наши связи на принципиально новый уровень? Не является ли предложение японского политика своеобразной ширмой, нацеленной лишь на демонстрацию стремления Японии развивать экономическое сотрудничество?

— Здесь, конечно, присутствует элемент пиара. Однако есть уже и определенные подвижки. Японское правительство, к примеру, заявило о намерении выделить триллион иен (около 10 миллиардов долларов США) на реализацию указанного плана. И я думаю, что дело не закончится простыми заявлениями. Более того, в ходе состоявшегося в начале сентября во Владивостоке Восточного экономического форума (ВЭФ) говорилось о намерениях Японского банка международного сотрудничества (JBIC) инвестировать средства в российскую компанию «Новатэк», которая занимается в том числе проектом «Ямал СПГ». Кроме того, японская корпорация Mitsui заявила о желании купить крупный пакет (около 5 процентов) «РусГидро». Поднят вопрос о строительстве завода двигателей фирмы Mazda во Владивостоке. Насколько я помню, между Россией и Японией обсуждается идея энергомоста, хотя ее периодически снимают с повестки дня, но она все равно всплывает. Это говорит о том, что проект имеет определенные перспективы. И даже от газопровода с территории Сахалина в Японию еще полностью никто не отказывался. Кроме того, обсуждается идея строительства железной дороги, которая должна соединить Японию через Транссибирскую железнодорожную магистраль с Европой. Есть еще и такие области для совместного сотрудничества, как космос. С появлением космодрома Восточный возможности на этом направлении значительно расширились. Японская сторона также заинтересована в использовании Северного морского пути. Я уже перечислил довольно большое число крупных проектов, каждый из которых будет стимулировать прочие области сотрудничества. Приход японского капитала — это не только какие-то производственные мощности, но еще и банки, страховые компании, фирмы по персоналу.

Александр ЛЕНИН

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Российская газета»
Распечатать страницу