Следующие теракты будут там, где это получится легче

15.11.15

Следующие теракты будут там, где это получится легче

Эксперты МГИМО: Казанцев Андрей Анатольевич, д.полит.н.

Событием минувшего уикэнда можно назвать теракт в Париже, в результате которого погибло свыше 120 человек. Ответственность за содеянное взяла на себя террористическая организация Исламское государство (ИГ), в рядах которой есть выходцы из Центральной Азии. Директор Аналитического центра ИМИ МГИМО Андрей Казанцев в интервью «Саясат» рассказал, почему возможны теракты в ЦА и на что стоит делать упор спецслужбам в борьбе с ИГ.

— Теракты в Париже, Египте, Бейруте, Анкаре… Кто следующий и в чем логика этих террористических актов, на ваш взгляд?

Логика ИГ и других террористических структур (Аль-Каеда и т. п.) — простая, посеять как можно больше страха и получить как можно больше «паблисити» таким образом. В этом плане она напоминает логику злодеев, типа «доктора Зло», из примитивных блокбастеров.

Чем больше напуганных людей по всему миру, чем больше название ИГ на слуху, тем больше будет приток боевиков из числа отчаявшихся и не нашедших смысла жизни молодых людей. И тем больше будет приток средств из различных радикальных исламских фондов в странах Залива, и, наконец, тем больше разных спецслужб захотят воспользоваться террористами в различных своих геополитических «играх». Все это придаст террористам новые силы и средства, и они будут проводить еще больше терактов. Это — примерно как при расширении обычного бизнеса. Чем больше обороты и прибыли, тем больше будет бизнес расширяться, вот и все…

Кстати, как показывают доклады различных международных специализированных структур, типа Совета Безопасности ООН и ФАТФ — чисто денежный бизнес там тоже «нехилый». И у ИГ и у Аль-Каеды — очень приличные заработки. Недаром в Афганистане ИГ может платить своим боевикам существенно больше, чем более «традиционный» Талибан. На Центральную Азию ИГ выделило по некоторым озвученным данным 70 млн. долларов (конечно, понятно, что проверить эти данные сложно, но, тем не менее).

Что касается конкретных мест для атак — то террористам, в общем, все равно. Лишь бы это попало в телевизоры по всему миру. Поэтому следующие теракты будут просто там, где это получится легче.

— Вы говорили, что во Франции самая большая сеть из сторонников ИГИЛ. Учитывая, что в Казахстане и странах ЦА также немало сторонников этой террористической организации, стоит ли ожидать терактов в нашем регионе, в Казахстане?

Число боевиков, завербованных ИГ боевиков во Франции, по разным оценкам (это оценки, соответственно, специальной комиссии Сената Франции и Еврокомиссара по правосудию Веры Юровой) составляет в абсолютном выражении примерно от 50 до 25% всех боевиков, завербованных ИГ в странах ЕС. Это очень большая цифра. В относительном же выражении (т. е. по числу боевиков на 1 млн. граждан страны) по оценке Международного центра исследований проблем радикализма и политического насилия Франция занимает 4 место в ЕС после таких, казалось бы, благополучных стран, как Бельгия, Дания и Швеция. Естественно, речь идет почти преимущественно о бывших мигрантах из исламских (особенно, арабских) стран или их потомках. Так что в лидерах те страны, где таких мигрантов было особенно много. Приближается к числу сомнительных европейских лидеров по относительному показателю и Австрия. Там ситуация особая — среди боевиков почти исключительно эмигранты-выходцы из Чечни и Боснии.

В Центральной Азии ситуация даже похуже европейской, хотя таких точных оценок, как в ЕС, никто и не проводил. Однако в числе 20 стран, которые послужили основными «поставщиками» боевиков для ИГ, согласно таблице, составленной авторитетным американским BrookingsInstitution, фигурируют, кроме России, еще такие постсоветские государства, как Узбекистан (500 чел.), Туркменистан (360 чел.) и Кыргызстан (350 чел.). С учетом численности населения этих стран, относительная численность боевиков на душу населения на постсоветском пространстве окажется наибольшей у Туркменистана, второе место займет Кыргызстан. Россия и Узбекистан, несмотря на большую абсолютную численность боевиков (тоже входят в список 20 стран), будут иметь не очень высокий по сравнению с Туркменистаном и Кыргызстаном относительный показатель числа боевиков на душу населения. Хотя этот «не очень высокий показатель» — выше, чем в Европе! Вот после этого можно оценить хваленую «стабильность» в некоторых центрально-азиатских странах, особенно, Туркменистане, МИД которого недавно даже специально позволил себе «поправить» президента Казахстана, заявив официальной нотой, что у них нет вообще никаких проблем с террористами, на туркменско-афганской границе, в частности.

Замечу, что из западных стран в упомянутом списке BrookingsInstitution есть Франция, Великобритания, Германия и Швеция. Остальные все — почти сплошь мусульманские страны, особенно, арабские.

Для стран Центральной Азии особую проблему представляет еще и концентрация боевиков в соседнем Афганистане. В частности, в Афганистане помимо «местного» Талибана есть, по оценке экспертов Совета Безопасности ООН, еще порядка 6500 иностранных боевиков. Они, в основном, представляющие пакистанские и некоторые постсоветские структуры, связанные с «Аль-Каедой» и ИГ. В их рядах присутствует достаточно большое количество выходцев из стран Центральной Азии и ряда регионов России, особенно, Северного Кавказа. По оценкам представителей российского министерства обороны порядка 2–3 тыс. боевиков в Афганистане, включая как местных, так и иностранных, уже сейчас связано с ИГ. Причем, идет стремительный процесс расширения участия ИГ в этой стране, так как ИГ активно пользуется расколом внутри Талибана, начавшимся после смерти его лидера муллы Омара. По оценкам российских МИД и Минобороны в Северном Афганистане развернута целая сеть лагерей подготовки террористов, где достаточно много выходцев из постсоветских стран. Эти лагеря могут быть использованы для организации терактов или небольших вторжений на территорию Центральной Азии.

Президент России В. В. Путин недавно заявил, что от пяти до семи тысяч выходцев из России и других стран СНГ воюют в ИГ. Если учесть, что согласно озвученным данным ФСБ России российских боевиков 2400 человек, то оставшаяся часть — это выходцы из других постсоветских государств, прежде всего, к сожалению, стран Центральной Азии. Казахстан эти тревожные тенденции также не обошли. Напомню, что в Интернете был даже ролик про казахский детский садик в ИГ. Представьте себе детей-террористов! В Таджикистане был вопиющий случай отъезда в ИГ полковника ОМОН ГулмуродаХалимова.

Еще важно понять, что на каждого уехавшего воевать в ИГ остаются сотни людей в «спящих ячейках», тысячи потенциальных сочувствующих… Ведь организовать отъезд тысяч людей — это непросто, для этого нужны работающие структуры в конкретных странах. Вот это — самое важное, так как этих людей ИГ и Аль-Каеда вполне могут использовать, как говорится, «на месте», прежде всего, для совершения терактов. Был даже призыв ИГ ограничить отъезд в Сирию и Ирак и «помогать» на месте. Это, собственно, и было сделано во Франции.

Наконец, в Центральной Азии все эти проблемы с террористами в Сирии, Ираке и Афганистане, с внутренними «спящими ячейками», меркнет по сравнению с хорошо известными внутренними проблемами и вызовами. Про них, думаю, ваши читатели и сами осведомлены. Кстати, Казахстан — страна с наименьшими рисками в регионе, но проблемы соседей, к сожалению, легко могут перехлестнуться через границы… Собственно, именно это и делает Центральную Азию одной из важных целей ИГ, так как с этой целью было объявлено о создании «вилаята ИГ Хорасан», в который должны войти страны Центральной Азии. В Афганистане и в исламистском подполье уже ведется «работа» по созданию этого «вилаята» ИГ. Недавно по Аль-Джазире показали интересный фильм про эту «работу», где, кстати, предположили, что к «просачиванию» ИГ в Афганистан приложила на определенных этапах руку Пакистанская межведомственная разведка (ISI). Есть также информация об активном финансировании этих процессов из исламских фондов, расположенных в некоторых странах в регионе Персидского залива.

— Произошедшие теракты, возможно, могут стать свидетельством промахов в работе спецслужб. В чем, на ваш взгляд, эти промахи заключаются и что бы вы посоветовали им?

Спецслужбам необходимо активнее проводить спецоперации по внедрению своих агентов в террористические сети, по-другому внутреннюю информацию об их работе не получишь. Нужно также подготовить хороших аналитиков, которые смогут работать с уже имеющейся информацией, так как во всем мире ключевая проблема — не добыть информацию, а правильно ее проанализировать. Скажем, комиссия американского Конгресса, исследуя теракты 9/11, установила, что у американских спецслужб было достаточно информации, чтобы догадаться о том, что готовится. Но никто не сделал правильных выводов, так как не было хороших аналитиков!!! А вот у террористов, особенно, у ИГ — аналитики очень хорошие. И они серьезно работают над подготовкой терактов. Спецслужбам также надо понять, что пассивные меры защиты (типа мер безопасности в аэропортах и проч.) помогают слабо. А именно на них, к сожалению, везде делается упор.

Кроме того, для борьбы с терроризмом нужна «умная сила» (smartpower). Государствам, а не только спецслужбам, необходимо более тесно сотрудничать с экспертами-учеными, которые занимаются исследованием причин роста терроризма, путями борьбы с этим злом. На это изучение нужно выделять серьезные средства, а это делается очень скромно и на Западе, а у нас, в постсоветских странах, так вообще ничего в этом плане не делается. Это должно стать одним из приоритетов в развитии науки.

Международное сотрудничество по борьбе с терроризмом сейчас абсолютно недостаточно. Причем, оно должно идти на всех уровнях, от секретного сотрудничества спецслужб до публичной дипломатии в этой сфере, включая контакты ученых, экспертов и общественных деятелей.

Но самое главное — мерами одних спецслужб, даже одной «умной силой», терроризм не победить. Нужна комплексная политика государства, которая затронет сферу образования и религию (ведь одна из причин роста терроризма — мировоззренческий кризис молодежи), экономику (ведь еще одна причина — коррупция и нищета). Скажем, в Казахстане много делается в плане системных институциональных экономических реформ, а именно это и есть социально-экономическая профилактика терроризма.


Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Саясат»
Распечатать страницу