ЮВА: итоги 2019 — хороший задел на будущее

07.01.20
Итоги года

ЮВА: итоги 2019 — хороший задел на будущее

Эксперты МГИМО: Ефимова Лариса Михайловна, д.ист.н., профессор

Профессор кафедры востоковедения Л.М.Ефимова — об итогах прошедшего года в Юго-Восточной Азии.

Год 2019 для ЮВА оказался богат на значимые события, которые будут определять развитие региона на ближайшее будущее. В двух важнейших государствах региона — Индонезии и Таиланде официально состоялось обновление высших властных институтов.

В Индонезии 17 апреля 2019 года прошли всеобщие выборы. Граждане выбирали президента, депутатов двух палат парламента, местных законодателей.

Президент Джоко Видодо вновь баллотировался на пост главы государства. Предвыборная кампания была основана на успехах в области экономики в первый президентский срок. Кроме того, выдвигались обширные планы по строительству новых инфраструктурных проектов: дорог, аэропортов, морских портов. Видодо предложил перенести столицу на остров Калимантан (Борнео) в центре страны из-за устаревшей инфраструктуры Джакарты, где автомобилисты проводят в пробках 22 дня в году, что является самым высоким показателем в Азии. Он обещал также повысить субсидирование бедных слоев населения в сфере здравоохранения.

Новым в избирательной кампании стало широкое использование ислама как наиболее эффективного инструмента в политическом соперничестве. Поскольку у противоборствующих сторон, будь то политические партии или кандидаты на высшие государственные посты, предлагаемые программы и лозунги различались только в незначительных деталях, то главная критика облекалась в форму оценки отношения соперничающей стороны к мусульманской религии, степени исламской религиозности. Против обвинений с этих позиций никто не осмеливался выступать, а критикуемая сторона была обязана доказать свою правоверность. Использованию ислама в политической борьбе способствовала активизация радикальных группировок как внутри Индонезии, так и в мировой умме.

Подобная тактика применялась к выдвинувшему свою кандидатуру на второй срок президенту Джоко Видодо. Он известен как националист и демократ, поэтому политические соперники обвиняли его в секуляризме и недостаточном рвении в защите ислама. Одним из упреков было неверное произношение сур Корана на арабском языке. С учетом этого Джоко Видодо пригласил видного богослова председателя правления Индонезийского совета улемов Маруфа Амина баллотироваться с ним в паре на пост вице-президента. Наблюдатели отмечали, что это отражает традиционный симбиоз двух основных течений в индонезийской политике — национализма в лице Джоко Видодо и ислама в лице авторитетного улема Маруфа Амина.

Маруф Амин, до этого известный как представитель консервативных исламских кругов, понимая важность и высокую ответственность своей новой роли в индонезийской политике, стал склоняться к более умеренным взглядам в вопросах о роли и месте ислама в общественно-политической жизни Индонезии и на мировой арене. Выступая в Сингапуре, он выдвинул концепцию «умеренного ислама, ислама среднего пути» («вассатыйя ислам» Wasatiyyah Islam) как ислама, характерного для индонезийских мусульман. Маруф Амин считает, что именно такое понимание ислама обеспечит мир и безопасность в многонациональной и поликонфессиональной Индонезии. Богослов выступает за глобализацию умеренного ислама, за его пропаганду в регионе Юго-Восточной Азии и в мировом масштабе.

Джолко Видодо и Маруф Амин набрали 55,5% голосов и одержали победу. Явка превысила 80%.

Глобальный феномен исламизации продолжает оказывать влияние на разные сферы индонезийского общества. Демократизация в Индонезии расширила идейно-политическое пространство для деятельности консервативно и радикально настроенных мусульман, которые хотят видеть Индонезию исламским государством. В такой обстановке власти стремятся, с одной стороны, укрепить позиции умеренного ислама, а с другой — перехватить инициативу у радикальных исламистов и поставить под свой контроль происходящую в стране «ползучую исламизацию». Индонезия, как страна с самым большим и постоянно возрастающим мусульманским населением, выдвинет претензии на лидерские позиции в мировой исламской умме. Правительство прикладывает все силы, чтобы Индонезия входила в десятку крупнейших мировых производителей халяль (разрешенной для правоверных) продукции. Индонезия уже добилась больших успехов в этом направлении. В секторе туризма халяль она занимает пятое место в мире, в сфере халяль медицины и косметики — шестое место, а в сфере исламских финансов – 10-е. Рост халяльных товаров вызвал спрос на халяльную логистику — хранение, транспортировку и доставку до потребителя. Если грузовик использовался для перевозки нехаляльных товаров, то прежде чем его можно будет использовать для халяльной продукции, его следует «ритуально очистить с применением земли» семь раз. Тара с продукцией халяль не должна соприкасаться с тарой продукции нехаляль. С учетом огромной идейно-политической и коммерческой значимости халяльного рынка власти сделали контроль над ним государственной прерогативой. С 17 октября 2019 года сертификат халяль (halal) становиться обязательным для продуктов в Индонезии и выдается государством.

Также предполагается внести поправки в уголовный кодекс, которые, приближают республику к шариатскому государству (введение уголовной ответственности за однополые связи, аборты, супружескую измену, вступление в интимные связи до брака). Десятки тысяч человек, преимущественно студенты, вышли на улицы с требованием отменить законопроекты.

В Таиланде также состоялось обновление властных структур. В октябре 2016 года в возрасте 88 лет скончался король Рама IX, и парламент пригласил 64-летнего наследного принца Маха Вачиралонгкорна Махидола, единственного сына покойного монарха, стать королем Таиланда. Согласно традиции, он принял предложение. Свое согласие он выразил во время специальной церемонии. Новый монарх взошел на трон как 10-й король династии Чакри (Рама Х). Коронация состоялась лишь в мае 2019 года после длительного траура по умершему королю. Официальное имя и титул нового короля — Его Величество король Маха Вачиралонгкорн Бодиндрадебайаварангкун. Он был коронован как божественный монарх 4 мая. Король надел Великую Корону Победы весом 7,3 килограмма. Затем, пройдя обряды очищения и помазания, король сел под девятиуровневым зонтиком, что означает начало его полного царствования. Король получил регалии монарха, в том числе упомянутую Великую Корону Победы, а также меч Победы, королевский скипетр, королевский веер, венчик от мух и королевские тапочки.

24 марта 2019 года по всему Таиланду состоялись первые после военного переворота 2014 года парламентские выборы. Более 2,8 тыс. кандидатов по партийным спискам были допущены до участия в выборах, 68 претендентов от 44 партий поборолись за пост премьер-министра. Главная интрига выборов состояла в том, смогут ли сторонники военных набрать такое количество депутатских мест в нижней палате, которое даст им преимущество при голосовании на выборах премьер-министра в случае единогласной поддержки со стороны 250 назначенных сенаторов. Большинство аналитиков сходились на том, что это им удастся, и генерал Прают Чан-Оча вернется после выборов на пост премьера уже как демократически избранный глава правительства.

Национальная избирательная комиссия Таиланда запретила избирателям в день выборов делать селфи и фотографии в помещениях для голосования и приходить на избирательные участки в футболках с номерами. Если запрет на селфи и фотографирование были связаны с тем, чтобы голосующие не задерживались на избирательных участках и за его нарушение не наступала уголовная ответственность, то запрет на футболки с номерами — это часть запрета на предвыборную агитацию в день выборов. За его нарушение грозил не только штраф, но и тюремный срок, ведь номера — часть символики партий и кандидатов в предвыборной кампании.

Явка была высокой и составила 74,69%, что оказалось на 8,7% больше, чем на предыдущих выборах 2011 года. В выборах приняли участие 77 политических партий. Партия Паланг Прачарат, поддерживающая пришедшую к власти в результате переворота в 2014 году военную хунту, набрала больше всех голосов. Из вошедших в Палату представителей 27 политических партий 20 поддерживают правительство, а семь находятся в оппозиции. В результате Палата представителей 25 созыва отличается значительной пестротой. Новый Сенат наряду с военными включил в основном представителей консервативных кругов тайского общества, которые преобладали в правящих кругах после переворота 2014 года. В результате из 250 сенаторов 200 являются представителями силовых структур, а остальные 50 — политическими сторонниками правящей военной верхушки.

Шансов в результате сформировать правительство оказалось больше у военных. Придя к власти, они изменили законодательство в свою пользу, закрепив за собой право влиять на назначение 250 членов Сената — верхней палаты. На совместном заседании Палаты представителей (нижняя палата парламента) и Сената 5 июня, которое продолжалось более 12 часов, генерал Чан-Оча был избран премьер-министром 500 голосами из 747.

Итоги выборов свидетельствуют о том, что конфликт, доминировавший в таиландской политике до военного переворота 2014 года, за неполные пять лет не исчерпался, а перешел в новую стадию. Общество по-прежнему расколото на два лагеря — сторонников и противников парламентской демократии, защитников и оппонентов власти военных. К первой категории можно отнести новую прогрессивную партию Анакот Май, более известную как Фьючер Форвард (Партия нового будущего). Созданная по инициативе молодого демократически настроенного бизнесмена-миллионера Танатона Тьенгрунгренгкита, она изначально ориентировалась на молодежь. Не менее популярны и возрожденные партии сторонников опального премьера Таксина Чинавата, за которыми по-прежнему мощная поддержка малоимущих и фермеров севера и северо-востока страны.

Сегодня тайцы все больше хотят видеть новые лица в политике, а значит, в обществе сложилась потребность в обновлении не только политических идей и методов, но и политической системы. Так что в ближайшем будущем Таиланд, возможно, ждут перемены, а вот в каком направлении, — зависит от того, насколько консолидированы будут политические силы, и насколько их предложения будут соответствовать потребностям и ментальности тайского общества. Пока перевес на стороне военных.

В регионе нарастает опасность исламского терроризма. Потерпевшие поражение на Ближнем Востоке террористы стремятся превратить ЮВА в свою новую базу. Гибель аль-Багдади стала ударом для террористической сети ИГИЛ (запрещенной в России), и она попытается вновь заявить о себе в других местах, рассматривая ЮВА как следующий глобальный джихадистский фронт.

По некоторым оценкам, в ЮВА могут перебраться около тысячи бойцов-исламистов. Террористы превратили Малайзию в один из основных перевалочных пунктов для перемещения между Ближним Востоком и Юго-Восточной Азией. Ситуация усугубляется еще и тем, что в Индонезии, Малайзии, Таиланде и на Филиппинах есть немало местных групп исламских боевиков, сочувствующих ИГИЛ и вполне способных профинансировать возвращение в регион своих единомышленников. Большинство могли и могут приехать и остаться незамеченными. Приток исламистов на родину чреват оживлением местных террористических ячеек и подъемом их морального духа. Филиппины остаются слабым звеном, потому что там есть очень много исламистских групп, которые действительно могут контролировать территорию. Кроме того, особенностью террористических ячеек как на Филиппинах, так и в регионе в целом является их автономность. В ЮВА нет централизованного руководства ИГИЛ, и все местные группировки «фрагментированные, но устойчивые». Власти Филиппин и Малайзии считают, что дждихадистская идеология достаточно сильная и она выживет, учитывая её глубину и охват во всем мире. Глава национального контртеррористического агентства Индонезии заявил, что основной проблемой становится противодействие распространению джихадистской идеологии.

Успешно развивается плодотворное и многоплановое сотрудничество России со странами ЮВА, основанное на исторически тесных политических, экономических и культурных связях. У РФ и государств этой части планеты общие цели — взаимовыгодная кооперация, стабильность и безопасность региона, борьба с глобальными вызовами и угрозами и, прежде всего, — с международным терроризмом. Отношения Россия — АСЕАН вышли на новый уровень стратегического партнерства.

Премьер-министр Дмитрий Медведев в ноябре 2019 года посетил с рабочим визитом Таиланд, где представлял Россию на Восточноазиатском саммите (ВАС) и деловом инвестиционном саммите АСЕАН. Он предложил создать большое евразийское партнерство с участием ЕАЭС, АСЕАН и ШОС. Уже практически реализуется программа сотрудничества между Евразийской экономической комиссией и АСЕАН на 2019-2020 годы. В 2019 году были подписаны документы о сотрудничестве в различных форматах с Индонезией, есть интерес со стороны Брунея, Камбоджи и Филиппин, подписан меморандум с Таиландом. Российский премьер подчеркнул, что смысл Большого евразийского партнерства в создании целого экономического и гуманитарного пространства, на котором люди смогут свободно общаться, торговать, путешествовать, открывать для себя новые возможности.

Крепнут и двусторонние связи России со странами ЮВА. На полях саммитов в Бангкоке Д.А.Медведев провел встречи и переговоры с султаном Брунея, обсудил перспективы торгово-экономического сотрудничества и с премьер-министром Таиланда Праютом Чан-Оча, премьер-министром Камбоджи Хун Сеном, лаосским коллегой Тхонглуном Сисулитом, государственным советником, министром иностранных дел Республики Союз Мьянма Аун Сан Су Чжи.

С отдельными странами АСЕАН запущены переговоры по строительству центров ядерной науки и технологий, в частности, структуры Росатома реализуют проект по проектированию и возведению циклотронно-радиохимического комплекса в Таиланде. Страны региона заинтересованы в создании плавучих атомных станций. Большие возможности может открыть создание транснациональной сети «умных городов», расширяются культурные и гуманитарные связи.

Важным аспектом стало сотрудничество РФ со странами АСЕАН в борьбе с международным терроризмом. Чтобы добиться максимального эффекта в этой сфере, налаживается взаимодействие правоохранительных органов и специальных служб на уровне Региональной антитеррористической структуры (РАТС) ШОС и Ассоциации национальных полиций стран–членов АСЕАН (АСЕАНАПОЛ).

Россия выстраивает с партнерами в ЮВА конструктивные отношения на основе взаимного доверия и уважения, выступает за честную конкуренцию и уважает право государств на самостоятельный выбор пути развития с учетом своих традиций и цивилизационных особенностей.

В 2019 году по приглашению В.В.Путина Россию с официальными визитом посетил президент Филиппин Родриго Дутерте. В Москве он обсудил с премьером Д.А.Медведевым сотрудничество России и Филиппин в экономической и гуманитарной сферах, а также сельском хозяйстве, энергетике, транспортной инфраструктуре и инвестициях. В ходе поездки было подписано более 620 коммерческих сделок. Затем филиппинский лидер отправился в Сочи, где встретился с президентом России и выступил на пленарном заседании Валдайского клуба в дискуссиях по поводу строительства новой архитектуры безопасности в Азии, принял участие в Филиппинско-российском бизнес-форуме. В.В.Путин отметил, что Филиппины — важный партнер России в Азии. Президент Дутерте заявил, что его второй визит в Россию подтвердил «твердую приверженность Манилы прочному и всеобъемлющему партнерству» с Москвой «на основе взаимного уважения, доверия и прагматизма».

В прошедшем году продолжало нарастать соперничество между Китаем и США за влияние в ЮВА. США продвигают концепцию «свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона (ИТР)». Эта стратегия, по их замыслу, должна заменить привычный формат Азиатско-Тихоокеанского сотрудничества. АСЕАН с настороженностью относится к американской концепции ИТР. В документе «Перспективы АСЕАН в отношении Индо-Тихоокеанского региона», принятом в 2019 году по инициативе Индонезии, члены ассоциации подтвердили приверженность принципам Договора о дружбе и сотрудничестве в Юго-Восточной Азии и другим основополагающим документам. Страны «десятки» продемонстрировали общий настрой на создание инклюзивного пространства, а также на взаимовыгодную экономическую кооперацию.

Россия выступает за сохранение эффективной системы межгосударственных отношений, которая сформировалась на базе АСЕАН, и считает американскую инициативу серьезным вызовом для стран ЮВА, поскольку она может ослабить позиции ассоциации, лишить ее статуса ключевого игрока в решении региональных проблем безопасности. Кроме того, она противоречит основополагающим принципам АСЕАН, таким как неприсоединение и внеблоковый статус. Значение Юго-Восточной Азии и России друг для друга будет только возрастать, и взаимовыгодное и многоплановое сотрудничество продолжит развиваться.

Читайте все материалы проекта «Эксперты МГИМО подводят итоги 2019 года».

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу