Террористический акт в Актобе — симптом роста террористической активности на всем постсоветском пространстве

10.06.16
Эксклюзив

Террористический акт в Актобе — симптом роста террористической активности на всем постсоветском пространстве

Эксперты МГИМО: Гусев Леонид Юрьевич, к.ист.н., Казанцев Андрей Анатольевич, д.полит.н.

Директор Аналитического центра ИМИ МГИМО А.Казанцев и старший научный сотрудник Центра Л.Гусев проанализировали теракт в Актобе и представили прогноз развития ситуации в Центральной Азии.

Произошедший 5 июня в казахстанском городе Актобе теракт означает новый этап в противостоянии терроризму не только в Казахстане, но и по всему постсоветскому пространству.

Подобный террористический акт мог произойти в любой другой стране Центральной Азии или в России. К сожалению, тенденция к быстрому росту террористической угрозы является в настоящий момент общей для всех стран постсоветского пространства. Это связано, прежде всего, с серьезным экономическим кризисом, имеющим место как в Казахстане, так и в других постсоветских странах. Имеющиеся экономические проблемы наслаиваются на сложные геополитические обстоятельства. Центральная Азия давно уже была объектом экспансии международных террористических структур, имеющих серьезную поддержку из радикальных исламских фондов, расположенных в ряде нефтедобывающих аравийских монархий.

Однако в настоящее время ситуация стала еще более тяжелой из-за идущей войны с международным терроризмом на Ближнем Востоке, в Сирии и Ираке и из-за усиливающейся нестабильности в Афганистане. По обоим этим направлениям идет большое количество боевиков из России и стран Центральной Азии. Эти люди потом могут вернуться, пройдя серьезную террористическую подготовку. Более того, на каждого уехавшего приходятся десятки или сотни сочувствующих в «спящих ячейках». По ряду авторитетных оценок, из Узбекистана в Сирию и Ирак выехало 500 боевиков, из Туркменистана — 360, из Кыргызстана — 350, из Казахстана — 250, из Таджикистана — 190.

В современном глобализующемся мире неплодотворно рассматривать проблему отъезда и возврата боевиков в чисто национальных границах. Более того, в случае Казахстана это становится совершенно очевидным, так как изначально рост террористической активности в этой относительно благополучной по сравнению со многими соседями стране был спровоцирован приездом в это государство боевиков из других стран (уйгурских экстремистов, исламистов из Кыргызстана и Узбекистана, чеченских экстремистов с Северного Кавказа, и т.п.). К сожалению, нападение в Актобе и другие события последних лет могут служить доказательством того, что религиозно-террористические группы в Казахстане постепенно укоренились и начали бросать открытый вызов существующей власти и социальному порядку.

Более того, это очень плохой симптом, свидетельствующий о том, что тенденция к росту террористической активности захватывает даже те страны, которые еще относительно недавно были очагом стабильности на постсоветском пространстве. В частности, в случае Казахстана существовавшая там долгое время стабильность в плане низкой террористической активности объясняется как относительно высоким по сравнению с центральноазиатскими соседями уровнем жизни, так и культурным фактором — исторически обусловленным изначально низким уровнем распространения фундаменталистских исламских настроений среди местного населения.

В этом контексте уместно обратиться к типологии роста террористической активности в Казахстане, выдвинутой в свое время выдающимся казахстанским экспертом и политическим деятелем, ныне — директором КИСИ при Президенте Казахстана Ерланом Кариным. Он отмечал, что в конце 90-х — начале 2000-х гг. проблема терроризма сводилась к тому, что на территории республики скрывались «чужие» террористы. Однако в начале — середине 2000-х годов начался новый этап — «вербовочный». Участились случаи участия граждан Казахстана в террористической деятельности как на территории постсоветских стран, так и в странах дальнего зарубежья. Например, группа «Жамаат моджахедов Центральной Азии», куда входил и ряд граждан Казахстана, организовала весной-летом 2004 года серию терактов в соседнем Узбекистане.

Наконец, в 2005–2011 гг. феномен терроризма в Казахстане «локализовался». В это время начало расти число казахстанцев, привлекаемых к уголовной ответственности за совершение преступлений, связанных с экстремизмом и террористической деятельностью уже непосредственно на территории Казахстана. В 2008–2009 годах, по официальным данным, в стране было предотвращено семь терактов.

2011–2012 гг. стали периодом, когда появилась принципиально новая тенденция. Террористы стали целенаправленно нападать на местных силовиков, т.е. они бросили вызов структурам государственной власти. В 2011 г. произошли взрывы в здании департамента КНБ в Актобе и у здания СИЗО КНБ в Астане. Впервые терроризм был официально признан как угроза национальной безопасности после двух взрывов в Атырау в конце октября 2011 года, когда было официально возбуждено уголовное дело по соответствующей статье Уголовного кодекса.

При этом террористы представляют фанатичный, «жертвенный» тип поведения. Примером боевиков соответствующего типа был Максат Кариев в Таразе. После убийства сотрудников КНБ он дальше продолжал убийства и пошел на штурм здания ДКНБ, хотя мог спокойно покинуть город, и вряд ли бы его удалось задержать. В 2012 году казахстанские эксперты Марат Шибутов и Вячеслав Абрамов представили доклад «Терроризм в Казахстане — 2011–2012 годы» , где утверждали, что в стране закончился «инкубационный период» внутреннего терроризма и в скором времени стоит ожидать новой, более сильной, волны террора.

Описанные выше тенденции позволяют сделать неутешительный прогноз. Как показывает опыт целого ряда стран и регионов мира, действия террористов имеют определенную последовательность. В частности, сначала они всегда начинают насилие против государственных и силовых структур. При этом население стараются не трогать. К счастью, то же самое имело место и во время рассматриваемого теракта в Актобе. Террористы просто высадили водителя и пассажиров захваченного автобуса. Однако по мере развития террористической активности действия террористов по отношению к мирному населению становятся все более жестокими. Теракты все более приобретают устрашающий и иррациональный характер, так как жертвы их становятся все более случайными. Вопрос о том, когда террористическая активность в Казахстане перейдет к этому, самому зловещему этапу, и перейдет ли вообще (на что очень хочется надеяться), остается пока открытым.

В ряде последних публикаций директора ИМИ МГИМО А. Казанцева в РСМД и «Валдайском клубе» содержалось предупреждение о том, что сейчас целый ряд факторов может спровоцировать еще более активный рост экстремизма на постсоветском пространстве, в частности, в Центральной Азии. К ним можно отнести наблюдающееся в настоящее время осложнение геополитической ситуации на Ближнем Востоке (особенно, в контексте войны в Сирии), рост нестабильности в Афганистане, усиление геополитического противостояния на постсоветском пространстве и экономический кризис, связанный с падением цен на нефть. События в Актобе, к сожалению, являются одним из показателей этого роста. Причем, надо понимать, что Казахстан — страна во многих отношениях, благополучная, стабильная, и рост угроз в ней — это показатель того, что в менее благополучных странах Центральной Азии ситуация и вовсе взрывоопасна.

Вышесказанное свидетельствует о том, что надо усилить противостояние всех здоровых сил в мире международному терроризму. В частности, к этому призывал с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН президент РФ. В.Путин. Проблема терроризма пришла в Казахстан извне. Ее рост поддерживается и финансируется внешними силами, поэтому усилиями одних только казахстанских властей справиться с ней нельзя. В этой связи в борьбе с международным терроризмом надо усиливать антитеррористическое сотрудничество постсоветских стран по линии ОДКБ, российско-казахстанско-китайское партнерство, в том числе, по линии ШОС, а также и сопряжения ЕАЭС и «Экономического пояса Шелкового пути» .

Наконец, надо, по возможности, поддерживать антитеррористическое взаимодействие со всеми готовыми к этому силами в мире, включая страны ЕС и США (в той мере, в какой последние готовы реально бороться с терроризмом, скажем, в соседнем Афганистане). О последнем, например, говорилось в выступлении В.Путина в Ульяновске в апреле 2012 г.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу