Узбекистан не отказывается от своей многовекторной внешней политики

28.04.16

Узбекистан не отказывается от своей многовекторной внешней политики

Эксперты МГИМО: Казанцев Андрей Анатольевич, д.полит.н.

На этой неделе 25–26 апреля состоялся официальный двухдневный визит президента Узбекистана Ислама Каримова в Москву. Наблюдатели отмечают, что данный визит, предполагающий в том числе неформальную встречу глав государств, призван усилить российско-узбекские отношения. Между тем в интервью «Саясат» директор Аналитического центра Института международных исследований МГИМО, доктор политических наук Андрей Казанцев говорит, что, невзирая на новые договоренности между РУ и РФ, главным российским партнером не только в Центральной Азии, но и вообще на постсоветском пространстве был и будет Казахстан.

— Ташкент старался дистанцироваться всегда от региональной повестки. Но последний визит Каримова в Москву актуализировал вопрос притяжения Узбекистана к России. Можно ли говорить о российском развороте Узбекистана?

— Можно говорить об определенном улучшении отношений. Но говорить о развороте Ташкента в сторону Москвы нельзя, это было бы очень большим преувеличением. Узбекистан не отказывается от своей многовекторной внешней политики. Он продолжает развивать в двустороннем формате параллельно отношениям с Россией сотрудничество и с США, и с ЕС, и с Китаем. Более того, Узбекистан всегда играл на противоречиях великих держав, циклически меняя основных партнеров, в основном в этой роли были США и Россия. Все знают об этой особенности внешней политики Каримова, и поэтому вряд ли Россия будет так уж очарована очередным поворотом в свою сторону, так как таких поворотов туда-обратно было уже много с 1991 года. В этом плане, скажем, Казахстан, который никогда с Москвой не ссорился, явно выглядит куда более приоритетным партнером. Ташкент также не отказывался и не откажется от своей политики, направленной на приоритетность сохранения национального суверенитета над участием в каких-либо интеграционных структурах или блоках. А это значит, что и речи не идет о возвращении его в ОДКБ или вступлении в ЕАЭС. Здесь, опять-таки, главным российским партнером не только в Центральной Азии, но и вообще на постсоветском пространстве был и будет Казахстан, который не только является членом ОДКБ, но и инициатором евразийской интеграции.

— Как отразятся достигнутые договоренности между РУ и РФ на ситуации в Центральной Азии, на ваш взгляд?

— Улучшение отношений с Россией важно, прежде всего, с точки зрения поддержания узбекской экономики. Ранее Россия простила Узбекистану долг в 890 млн долларов, с 2010 по 2015 годы Россия инвестировала в Узбекистан более 6 млрд долларов. Эти цифры говорят сами за себя. Узбекистан очень заинтересован в сохранении своей трудовой миграции в России. В начале апреля 2016 года в России находилось и работало более 1,5 млн граждан Узбекистана. В 2014 году объем ремиссий узбекских мигрантов составил около 5,5 млрд долларов США. В 2015 году этот показатель сократился на 60% в связи с экономическим кризисом в России. Это вызвало достаточно серьезные проблемы в узбекской экономике. Кроме того, возвращающиеся мигранты — это еще и увеличение безработицы среди молодежи, то есть это и социально-политическая проблема. Поэтому Узбекистан, естественно, заинтересован в том, чтобы сохранить хотя бы имеющийся на настоящее время объем доходов от трудовой миграции, а это немыслимо без поддержания хороших отношений с Москвой. Видимо, эта цель достигнута. В экономическом плане важны также договоренности о закупках Газпромом узбекского газа.

Развивается сотрудничество между двумя странами и в сфере безопасности. В двустороннем формате Россия содействует и дальше будет содействовать модернизации узбекских вооруженных сил. У обеих стран также есть общий интерес в поддержании стабильности в Афганистане, в недопущении увеличения регионального влияния ДАИШ, в борьбе с другими нетрадиционными угрозами безопасности (наркоторговля, и т.п.). Все эти угрозы растут, и России с Узбекистаном надо искать общие подходы. Именно это и делалось в ходе переговоров Путина и Каримова. Это особенно важно в связи с тем, что очередной саммит ШОС пройдет в июле в Узбекистане. Сейчас Ташкент формирует повестку работы этой организации. Противоречия Узбекистана и России относительно проблем Узбекистана с соседями по Центральной Азии (прежде всего, с Таджикистаном и Кыргызстаном) также сейчас уменьшились в связи с отказом РФ по финансовым соображениям от поддержки гидропроектов, которые вызывали озабоченность Ташкента. Так Россия отказалась от поддержки гидропроектов в Киргизии.

— Накануне встречи президентов Узбекистана и России в Москве глава Казахстана Нурсултан Назарбаев встречался с Исламом Каримовым в Ташкенте. Есть ли связь между этими встречами? В чем она заключается, по-вашему?

— Прямой связи нет, так как Каримов, разумеется, строит свою политику абсолютно независимо от мнения Назарбаева, но косвенно она, конечно, просматривается. Во-первых, Казахстан и Узбекистан — два основных государства Центральной Азии, которые имеют во многом различные взгляды на перспективы развития региона. Они также, в определенном смысле, соперники в соревновании за роль главного государства региона. Казахстан намного сильнее экономически, имеет большие природные ресурсы и больше по территории, Узбекистан имеет большее население. Поэтому руководство обеих стран не может не следить пристально за всеми поворотами внешней политики соседа, не может не интересоваться ими, особенно, если речь идет об отношениях с Москвой. Во-вторых, Узбекистан и Казахстан должны согласовывать свои позиции в рамках ШОС, что важно в свете предстоящего в Ташкенте саммита. В-третьих, оба государства имеют общие угрозы безопасности, исходящие из Афганистана и Ближнего Востока. Здесь им также приходится неизбежно согласовывать свои подходы и друг с другом и с Москвой.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Саясат»
Распечатать страницу