Странный военный переворот

17.07.16

Странный военный переворот

Эксперты МГИМО: Аватков Владимир Алексеевич, к.полит.н.

Провалилась попытка военного переворота в Турции — очередного военного переворота, который является нормой для политической культуры Турции. По итогам произошедшего можно сказать, что путч был весьма странным, нестандартным и вызывающем много вопросов. В то же время — результат переворота, его последствия, в том числе для России, более, чем очевидны.

Военные перевороты для Турции — норма. Основатель Республики М.Ататюрк завещал военным следить за соблюдением принципов, заложенных в основу фундамента нового государства. Среди этих «стрел» была и светскость (лаицизм). Каждый раз, когда власть, по мнению высшего офицерского состава, нарушала этот принцип, военные совершали переворот, проводя обновление политической системы и достаточно быстро передавая — что нестандартно — власть гражданским посредством выборов.

Основной целью военных переворотов было устранение исламистского компонента во власти. Но на самом деле за этим стояло также стремление посадить всех неугодных, включая сторонников сближения с СССР, чтобы укрепить прозападную линию развития страны, на самом деле — на благо интересов США.

Очевидно, что и в данном случае переворот совершался с одной из этих целей.

Действительно, существенная часть населения недовольна исламизацией страны, но в основном это — интеллигенция, неспособная к бунтам. Ряды военных же на протяжении всего правления Партии справедливости и развития постоянно «чистились» — так, что в итоге большая часть генералитета тесно связана с политической элитой и во многом подконтрольна президенту, следственно — не способна на подрыв власти. Поэтому в неудавшемся военном перевороте участвовал, в первую очередь, средний офицерский состав, что, помимо слабого планирования, и привело к его неудаче.

Нельзя исключать и то, что попытка военного переворота, координировалась силами, связанными с США, которые в последнее время все больше выражают недовольство риторикой и действиями Эрдогана и его команды. В таком случае остается вопрос слабого планирования путча, но он легко объясняется тем, что эта обязанность могла быть переложена на заклятого противника президента Турции — Фетхуллаха Гюлена, который проживает в Пенсильвании. Проповедник и мыслитель, он создал сетевую империю, которая формально не имеет к нему отношения, формирует через науку, культуру и экономику подконтрольное лобби, в том числе — на постсоветском пространстве.

Если этот вариант верен, — а именно на нем настаивает президент Эрдоган — то многое становится очевидным в свете развития российско-турецкого взаимодействия. В частности, понятным становится тот факт, что был сбит российский бомбардировщик. Поступательное развитие отношений между Москвой и Анкарой мешало планам США и лично Гюлена, многие организации связанные с которым давно запрещены в России. Мэр Анкары уже заявил, что один из путчистов был причастен к уничтожению российского бомбардировщика.

Но — пусть это покажется невероятным и из области теории заговора — нельзя исключать и вариант, что переворот попыталась осуществить сама власть, заинтересованная в укреплении позиций Эрдогана и в окончательном подчинении военных. Подобного рода акции активизируют электорат, который в надежде на стабильность готов будет хоть завтра голосовать за «сильную руку» — в данном случае за президентскую республику, о которой давно грезит руководитель страны. Кроме того, произошедшее открывает возможности для «героя-спасителя» в лице Эрдогана окончательно прекратить военные перевороты, выявив всех возможных потенциальных зачинщиков и — как минимум — отправив их за решетку. Это возможно в контексте того, что специальные службы страны тесно связаны с правящей элитой, в первую очередь — с президентом. А такая операция могла проводиться только при участии разведки.

В любом случае, очевидно, что переворот, несмотря на сохраняющиеся отдельные очаги сопротивления, не удался. Речь идет о закручивании гаек и возвращении смертной казни. В этом контексте стоит исходить из того, что, по крайней мере, в краткосрочной перспективе в Турции будет сохраняться нестабильная ситуация, идти аресты и запугивания всех противников власти. О новом военном перевороте можно и не мечтать, потому что все возможные путчисты выявлены. России и миру предстоит и дальше работать с Эрдоганом и его командой, значит — нужно искать пути выхода из имеющихся конфликтных ситуаций — например, из сирийской западни. Да и в целом — будущее российско-турецкого взаимодействия, как и год назад, упирается в решение проблем в области геополитики и безопасности. Следует учесть уроки и выстроить долгосрочную стратегию в отношении Турецкой Республики, а также перейти к наступательной работе со всеми субъектами политической и социальной элиты, исходя из необходимости выстраивания плодотворного партнерства с «заклятым другом», которому давно пора перейти в состав хотя бы просто — друзей.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Rethinking Russia»
Распечатать страницу