Турецкая операция в Сирии раскрыла смену позиций США и России

25.08.16

Турецкая операция в Сирии раскрыла смену позиций США и России

Эксперты МГИМО: Топорнин Николай Борисович, к.юрид.н., доцент

Эксперты — о грядущих переговорах Лаврова и Керри на фоне вторжения Анкары

Министр иностранных дел России Сергей Лавров проведет встречу в Женеве со своим американским коллегой Джоном Керри 26 августа в Женеве. Как сообщает департамент информации и печати МИД РФ, темой переговоров двух глав внешнеполитических ведомств станет сирийский кризис, который принял новый ракурс в свете наземной операцией Турции, начатой против ИГИЛ (запрещено в России) и курдских формирований. Как вторжение Анкары повлияет на переговоры Лаврова и Керри, нам рассказали эксперты.

«В данном случае мы немного дистанцируемся от президента Сирии Башара Асада, который теряет территорию, хотя хотел бы передать своему сыну, внуку, правнуку целостную страну, какой он получил ее от своего отца, — заявил „МК“ гендиректор Центра политических технологий Игорь Бунин. — Мы ищем другие варианты — более федеративную Сирию, менее асадовскую. Сейчас произошла специфическая ситуация, когда усилия всех сторон направлены не на Асада, а на ИГИЛ. Его бьют турки, его бьют курды, его бьют Россия и США. Проблема Асада отошла немного на второй план, потому что все решили, что надо расправиться с главным врагом, а уж проблему Асада можно решить потом. Кроме того, я думаю, что в переговорном процессе с турками эта операция была оговорена.

Насколько я понимаю приезд вице-президента США Джозефа Байдена в Турцию и его согласие решить проблему проповедника Фетхуллаха Гюлена (его Анкара обвиняет в организации попытки переворота 15 июля — „МК“), сейчас для Обамы самое главное — решить проблему ИГИЛ: он хочет уйти человеком, который справился хотя бы с ИГИЛ. С этой точки зрения, Асад для него не главная проблема. Мы можем быть союзниками в данном случае, потому что нас разделяет только Асад. Думаю, что Керри и Лавров будут говорить о сирийской проблеме, разрешение которой очень нужно Обаме и нужно Путину, иначе не выйти из изоляции, в которой мы сейчас находимся. Возможность для переговорного процесса представляет и то заявление, которое сделал премьер-министр Турции: мы не требуем завтрашнего ухода Асада, но он не может оставаться у власти вечно».

«Мы выстраиваем отношения с Турцией и нам не хочется их обострять, поэтому мы находимся сейчас в фазе наблюдения: что же сейчас получится, — поясняет „МК“ доцент кафедры европейского права МГИМО Николай Топорнин. — С одной стороны, есть заявления Асада, что турки нарушили территориальную целостность и вошли без разрешения законного правительства. С другой стороны, очевидно, что эту провинцию войска Асада не контролировали. В итоге была предпринята акция. С учетом того, что Турция — страна НАТО, понятно, что эта операция согласована с американцами. У нас это вызывает определенную озабоченность. Получается, что Турция — это страна, которая ведет двойную и тройную игру. Она с нами нормализует отношения и привлекает нас для того, чтобы мы давили террористов, но в то же время сотрудничает с американцами, достигая своих целей. Это надо понимать: у Турции есть своя политика, и она старается добиваться своих целей — упорно и последовательно. На надо заблуждаться по поводу этого. Мы много раз обжигались на Турции».

Игорь СУББОТИН

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Московский Комсомолец»
Распечатать страницу