Ципрас: «Европа — не пуп Земли. Экономический центр планеты передвинулся»

19.06.15

Ципрас: «Европа — не пуп Земли. Экономический центр планеты передвинулся»

Эксперты МГИМО: Гусев Леонид Юрьевич, к.ист.н., Коктыш Кирилл Евгеньевич, к.полит.н.

Премьер-министр Греции выступил в Петербурге на Международном экономическом форуме. Он резко раскритиковал позицию стран ЕС относительно очередного «затягивания поясов»

«Европа — не пуп Земли», — такое громкое заявление сделал сегодня премьер-министр Греции Алексис Ципрас в Санкт-Петербурге, выступая на Петербургском международном экономическом форуме.

Греческий премьер сказал, что экономический центр сдвинулся, и международные отношения приобретают многополярный характер. Именно поэтому, по словам Ципраса, он находится сейчас в Петербурге, а не в Брюсселе.

«Я знаю, что многие задаются вопросом: почему я нахожусь здесь, а не в Брюсселе на переговорах. Я нахожусь здесь именно потому, что считаю, что такая страна, которая хочет исследовать все свои возможности, испробовать все свои возможности, чтобы добиться успеха, и проводит такую многостороннюю политику по отношению со столь многими странами, естественно, играет важнейшую роль во всех международных процессах. Этот мир сейчас отличается от того, который был до этого. Мы в Европе имели иллюзии в течение долгого времени, воспринимая себя как пуп Земли в буквальном смысле, как центр мира. И продолжали видеть и рассчитывать только на наше ближайшее, непосредственное окружение, но, тем не менее, экономический центр планеты уже передвинулся, ушел с этого места, поскольку новые возникающие силы играют все более важную роль на экономическом и геополитическом уровне. Я сказал бы в целом, что международные отношения приобретают все более многополярный характер».

Проблемы Греции Ципрас назвал проблемами всей Европы. Как сказал премьер, затягивание поясов и меры жесткой экономии ведут в никуда. «Вопрос в том, сможет ли Европейский союз снова стать регионом развития», — отметил он.

Греческий премьер подчеркнул, что кризис на Украине «открыл новую рану нестабильности в самом сердце Европы», и это плохой знак для международных отношений. «Потому что вместо процветания экономического сотрудничества в регионе начались процессы, которые ведут к войне, милитаризации и введению санкций», — сказал Ципрас. Этот порочный круг должен быть разорван в самое ближайшее время, добавил премьер-министр Греции.

Business FM обсудила это с доцентом кафедры политической теории МГИМО МИД России Кириллом Коктышем.

Кирилл Коктыш: Россия, сблизившись с Китаем, сблизившись с Индией, и начав вкладываться в БРИКС, стала строить достаточно активно другой полюс, и в общем-то полюс, который объединяет ни много ни мало, все-таки половину населения земного шара. В этом плане, конечно, заявление Ципраса — как раз-таки российская победа, это попытка наиграть мяч в российскую корзину, и это констатация того факта, что Европа на самом деле находится в бедственном положении. Скажем так, Греция сегодня держит в своих руках судьбу евро как валюты, потому что в случае, если эта проблема не будет разрешена, то, в общем-то, совершенно непонятно, что от единой валюты останется. А выход-то Греции из зоны евро автоматически может стать ликвидацией этой валюты, потому что тут же выстроится огромное количество желающих выйти из зоны единой европейской валюты. В этом плане Ципрас очень хорошо понимает свою силу, которая сосредоточена в его слабости, в слабости Греции, и ведет вполне грамотный политический торг.

— То есть это можно расценивать, как и способ давления на те же самые власти ЕС. А вот как они это все расценят, и насколько это давление может быть успешным?

Кирилл Коктыш: Это давление может быть успешным. Власти Евросоюза и так находятся в полуразобранном состоянии. Достаточно вспомнить, каким образом без всякого обсуждения там механическим образом были продлены санкции в отношении России, потому что было очень серьезное опасение, что обсуждение вызовет развал европейской солидарности, которую столь старательно пытается выстроить сегодня и Брюссель, и США. То есть в этом плане Ципрас бьет по больному, он бьет в ту точку, наверное, в которую нужно бить. В общем-то, вряд ли можно рассчитывать, что он не будет услышан. Конечно, его осудят, конечно, скажут, что все это нехорошо, а дальше начнут искать какие-то компромиссы, потому что до сих пор Европа все-таки демонстрировала потрясающую способность приспосабливаться к любому внешнему давлению. В данном случае, если Греция продемонстрирует, что она готова давить, и готова давить достаточно сильно, Брюссель не найдет ничего лучше, как пойти на уступки просто потому, что любая альтернатива обойдется ему гораздо дороже.

— По поводу заявления Ципраса про порочный круг санкций: это может как-то повлиять на позицию ЕС, вроде как представители полпреда договорились эти санкции продлить, но 22 июня должны это решение утвердить. Вроде как уже без обсуждения договорились эти санкции продлевать. Но как-то Ципрас здесь может на что-то повлиять, и будет ли он использовать свое право?

Кирилл Коктыш: Я думаю, что он может повлиять и будет использовать право вето. Это, к сожалению, интрига, то есть решится он, либо не решится — трудно сказать. Возможно, греческий представитель и в этот раз не решится ветировать общее решение. Хотя заявление общей позиции — это уже достаточно много. Если даже Греция сможет втянуть ситуацию в обсуждение, тем более, что 22 июня для продления санкций — это очень плохая дата, и в этом плане, конечно, просчет европейской дипломатии. Так что я думаю, что хотя бы перевести это в формат обсуждения, если получится, это будет тоже уже очень хорошо.

Можно ли расценить заявления Ципраса как намек на то, что он рассчитывает на финансовую помощь Москвы? Отвечает старший научный сотрудник Института международных исследований МГИМО МИД России Леонид Гусев:

Леонид Гусев: Вот это, конечно, вопрос сложный, потому что у нас тоже сейчас ситуация в экономике довольно тяжелая, а Греция ведь требует десятки миллиардов долларов или евро, тут уж, действительно, это так. Поэтому, какое будет окончательное решение, сказать сейчас очень сложно. Поэтому никто, наверное, вам толком не скажет вот это. Хотя он пытается лавировать между ЕС, с одной стороны, и Россией с другой.

— А Ципрас называет санкции прямым следствием насилия на Украине, призывает остановить войну в Донбассе. Как вы думаете, не приобрела ли Россия в его лице союзника для давления на официальный Киев с Западом?

Леонид Гусев: Понимаете, с одной стороны, конечно, он может быть союзником, да и, скорее всего, сам он этого хочет, но вы понимаете, роль Греции совершенно невелика в ЕС. И вообще, несмотря на вот это большое расширение и значительные территории, которые там существуют в ЕС, все эти страны Восточной Европы, Балтии все-таки основную роль внутри ЕС определяют такие страны, как Германия, Франция, ну и Великобритания тоже, несмотря на то, что свои заявления о выходе часто Кэмерон говорит, некоторые другие политики, и частично Италия тоже. Хотя в большинстве все-таки Франция, Германия, Великобритания. Поэтому его заявление на данном фоне особой роли все-таки, я думаю, не делает.

Владимир Путин согласен с Ципрасом в том, что проблема Греции — общеевропейская. Об этом российский президент заявил, выступая на пленарном заседании Петербургского экономического форума.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Business FM
Распечатать страницу