«Песня ракеты „Хвасон“». Часть 2-я

02.10.17
Эксклюзив

«Песня ракеты „Хвасон“». Часть 2-я

Эксперты МГИМО: Чугров Сергей Владиславович, д.социол.н.

Профессор кафедры международной журналистики С.В.Чугров — о противостоянии США и КНДР.

1 октября Пентагон объявил о том, что направляет ударную группу во главе с авианосцем «Рональд Рейган» к восточному побережью КНДР для проведения маневров с Южной Кореей. Неделей раньше, 23 сентября, американские боевые самолеты пролетели по непривычному маршруту, повторяя береговую линию Северной Кореи (Агентство «Рёнхап»).
С одной стороны океана, в Вашингтоне, эти демонстрации силы вписывают в вереницу предупреждений Пхеньяну, который — со своими ядерными испытаниями и баллистическими ракетами — оказался в центре тревог и внимания всего мира. С другой стороны, в столице КНДР задумались: война это или нет? И там склоняются ко мнению: да, война.

Нет, думаю, еще не война. Но где-то опасно близко. Это балансирование на грани войны. Весь мир с содроганием ожидает появления в теленовостях монументальной корейской женщины в розовом, Ли Чхун Хи, главного диктора КНДР с 40-летним стажем, которая восторженным контральто объявит о взрыве в Тихом океане термоядерной бомбы.
Всю опасность этой неумолимой логики сползания к войне начинаешь понимать, если выстроить вряд красноречивые цитаты и фрагменты из сентябрьской хроники, повествующей, как раскручивается маховик военной угрозы.

3 сентября. КНДР провела испытание, по утверждению ее властей, термоядерной бомбы, которая может быть установлена на межконтинентальную баллистическую ракету с большой разрушительной силой (ЦТАК).

6 сентября. «Если американские империалисты и свора предателей будут продолжать придираться к справедливым мерам по защите нашей Республики и пытаться зажечь огонь войны, то наша революционная сильная армия беспощадным и ожесточенным превентивным ударом поставит вечную точку на участии американских империалистов» (ЦТАК).

8 сентября. «Что касается Хейли (постпред США при ООН— прим. ред.), она является недозрелым политиком, изуверкой, придирающейся к несуществующему у нас „вопросу о правах человека“. Глупая баба без элементарного понятия о разуме трепала языком, как попало, и тем раскрыла свое невежество» (ЦТАК).

11 сентября. Совет Безопасности ООН наложил новые санкции на КНДР, которые лишат Пхеньян 90% доходов. Предусмотренные резолюцией 2375 меры включают запрет на закупку у КНДР текстиля, эмбарго на поставки ей природного газа и продуктов нефтепереработки, а также меры по досмотру в открытом море судов, подозреваемых в нарушении санкций. «Северокорейский режим одинок и находится во мраке. Мир никогда не примет вооруженную ядерным оружием Северную Корею», — отметила Хейли (ИТАР-ТАСС).

13 сентября. «Мы решительно осуждаем ‘резолюцию о санкциях’ №2375 СБ ООН, сфабрикованную США путем всяких гнусных и злобных средств — зверскую провокацию, нацеленную на то, чтобы полностью задушить наше государство и народ, лишить нашу Республику права на самооборону» (Агентство «Рёнхап», заявление МИД КНДР).

14 сентября. «США, прежде чем рассуждать о чьей-то „ядерной угрозе“, должны оглядываться на свои преступления. Люди мира содрогаются от злодейства страны, бросившей ядерные бомбы на Хиросиму и Нагасаки и тем самым в один миг превратившей те города в развалины смерти» («Нодон синмун»).

16 сентября. «Товарищ высший руководитель прибыл на площадку и отдал приказ произвести запуск. В этот момент „Хвасон-12“ с блеском и величавыми звуками сильно потрясла всю планету и поднялась высоко в синее небо. Уважаемый высший руководитель похвалил артиллеристов. Наша окончательная цель, сказал он, заключается в достижении паритета сил с США и недопущении пустословия из уст их правителей» (ЦТАК).

19 сентября. «У США есть много терпения, США сильны, но, если нас вынудят защищаться или защищать наших союзников, у нас не останется выбора, кроме как полностью уничтожить Северную Корею» (выступление Дональда Трампа на сессии Генеральной Ассамблеи ООН).

20 сентября. «Если он думает, что может напугать нас лаем собаки, то это настоящий собачий сон» (т.е. абсурд) (Агентство «Рёнхап», заявление главы МИД КНДР).

22 сентября. «Я решительно настроен приручить огнем американского безумного маразматика», — заявил Ким Чен Ын, назвав Трампа также «хулиганом и гангстером, играющим с огнем, а не политиком» и вконец припечатав: «Испуганная собака лает все больше» (ЦТАК; комментарий Ким Чен Ына).

23 сентября. Бомбардировщики B-1B Lancer, взлетевшие с острова Гуам, и истребители F-15C Eagle с базы на Окинаве, пролетели в международном пространстве к востоку от побережья Северной Кореи (Агентство «Рёнхап»).

25 сентября. «Весь мир должен четко запомнить, что именно США первыми объявили войну нашей стране. Мы получим полное право предпринять контрмеры, в том числе право сбивать стратегические бомбардировщики Соединенных Штатов, даже если они не находятся внутри границы воздушного пространства нашей страны» (заявление главы МИД КНДР Ли Ён Хо в Нью-Йорке).

25 сентября. «Мы надеемся, что нам удастся избежать войны с ними, но мы не должны исключать такую возможность» (советник по национальной безопасности Макмастер). США также вводят санкции против восьми банков Северной Кореи.

29 сентября. «Безрассудное поведение Трампа только укрепит волю армии и народа КНДР против США. Это приблизит конец света в США. Трамп должен помнить об этом. Его размахивание молотом „санкций“ — суицидальный акт приближения ядерной катастрофы, которая затопит Америку в море пламени» (представитель северокорейского Комитета мира в АТР).

Мы знаем, что Трамп горазд на крепкое словцо, но и представители официального Пхеньяна не одну собаку съели по части поношения США. Эту перепалку можно счесть пустым бахвальством повздоривших карапузов в песочнице («Вот мой папа придет и надерет уши твоему папе!»), если бы не была так высока ставка — вовлечение всего мира в новую опустошительную войну.

Мы наблюдаем закономерный и печальный итог долгого пути к обладанию водородной бомбой: официальный Пхеньян намекнул, что есть высокая вероятность, что новое ее испытание может пройти в Тихом океане 10 октября, когда будет отмечаться годовщина Трудовой партии Кореи.

Пхеньяну не откажешь в последовательности. В апреле 1975 г. Ким Ир Сен во время встречи с Великим кормчим получил от Мао Цзэдуна согласие на поставку в КНДР баллистических ракет с дальностью 600 км, а запасы оружейного плутония начал создавать с введением в строй в 1986 г. газографитового реактора, построенного на базе полученных от МАГАТЭ технологий. Его сын Ким Чен Ир в 2003 г. дал старт испытаниям и вывел КНДР из Договора по нераспространению ядерного оружия. Внук Ким Чен Ын воплотил мечты деда о создании боевого ядерного оружия и средств его доставки. «США испытывают своего рода „незавершенный гештальт“ в связи с тем, что цели Корейской войны не были достигнуты, а режим КНДР, разумеется, использует все средства для выживания», — пишут политологи Георгий Толорая и Анатолий Торкунов в журнале «Полис». Другой ученый, Алексей Богатуров, отмечает: «Психология „осажденной крепости“, развившаяся в КНДР, имела своей оборотной стороной „синдром вылазки“ — желание упреждающим ударом устранить угрозу постоянно ожидаемого нападения с юга» (а теперь, добавим, прежде всего, со стороны США).

Двух лидеров, Кима и Трампа, рутинно упрекают в непредсказуемости. Решительно не согласен. Ким Чен Ын по-своему очень последователен и предсказуем. Если север Корейского полуострова подвергнется нападению, его рука не дрогнет и «нажмет на кнопку» (не обязательно ядерную: надо помнить, что Сеул находится в радиусе действия артиллерии КНДР). 

Любого, кто когда-либо посетил Северную Корею, не могла не поразить монолитность общества. Я был там давно, но никогда не забуду в глазах простых людей блеск фанатической готовности к самопожертвованию. Нация мобилизована в высочайшей степени. Как достигается монолитность — это совсем другая история, достойная подробного разбора. Отметим лишь, что внутреннюю и внешнюю политику, а также сознание жителей КНДР пронизывает идея приоритета армии — «сонгун». В армии действуют органы, занимающиеся политической и идеологической работой. Трудовая партия Кореи и армия столь тесно переплелись, что теряются границы между гражданскими и боевыми функциями. КНДР превратилась в сильное гарнизонное государство.

Трамп же мечется от бессилия. То он посылает устрашающий сигнал, направив в апреле к Корейскому полуострову авианосец «Карл Винсон» с группой кораблей, то поворачивает армаду вспять. Сейчас туда идет атомный «Рональд Рейган»... Президент, конечно, знает об уязвимости ближайших союзников Вашингтона — Южной Кореи и Японии — и его вряд ли привлекает роль всадника Апокалипсиса. Знает и то, что ни Сеул, ни Токио не дадут согласия на авантюру. Тем более — Пекин. Но его несет волна эмоционального накала, чреватая опрометчивыми решениями, которые уже находятся в непредсказуемой «серой» зоне. Плохо то, что Трамп твердит о необходимости использовать «пряники», реально он уже привык применять только «кнут».

«Вашингтон таймс» в статье Эдварда Лозански «Северная Корея и новый мировой порядок», опубликованной 29 сентября, цитирует Грегори Тревертона, бывшего главу Национального разведывательного совета США: «Военные акции против ядерного арсенала Севера имеют два недостатка: они могут провалиться, а Пхеньян имеет возможность принять разрушительные ответные меры». Ответ может быть разным: Вашингтону среди прочего следует опасаться и кибератак со стороны северокорейских IT-агентств, которые уже доказали свой продвинутый потенциал в этой сфере. Но в целом ясно одно: человеческие и материальные издержки «сокрушительного удара» однозначно неприемлемы.

Пожалуй, мудрее всего Трампу было бы взять паузу и просить другие державы разделить риски в целях поддержания региональной стабильности. Даже Швейцария и Швеция предложили свое посредничество. Однако куда эффективнее было бы привлечь Россию, Китай, Южную Корею и Японию, чьи смысложизненные интересы напрямую связаны с развитием кризиса вокруг Северной Кореи. С одной стороны, их безопасность — в силу очевидных геополитических причин — много уязвимей, чем обозлившейся заокеанской державы. С другой стороны, например, инициатива Москвы и Сеула протянуть газопровод на Юг полуострова сулит значительные выгоды Пхеньяну в виде транзитных сборов. Несомненно, пакет экономических мер покажется Пхеньяну привлекательнее и даст больший эффект, чем угрозы и шельмование.

Хватит ли у Трампа нервов, чтобы хладнокровно анализировать ходы и не сорваться в штопор военного психоза? Надеюсь, что хватит. Или его окружение не даст ему сорваться. Или его охладит позиция Пекина. Но снедает сомнение: а вдруг тормоза не сработают? У США безотказная техника. Но любые безотказные устройства безотказны до тех пор, пока не откажут.

Хочется думать, что Трамп воспользуется открывшимся шансом: смирившись с существованием Северной Кореи в роли обладателя ядерного оружия, он мог бы выступить в роли миротворца, заложить камень в фундамент нового мирового порядка и тем самым выбить почву из-под ног своих многочисленных критиков внутри Америки.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу