Скандал в Южной Корее: добрая слава лежит, а дурная далеко бежит

15.11.16

Скандал в Южной Корее: добрая слава лежит, а дурная далеко бежит

Эксперты МГИМО: Дьячков Илья Владимирович, к.ист.н.

В Южной Корее разразился крупный политический скандал, грозящий обернуться импичментом для президента страны Пак Кынхе. Глава государства передавала важную информацию своей близкой подруге, которая могла повлиять на принятие таких спорных решений, как размещение в стране элементов американской системы ПРО (THAAD) и ужесточение политики в отношении Пхеньяна. Скандал вызвал протесты по всей стране и падение доверия населения к президенту до рекордно низкого уровня.

В конце октября 2016 г. в Республике Корея разразился крупный политический скандал вокруг президента страны Пак Кынхе. Журналисты обнаружили, что ее давняя близкая подруга, Чхве Сунсиль, не занимающая никаких постов во властных структурах, оказывала прямое влияние на решения и высказывания президента, а также на политику страны по многим внутренним и внешним вопросам. Кроме того, возникли подозрения, что Чхве Сунсиль через президентский аппарат вымогала «пожертвования» у крупнейших корпораций страны, помещая средства в подконтрольные фонды.

Южнокорейскую общественность, однако, возмутило в первую очередь непосредственное вмешательство стороннего человека в политику на самом высоком уровне. По информации журналистов, подруга президента не только редактировала речи Пак Кынхе и имела доступ к секретным документам, но и подтолкнула ее к таким спорным решениям, как согласие на размещение в стране элементов американской системы ПРО (THAAD) или ужесточение политики в отношении Пхеньяна. Последнее, в частности, выразилось в закрытии совместного корейского промышленного комплекса в Кэсоне, проработавшего не один год.

Власть изначально отрицала обвинения, заявляя, что у президента тоже могут быть друзья, и она вольна с ними советоваться, однако давление общественности лишь нарастало. Прокуратура страны начала расследование в отношении Чхве Сунсиль, а в Сеуле и других городах проходят масштабные демонстрации. Пак Кынхе дважды извинилась перед народом и отправила в отставку премьера, выдвинув на пост кандидата, близкого к оппозиции, что, однако, лишь возмутило ее политических противников, составляющих большинство в парламенте. Извинения также не были встречены с пониманием: демонстранты по-прежнему призывают президента добровольно уйти в отставку, а в политических кругах обсуждается возможность объявления импичмента.

Тем не менее следует отметить, что этот скандал — скорее следствие, чем причина непопулярности Пак Кынхе. Она находилась в уязвимом положении с самого начала — ее перевес на выборах был не очень большим, при этом Сеул (столичные жители составляют почти половину населения всей страны и задают тон общественному мнению) преимущественно голосовал за оппозиционного кандидата. Ее сдержанность на публике никогда не воспринималась с пониманием, а оппозиция всегда была готова объяснить любой неудачный шаг президента тем, что она дочь, Пак Чонхи, авторитарного правителя Южной Кореи в 1961—1979 гг. Непопулярность Пак Кынхе оказывала влияние на политику и ранее: так, в 2014 г. парламент долгое время не давал ей назначить премьера, находя изъяны у предлагаемых кандидатов.

Еще до самого́ скандала ею были недовольны обе главные политические силы: и оппозиционно настроенные левоцентристы (в первую очередь партия «Тобуро»), и консерваторы (партия «Сэнури»), к которым президент относится и сама. Проигрыш консерваторов на парламентских выборах в 2016 г. можно объяснить тем, что многие избиратели голосовали именно против Пак Кынхе. При этом у президента немало разногласий и со «своим» лагерем. Так, перед выборами она призывала голосовать не за партию «Сэнури» в целом, а за конкретных политиков, иными словами, преданных ей лично депутатов. Разочарование в президенте сплотило людей диаметрально противоположных взглядов: одним из поводов для скандала стали находки совместного расследования журналистов консервативной газеты «Чосон ильбо» и левой «Хангёре синмун».

Вообще, общественное мнение играет важную роль в южнокорейской политике; при этом оно весьма переменчиво и недоверчиво к власть имущим. От руководителя любого уровня, особенно высшего, требуется «ритуальная чистота», имидж должен быть буквально безупречен. Сохранить репутацию, впрочем, почти невозможно: конфуцианское политическое сознание подразумевает, что руководитель обязан принимать удар даже за то, в чем непосредственно невиновен. Так, Пак Кынхе взяла на себя ответственность за крушение парома «Севоль», унесшее жизни около 300 человек, хотя оно стало результатом годами копившихся нарушений и халатности, допущенной не ею лично.

Кроме того, южнокорейская «культура стыда» не знает компромиссов, и общественность порой готова уцепиться за повод, который вызовет во многих других странах лишь улыбку. Так, вскоре после избрания Пак Кынхе блогеры всерьез обсуждали, прилично ли будущему президенту появляться на публике с сумкой стоимостью около тысячи долларов.

В некотором роде, честность Пак Кынхе сыграла с ней шутку: «обычно» южнокорейскому президенту предъявляют обвинения в коррумпированности, и рано или поздно находится связь его самого либо члена его семьи с той или иной сомнительной сделкой. Однако Пак Кынхе, которую можно упрекнуть в неудачности многих шагов, — человек, судя по всему, действительно принципиальный. Поэтому повод для скандала стал в известной мере экзотическим, особенно для Кореи, где клановость и лоббизм — нормальные элементы политического процесса.

Нынешняя политическая система Республики Корея сформировалась в 1980-х гг. в ходе трудной демократизации. Ограничение президентских полномочий одним пятилетним сроком стало одной из гарантий против отката к авторитаризму прежних лет. Исторический опыт жизни в авторитарном государстве и нежелание возвращаться к такой системе — причины повышенной требовательности к президентам в Республике Корея.

Почти со всеми лидерами в последние годы повторялась одна и та же ситуация: политик приходил к власти на волне популярности и считался человеком исключительной порядочности, но через год-два общество замечало те или иные изъяны. Коррупционные и иные скандалы, нарастающее недовольство граждан ограничивали влияние президента и превращали его к концу срока в «хромую утку». Некоторые бывшие руководители Южной Кореи оказались после президентства за решеткой.

С другой стороны, тот же самый исторический опыт заставляет южнокорейцев дорожить стабильностью политического порядка и процедур. Поэтому вероятность отставки довольно мала: даже когда в 2004 г. импичмент был объявлен бывшему президенту, Но Мухён по обвинениям в коррумпированности и недопустимости публичных заявлений о поддержке одной из партий, Верховный суд отклонил решение парламента. Каким бы «плохим» ни оказался лидер, такие потрясения, как внеплановые выборы, для многих кажутся бо́льшим злом. Хотя скандал весьма масштабен, сегодня его трудно превратить в основание для импичмента. Добровольная отставка, к которой президента призывают демонстранты, несколько более вероятна, но стремление сохранить привычную процедуру смены власти может оказаться более весомым фактором.

Чтобы сохранить работоспособность государственной машины, парализованной непопулярностью президента, некоторые эксперты предлагают расширить полномочия премьера. Однако кардинальные изменения такого рода еще менее вероятны, чем отставка. Кроме того, подобный вариант сохраняет старую проблему: общественность с тем же рвением начнет искать изъяны и у другой фигуры, и при желании их найдет.

Впрочем, до президентских выборов осталось лишь чуть более года (они пройдут в декабре 2017 г.), поэтому, скорее всего, Пак Кынхе сохранит свой пост на положении «хромой утки». Чхве Сунсиль же, судя по всему, наказания не избежать.

Сейчас скандал в самом разгаре, но со временем он пойдет на убыль, и политическая система страны продолжит нормальную работу. Тем не менее снизится активность реализации многих долгосрочных инициатив, так или иначе связанных с именем президента. В первую очередь это касается и без того не слишком активно реализуемой амбициозной внешнеполитической программы евразийского сотрудничества. Возможно, парламент, большинство мест в котором занято оппозицией, призовет к пересмотру ряда спорных шагов, сделанных Пак Кынхе якобы под влиянием Чхве Сунсиль, в первую очередь уже упомянутых решений по американской ПРО и закрытию Кэсона (хотя здесь многое зависит и от позиции новой американской администрации, которая пока не ясна). Однако нынешние события повлияют на ход выборов в 2017 г.: весьма вероятно, что они подтолкнут южнокорейских граждан к избранию на президентский пост, занимаемый консерваторами с 2008 г., представителя левоцентристов.

Сохранено авторское слитное написание корейских личных имен.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Российский совет по международным делам
Распечатать страницу