Стоит ли дожидаться новых терактов?

15.04.16

Стоит ли дожидаться новых терактов?

Эксперты МГИМО: Попов Вениамин Викторович, к.ист.н.

Правительства западных государств в растерянности, они не имеют ни четкого видения нынешней быстро меняющейся ситуации, ни продуманной тактики и стратегии на будущее. Но русофобские настроения некоторой части западной элиты таковы, что мешают понять: лишь путем общих усилий, посредством налаживания реального сотрудничества, прежде всего с Россией, можно справиться с террористическими угрозами.

Происходящие сегодня в мире драматические события во многом объясняются непониманием и недооценкой лидерами западных государств степени угрозы международного терроризма. И хотя в последнее время некоторые выступают с заявлениями, в которых утверждают, что осознают реальность этой опасности и ее планетарный характер, дальше констатации этого факта дело не идет.

Порой создается впечатление, что они просто не в состоянии заглянуть за горизонт и спрогнозировать возможное развитие событий, а эта близорукая политика чревата страшными испытаниями для всего земного шара. Порой поражает недальновидность многих современных политических деятелей Запада и ограниченность хода их мысли сиюминутными соображениями своего положения во властных структурах, личным престижем или категориями ближайших выборов.

Пожалуй, здесь уместно привести слова из выступления Владимира Путина в сентябре 2015 года на сессии Генассамблеи ООН, когда, анализируя политическую линию и действия западных держав, приведших к разгулу терроризма и кровопролитию на Ближнем Востоке и в Северной Африке, президент России со всем основанием бросил прямой вопрос: «Вы хоть понимаете, что вы натворили?».

В действительности совершенно очевидно, что структура ДАИШ (запрещенная в России радикальная организация) с ее военными формированиями (около 50 тысяч боевиков из 80 стран мира), оснащенными современными видами вооружений, экономическими, административными органами появилась не в одночасье и не случайно, выскочив, как чертик из табакерки.

Она стала формироваться после вторжения США в Ирак в 2003 году, что привело к распаду этой сильной динамичной страны, развалу ее армии — самой многочисленной и боеспособной в Заливе, дезинтеграции всех государственных и общественных структур, включая правящую партию БААС, в руководящий состав которой входили образованные и профессионально подготовленные специалисты.

Именно из числа бывших военнослужащих и партийных функционеров, оказавшихся в положении изгоев и беженцев, во многом сформировался костяк, руководящее ядро организации, провозгласившей себя в 2014 году «Исламским государством» (ДАИШ). Гонимые стремлением отомстить, они сделали террор своим оружием, провозгласили возрождение исламского халифата своей целью, на знаменах начертали понятный и привлекательный лозунг борьбы в защиту справедливости и исламских ценностей. Процесс формирования структур шел быстро, неожиданно пришли и военные успехи — за короткий срок боевики ДАИШ овладели значительной частью территорий Ирака и Сирии, где стали устанавливать свои порядки.

В течение года после официального объявления халифата США во главе созданной ими коалиции регулярно наносили удары по позициям ДАИШ в Сирии и Ираке. Их результат всех озадачил: территории, контролируемые этой террористической группировкой, заметно расширились, позиции экстремистов укрепились. Еще больше поражает тот факт, что западные державы, прежде всего США и Великобритания, полагают, что подобно тому, как это было в период афганских событий, им удастся использовать исламистских экстремистов в своих целях — для свержения или резкого ослабления неугодных им режимов.

Не случайно говорят, что новое — это хорошо забытое старое. В апреле 2004 года иорданские власти сообщили о том, что разоблачили заговор, целью которого было нападение смертника на посольство США в Омане с использованием химического оружия.

Тогда по иорданскому телевидению был показан некто Хусейн Шериф Хусейн, который заявил, что заговор был организован Аль-Каидой.

Иорданская пресса со ссылкой на официальные источники сообщала что, если бы авантюра удалась, то жертвами могли бы стать до 80 тысяч человек. 

«Уолл-Стрит Джорнал» 30 апреля — 2 мая 2004 года отмечала, что за всем этим стоит Абу Мусаб аль-Заркави, который был лидером «Аль-Каиды» в Ираке. При этом газета цитировала тогдашнего премьер-министра Великобритании, который говорил, что вопрос времени, когда террористы соединятся с оружием массового поражения.

Однако уроки этих событий не были восприняты на западе. В результате сегодня мы имеем новую волну терактов, но уже на актуализированной основе, более профессиональной, продуманной и технически организованной.

Ныне многие в странах Европы, да и в США, признают, что стоящие сегодня у власти политические деятели не в состоянии обеспечить безопасность: они неверно определяют приоритеты, именно в этом драматизм переживаемого нами момента.

И это особенно опасно с учетом того, что главари исламских террористических групп ищут пути к приобретению оружия массового поражения, к овладению стратегически важными объектами. В марте 2016 года после терактов в Брюсселе бельгийская полиция обнаружила, что исламистские экстремисты, в качестве одной из целей для взрыва выбрали атомную электростанцию. Страшно даже представить, какой чудовищный ущерб мог бы быть нанесен всей Западной Европе, если бы террористам удалось реализовать свой замысел.

Добавим к этому кибертерроризм — реальные возможности террористов по дезорганизации путем проникновения в сети различного рода объектов. Сегодня все эти вопросы встали во весь рост.

Отметим в этой связи, что Барак Обама в выступлении 1 апреля 2016 года на саммите по ядерной безопасности в Вашингтоне признал, что «угроза ядерного терроризма продолжает существовать» и что «если эти безумцы из ДАИШ получат доступ к ядерным материалам или иным средствам массового поражения, они могут пойти на их применение». Президент США призвал правительства всех государств усилить охрану ядерных объектов, поскольку существует опасение, что ДАИШ и Аль-Каида «хотят применить радиоактивные грязные бомбы».

Между тем европейские государства демонстрируют просто удивительную беспомощность даже в решении кризиса беженцев, масштабы которого постоянно увеличиваются. Лондонская «Таймс» 3 апреля 2016 года писала, что Евросоюз «начал осознавать, что даже если он закроет границы и выпишет соседям крупные чеки, преодолеть кризис без установления мира в Сирии ему не удастся».

В странах Запада все больше говорят о том, что пришло время пересматривать стереотипы. Весьма примечательны в этом плане некоторые заявления Дональда Трампа, кандидата в президенты США от Республиканской партии. Его жесткие высказывания порой загоняют в тупик некоторых коллег по партии, но Трамп, как считают, выражает настроения простых американцев. К примеру, его слова о том, что пришло время распустить НАТО, созвучны оценкам многих и в Америке, и в Западной Европе.

Неспособность нынешних европейских лидеров правильно определить приоритеты и противостоять новым вызовам подталкивает общественное мнение к поддержке крайне правых политических сил. Страх будет заставлять выбирать тех, кто обещает обеспечить реальную безопасность. Последние демонстрации в Бельгии и Германии говорят о том, что в Европе снова замаячила угроза фашизма и кое-кто забывает уроки второй мировой войны. Особенно тревожной была небольшая, но хорошо спланированная демонстрация правых партий в Брюсселе, которые прямо определили ислам в качестве главного врага.

Чудовищный теракт в Париже 13 ноября 2015 года, казалось, должен был стать серьезным уроком и предупреждением Западной Европе. Спустя несколько месяцев, 22 марта 2016 года, произошел следующий теракт — на этот раз в Брюсселе. И он показал, что только лишь слов соболезнования, сопереживаний, выражений сочувствия и намерений принять самые твердые меры по обеспечению безопасности явно недостаточно для предотвращения возможных новых террористических акций, с угрозами которых постоянно выступают исламские фанатики.

Недостаточны и меры технического административного характера, на которых главным образом сосредоточены усилия служб по борьбе с террористами. Суть в том, что остается повисшим в воздухе ключевой вопрос — почему существует непреодолимая стена отчуждения, даже ненависти со стороны мусульман в отношении европейцев. На этот сакраментальный вопрос большинство политологов предлагают, в общем, незатейливый ответ: мусульмане — выходцы из стран Востока, отставших в экономическом и социальном развитии, просто-напросто испытывают зависть, видя благоустроенную комфортную жизнь граждан западных стран, а их гнев и неспособность изменить такое положение дел выливаются в варварские акты насилия и террора.

Этот подход, безусловно, не единственный в европейской элите. Здраво и реалистически мыслящие общественные деятели, ученые, эксперты понимают, что именно политика правящих кругов Запада с ее отношением к выходцам из исламских стран как к людям «второго сорта» вызывает отторжение и в итоге приводит к отчуждению новые поколения мусульман. (Весьма примечательно, что по опросам, две трети мусульман в Британии заявили, что не станут извещать полицию, если кто-либо из их близких связался с людьми, причастными к террористической деятельности, Таймс, 11 апреля 2016 год).

Вот какие соображения в этом плане высказывает американский исследователь Фарид Закария: «Новые поколения мусульман ищут точку опоры, ибо подвергаются дискриминации, а общество, среда, в которой они существуют, их отталкивают. Молодые мусульмане пытаются осознать свою идентичность в религии, но побудительным моментом становится для них выступление против системы, что толкает их на авантюры, преступления, а это путь к джихаду. Протест молодых мусульман против системы ведет к их радикализации: в религии они видят удобный инструмент для оправдания своих действий, ибо тем самым они приобретают идеологическую платформу для обоснования своего восстания против современного мира».

В итоге Закария приходит к выводу о том, что «меры по ужесточению законов, прослушивание мечетей, патрулирование мусульманских центров и даже ограничение действий фундаменталистов — шаги в неверном направлении. Террористы могут находиться где угодно — в барах, в тюрьмах, заниматься наркоторговлей. Суть в том, что они становятся радикалами до того, как стать исламистами».

А вот какое объяснение этому феномену дает французский политолог и писатель Оливье Руа. Новое поколение джихадистов, считает он, не имеет опыта политической борьбы, нет у них и фундаменталистских настроений; их привлекает риторика нигилизма, восстания, насилия, они восстают даже против своих родителей. При этом безработица, разрывы в образовании, уровне жизни ведут к маргинализации молодых мусульман. (Закария, например, приводит следующие цифры: 15% бельгийских граждан живут за чертой бедности, а среди марокканцев с бельгийским паспортом таких 50%).

Последние события явно свидетельствуют о том, что правительства западных государств находятся в растерянности, они не имеют ни четкого видения нынешней быстро меняющейся ситуации, ни продуманной тактики и стратегии на будущее. К тому же русофобские настроения некоторой части западной элиты до сих пор застилают глаза, мешают понять, что риски для всего человечества многократно возрастают и, если не будет сдвига в решении глобальных проблем, завтра может оказаться слишком поздно.

Запад должен, наконец, осознать, что только путем общих усилий, посредством налаживания реального сотрудничества, прежде всего с Россией, можно, справиться с новыми стоящими перед всем человечеством вызовами, отвратить надвигающиеся угрозы.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Международный дискуссионный клуб «Валдай»
Распечатать страницу