Тенденции террористической активности в современной России

25.12.14

Тенденции террористической активности в современной России

Эксперты МГИМО: Содиков Шарбатулло Джаборович, к.юрид.н.

Благодаря реализации комплекса антитеррористических мер уровень террористической активности в России значительно сократился. Сравнивая показатели 2014 года с показателями минувшего года, можно отметить снижение преступлений экстремистской направленности в три раза.

В уходящем году на территории Российской Федерации было пресечено 56 террористических преступлений, в числе которых 8 террористических актов, нейтрализовано 195 рядовых бандитов и 38 главарей, задержаны 637 членов бандформирований. За совершение террористических преступлений в этом году были осуждены 219 человек. В целях обеспечения высокой готовности к ситуационному реагированию на террористические угрозы оперативные штабы провели 315 антитеррористических учений. Увеличение боеспособности и оснащенности подразделений специального назначения, а также рост возможностей оперативных подразделений полиции и специальных служб позволили предотвратить 35 терактов и ликвидировать 158 членов террористических группировок на Северном Кавказе.

Однако воспринимать успешные результаты контртеррористических операций нужно с осознанием вероятности рецидива преступлений. Терроризм — это такой феномен, который нельзя победить раз и навсегда. Поддержание стабильности в регионе, да и в целом по стране, требует все новых и новых побед над терроризмом, чья питательная среда полностью не искоренена ни внутри страны, ни за ее пределами. У боевиков остается потенциал для совершения преступлений, и механизм террористической машины периодически срывается с «нейтральной передачи».

Так, события в Грозном 4 декабря 2014 года явились аномалией в условиях стабильного снижения террористической активности. Опасность повторения подобных событий и их трансформации в масштабный конфликт заставляет задуматься о том, что укрепление позиций экстремистских сил в ближневосточном регионе способно поставить национальную безопасность России под серьезную угрозу. Так как бандформирования нацелены не только на дестабилизацию ситуации на Северном Кавказе, но и на транзит террористической угрозы в другие регионы России, о чем свидетельствует произведенный подрыв пассажирского автобуса в Волгограде.

Ресурсной базой боевиков, как и ранее, продолжает оставаться северокавказский регион, в котором в прошлом году было зафиксировано 30 фактов финансирования террористических группировок в Дагестане, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии.

Нестабильная политическая ситуация в регионе, проблема с трудоустройством населения, коррупция в органах государственной власти создают благоприятные условия для бандформирований, позволяющие использовать альтернативные схемы финансовых операций без риска их разоблачения. Все это вкупе создает условия для финансирования пропагандистской машины радикального ислама, увеличивая тем самым приток в террористические ячейки граждан, недовольных своим положением в жизни.

Пресечение денежных потоков и выявление источников финансирования заставляют членов бандгрупп вырабатывать все новые и новые схемы финансовых операций, что создает сложности для оперативного реагирования силовых ведомств по выявлению и нейтрализации источников денежных потоков. Однако финансирование радикального ислама не может быть пресечено полностью, поскольку его источники лежат за пределами России. Даже при ликвидации бандформирований и разоблачении спонсоров поле для действий радикалов остается достаточно широким.

Фактором возможного обострения обстановки в 2015 году может стать расширение канала обмена боевиками между Серверным Кавказом и Ближнем Востоком. Не стоит забывать, что около 1000 боевиков чеченского и грузинского происхождения воюют сейчас в Ираке в составе международной террористической группировке ИГИЛ. Из-за наличия на Кавказе нелегальных путей пересечения границы и возможности проникновения на территорию России через соседние государства возникает угроза появления ближневосточных боевиков на территории России — с известными последствиями.

Статистические данные и география концентрации боевиков позволяют предположить, что противниками России в ближайшие годы будут не столько местные радикальные ячейки Северного Кавказа, сколько международные террористические группировки, действующие в тесном союзе с некоторыми зарубежными спецслужбами. В этой связи серьезно возрастает угроза террористических актов в северокавказском регионе. Стоит обратить внимание, что на опубликованной ИГИЛ карте будущего халифата обозначены также российские регионы Северного Кавказа и Приволжья, где активно работают ваххабитские ячейки. Безусловно, исламисты преувеличили свои возможности, однако необходимо иметь в виду, что угроза внезапной и резкой активизации террористов на территории России в 2015 году является реальностью не только на Кавказе, но и в других регионах России с преобладающем мусульманским населением.

Обмен боевиками Ближнего Востока, Северного Кавказа и Центральной Азии является стратегически продуманным процессом, в котором создаются условия для того, чтобы боевики формирующихся отрядов действовали в привычных для них географических условиях и не утрачивали наработанные навыки и профессионализм ведения боя. Если кавказцы базируются, в основном, в более холодных гористых районах с лесами, то центрально-азиатские боевики действуют в более привычных для них зонах пустынь и безлесных гор.

Экстремистские группировки нередко ведут тонкую игру и применяют индивидуальные психологические подходы в попытках активизировать свою деятельность в различных регионах страны. Зачастую они, манипулируя ментальными особенностями, присущими тому или иному региону, стремятся провоцировать межнациональные и религиозные конфликты, осуществляя агрессивную пропаганду среди молодежи.

Что немаловажно, террористы при этом используют современные информационные технологии, включая интернет и социальные сети. В 2013 году была пресечена деятельность более 400 сайтов экстремистской направленности. Такая антитеррористическая деятельность в информационном пространстве активно велась также в течение 2014 года: были достигнуты весомые результаты в идентификации террористов, пресечении каналов финансирования и раскрытии связи с зарубежными экстремистским группировками и спонсорами.

В целом, антитеррористические комиссии, органы безопасности и силы правопорядка в рамках профилактической работы в 2014 году смогли добиться отказа 68 членов бандформирований от террористической деятельности. Особенно активно работа в этом направлении велась в Ингушетии. Высоко оцениваются населением действия органов власти Дагестана и Чечни по развитию гражданского и внутриконфессионального диалога и привлечению к этому процессу авторитетных представителей духовенства. Также в процессе профилактики терроризма активно использовался потенциал родственных связей лиц «группы риска», пресечение незаконного оборота оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, выявление мест дислокации и нейтрализации главарей и активных членов бандподполья, пресечение каналов финансирования террористов, а также предотвращение проникновение в регион членов международных террористических организаций.

Приоритетной задачей, которая стоит перед силовыми ведомствами в 2015 году, является совершенствование системы противодействия терроризму в Крыму и в Арктике. Хотелось бы подчеркнуть, что в Арктике в текущем году впервые была опробована система реагирования на террористические угрозы в морских пространствах. В ходе учения был успешно опробован алгоритм совместных действий разноведомственных подразделений по пресечению террористических актов на объектах морской экономической деятельности.

Не стоит забывать, что Крым и Арктика — это морские зоны, где Россия противостоит могуществу других стран. В Черное море заходят корабли НАТО, а Арктика является территорией пересечения интересов ведущих мировых держав. В Черном море, кроме НАТО, присутствуют силы Болгарии, Румынии, Турции, США, Великобритании. Соответственно, в Крыму и в Арктике будет усиливаться конфронтация между ведущими государствами, создавая почву для активизации террористической угрозы.

Нестабильность на международной арене и меняющиеся геополитические реалии дают основания предполагать, что 2015 год будет сложным периодом, в котором террористическая угроза значительно возрастет. Однако контртеррористические показатели 2014 года, профессионализм и оснащенность силовых ведомств, опыт работы в критических ситуациях и до мелочей отработанный комплекс антитеррористических операций и военных маневров позволяют с уверенностью говорить о готовности России отразить вызовы международного терроризма.

В заключение я хотел бы повторить, что считаю необходимым создание института по изучению терроризма, чтобы более масштабно изучалась практика борьбы с ним, а также чтобы поднимались проблемы профилактики террористической деятельности — все с учетом опыта других стран мира. Эти меры должны покончить с узким характером занятия специалистов вышеуказанной проблематикой.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО

Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Распечатать страницу