«Талибан» строит халифат дома, ИГ- во всем мире

14.11.15

«Талибан» строит халифат дома, ИГ- во всем мире

Эксперты МГИМО: Содиков Шарбатулло Джаборович, к.юрид.н.

ИГИЛ или ИГ (террористическая организация, запрещенная России и ряд стране мира), «Талибан», «угроза с Востока», «война в Сирии», «спецоперация в Афганистане»… Все эти слова и их сочетания плотно вошли в обыденную речь, и редко какая беседа между даже людьми, обычными, далекими от войн и политики, обходится без них. Что «все это такое» и «куда движется» корреспондент EADaily попросил рассказать эксперта Центра военно-политических исследований МГИМО МИД России, адвоката, кандидата юридических наук Шарбатулло Содикова.

— Госсекретарь США Джон Керри во время недавних встреч с лидерами стран Центральной Азии обсуждал проблему угроз экстремистского движения «Талибан», которое активизировалось в северных районах Афганистана. Насколько, по вашему мнению, Талибан несет угрозу странам региона?

— «Талибан», очевидно, более старая террористическая организация, чем «Исламское государство» (ИГ), и она не была изначально нацелена на завоевание глобальной политической власти. В то же время «Талибан» имеет, вероятно, по сравнению с ИГ, огромный опыт действий, что называется, «поверх границ». Идеология «Талибана» заразила весь исламский мир своей межрелигиозной непримиримостью и поэтому и по сей день является страшным оружием. То, что «Талибан» за всю свою историю не имел именно глобальных интересов, позволяет задуматься о том, что он очень силен в регионах и в частности в Центральной Азии. «Талибан» строит халифат у себя дома, ИГ- во всем мире.

— В чем конфликт интересов «Талибана» и «Исламского государства»?

— «Талибан» по своему зарождению классическая националистически-экстремистская организация, которая изначально не ставила себе целью завоевание мирового господства. ИГ — порождение того сопротивления, которое исламский Восток оказал в целом американскому проникновению после краха режима Саддама Хуссейна в Ираке. ИГ действует американскими же методами (сверхточное оружие, высокие зарплаты террористам, изощренные психологические методы вербовки и др.), а «Талибан» крепче стоит на ногах — там, где на Востоке требуются свои «герои». Авантюризм «ИГ», таким образом, противоречит принципам исламского фундаментализма, которые отличали «Талибан» всегда, хотя время и технологическое оснащение сблизило эти две группировки — несомненно, опасные для всего гуманитарного сообщества.

— Активизация темы экстремизма и ее привязка к ИГ создает у разных стран региона желание повысить степень значимости вопросов собственной безопасности. Есть ли прямая угроза вторжения боевиков ИГ в страны СНГ, в частности, в страны Центральной Азии? Какая из стран наиболее уязвима, если угроза вторжения ИГ действительно существует?

— Самые уязвимые страны Центральной Азии — те, которые открещиваются от российской военной мощи и вхождения в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), надеясь на помощь с Востока. Например, Узбекистан. В границах исламского Востока, параллельно с ИГ, не могут сегодня не созревать и другие экстремистско-террористические течения, которые после ухода упомянутой организации могут, как волной, взорвать ситуацию в Центральной Азии.

— Не используют ли власти борьбу с ИГ для закручивания гаек в своих странах?

— Две страны сегодня ведут массированную борьбу с ИГ, — Россия и Сирия. Реальная борьба против него в других странах — пока на уровне общих разговоров и частных проблем безопасности. Противоречия между странами свели на нет дискуссии о глобальном предложении президента РФ Владимира Путина о создании мировой антитеррористической коалиции, и этот факт заставит страны Востока только проиграть во времени. Что касается закручивания гаек, то на фоне террористической угрозы, на Востоке вообще ведется политика усиления личной власти правителей.

— Почему граждане стран постсоветского пространства отправляются в Сирию воевать на стороне ИГ? В чем причины этого и мотивы?

— Благополучие и богатство России создает для многих, особенно психически неуравновешенных, граждан иллюзию застоя. Они стремятся к кардинальному решению своих жизненных проблем с помощью участия в войне. Это не могли не просчитать психологи из ИГ с их тонкими методами вербовки — особенно фанатично верующих. В любом случае можно сказать, что участие в ИГ — это проблема индивидуальной психической организации отдельных граждан России. Действительно, вся политика «двойных стандартов» основывается на том, что террористы — некие символы самопожертвования и героизма, и здесь есть весьма точное наблюдение: это фанатично настроенные люди, часто в состоянии измененного сознания, которые хотят изменить мир, но не себя самих.


Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: EADaily
Распечатать страницу