В Испании опять неопределенность

29.06.16

В Испании опять неопределенность

Эксперты МГИМО: Хенкин Сергей Маркович, д.ист.н.

На досрочных парламентских выборах, состоявшихся в Испании 26 июня, во многом повторилась ситуация декабрьских выборов 2015 года. Народная партия не набрала голосов, необходимых для формирования нового правительства. За полгода основным партиям не удалось прийти к компромиссу, и 26 июня распределение голосов между ними оказалось примерно тем же. Мало изменилась и их настроенность на союзнические действия: предвыборные заявления партийных лидеров свидетельствуют, что и теперь прийти к соглашению о создании нового правительства будет очень сложно.

Заблокированная ситуация

На протяжении нескольких десятилетий правительство Испании по очереди формировали Народная партия (НП) и Испанская социалистическая рабочая партия (ИСРП). Выборы в декабре 2015 года принципиально изменили положение дел: к традиционным партиям, потерявшим много голосов, прибавились новички — партии «Подемос» («Мы можем») и «Сьюдаданос» («Граждане»), которые, напротив, выступили весьма успешно. Места в нижней палате парламента распределились следующим образом: НП — 123, ИСРП — 90, Подемос — 69, Сьюдаданос — 40. Расклад сил оказался таков, что формирование правительства было невозможно без договоренностей между партиями. Согласно конституции, выражение вотума доверия председателю правительства требует абсолютного большинства голосов депутатов нижней палаты парламента (176 голосов из 350). Если же указанное большинство не будет получено, то назначается новое голосование, причем вотум доверия считается полученным при простом большинстве голосов. Однако за прошедшее после выборов время даже достижение простого большинства оказалось невозможным.

Лидер НП Мариано Рахой отказался от предложения короля Фелипе VI сформировать правительство, сославшись на недостаточную поддержку в парламенте. Вместе с тем М.Рахой сразу же после декабрьских выборов предложил ИСРП и Сьюдаданос договориться о сотрудничестве и создать правительство, которое пользовалось бы широкой парламентской поддержкой. Разумеется, ключевые позиции в новом правительстве занимала бы НП как партия, победившая на выборах. Однако конкретных шагов по развитию такого сотрудничества предпринято не было.

Не справился с задачей формирования правительства и лидер социалистов Педро Санчес. Ему удалось заключить соглашение со Сьюдаданос, но вместе они имели всего 130 депутатских мандатов, что явно не дотягивало до абсолютного большинства. Остальные партии к этому соглашению не присоединились. Да и у ИСРП и Сьюдаданос отношение к блокированию с другими участниками «большой четверки» очень сложное и неоднозначное.

Вина за то, что новое правительство не удалось сформировать, лежит на всех партиях, хотя и в разной степени. Вместо того чтобы искать точки соприкосновения и совпадения интересов, партии устанавливали красные линии в своей коалиционной политике, декларировали свою несовместимость с конкурентами. Партийные лидеры зачастую ставили на первое место не общенациональные, а узкопартийные интересы и амбиции, электоральные расчеты. Тот импульс к толерантности и нахождению взаимоприемлемых компромиссов, который был задан переходом к демократии и знаменитыми «пактами Монклоа», исчерпал себя. Нежелание и неспособность партийных лидеров договориться по проблеме формирования правительства контрастировали с чаяниями большинства избирателей, которые ратовали за межпартийное соглашение и стремились избежать новых выборов.

Испания уже полгода живет без нового правительства. Правда, в современной европейской истории есть пример Бельгии, которая существовала без правительства 541 день и в которой разногласия между партиями были более сильными, чем в Испании. Но это мало успокаивает. Заблокированная политическая жизнь деморализует общество, в частности, предпринимательский класс, не позволяет решать назревшие проблемы, ухудшает инвестиционный климат и ведет к вывозу капиталов, снижает роль страны на международной арене. В обществе ослабевает социальная сплоченность, ухудшается качество функционирования многих демократических институтов.

Консерваторы укрепились, левые фланг ослаб

В июньских выборах приняли участие 69,8% избирателей (в декабре 2015 года — 73,2%), что заметно ниже среднестатистического уровня в годы демократии (73,7%). Низкий уровень участия объясняется усталостью испанцев от постоянных выборов: в 2015 году прошли региональные, муниципальные и всеобщие выборы. Неспособность партий прийти к соглашению также отрицательно повлияла на электорат. Избирательную кампанию влиятельная испанская газета «Эль Паис» назвала «возможно, худшей за годы демократии по причине своей бестолковости и бессодержательности». В июне 82,3% опрошенных оценили политическую ситуацию в стране как «плохую или очень плохую». Примечательно, что 32,4% опрошенных накануне выборов не определились, за кого им голосовать.

На выборах вновь победила Народная партия, собрав 33% (7,9 млн) голосов (в декабре 28,7%) и получив 137 мест в конгрессе депутатов, на 14 мест больше, чем на прошлых выборах. На позиции НП как ведущей партии Испании не отражаются ни коррупционные скандалы, которые сотрясают партию в центре и регионах, ни нежелание большинства избирателей (в том числе части электората самой НП) видеть Мариано Рахоя во главе партии и правительства. Предпочтение, отдаваемое ей электоратом, можно объяснить несколькими обстоятельствами. Во-первых, у НП есть несомненные заслуги в плане преодоления экономического кризиса. Во-вторых, у нее весьма устойчивый электорат. Той «текучести» голосов, которая присутствует в избирательной базе ИСРП и партий «новичков», здесь не наблюдается. В-третьих, играет роль позиция, которую заняло руководство НП в последние месяцы. Отказавшись от предложения короля сформировать правительство, М.Рахой оказался как бы «над схваткой», непричастным к неудаче по решению этой задачи. При этом, как уже отмечалось, он выглядел сторонником формирования большой коалиции, за которую высказываются многие избиратели.

В лагере левых ожидались большие перемены. Подавляющее большинство прогнозов отдавали второе место предвыборной коалиции «Объединенные Подемос» (ОП) — предвыборному блоку, сформированному партией «Подемос» и «Объединенной левой» (ОЛ), костяк которой составляют коммунисты. Вступив в коалицию c ОЛ, Подемос, постоянно совершающая повороты от левого радикализма к умеренному социал-демократизму и наоборот, связала себя с объединением, стоящим на твердых левых позициях. При этом Подемос стремилась не оттолкнуть умеренных сторонников: ее лидер Пабло Иглесиас отвергал характеристику Подемос как «антисистемной партии» и призывал к созданию вокруг нее «социального большинства, в которое могут входить люди совершенно разных взглядов». Показательно, что заключенное двумя партиями «избирательное предсоглашение» не включает тех установок ОЛ, которые не устраивают Подемос. В нем не упоминается республиканская форма правления, за которую ратует ОЛ — противник испанской монархии, ничего не сказано о необходимости национализации предприятий энергетики и выхода Испании из НАТО. Руководство Объединенных Подемос не скрывало своего намерения стать альтернативой Народной партии, оттеснив социалистов на третье место.

Однако этого не случилось. Вопреки всем прогнозам, Испанская социалистическая рабочая партия заняла второе место, подтвердив свой статус ведущей силы в левом лагере. Избиратели оценили усилия лидера социалистов П.Санчеса по преодолению нынешнего политико-институционального кризиса и формированию правительства. Вместе с тем ИСРП далеко отстала от Народной партии. За нее проголосовали 22,7% (5,4 млн) избирателей, она получила 85 депутатских мандатов — на 5 мандатов меньше, чем в декабре. Социалисты ищут выход из тяжелого кризиса, который партия переживает в последние годы.

«Объединенные Подемос» набрала 21,1% (5 млн) голосов избирателей и завоевала 71 депутатский мандат. Эксперты расценивают этот результат как поражение, поскольку на декабрьских выборах Подемос и Объединенная левая в совокупности набрали 24,4% голосов. Коалиция потеряла 1,1 млн сторонников.

Наибольшие потери в «большой четверке» партий понесла партия Сьюдаданос, лидер которой Альберто Ривера занимал первое место в рейтинге испанских политиков. Эту партию поддержали 13% (3,1 млн) избирателей (в декабре 13,9%). Она получила 32 депутатских места, на 8 мест меньше, чем в декабре, и потеряла почти 400 тыс. избирателей.

Избирательная кампания сопровождалась всплеском нетерпимости в общественно-политической жизни. Появление «Объединенных Подемос» в глазах многих избирателей леворадикальной силы, было на руку Народной партии, пропаганда которой и без того ориентировалась на нагнетание напряженности, поляризацию общественной жизни и создание на этом фоне представления о себе как о гаранте стабильности и порядка. М.Рахой в своих выступлениях противопоставлял стабильность «экстремизму и радикализму, которые могут привести Испанию к неопределенности, нестабильности и неуверенности». По существу, вопрос ставился так: «Или мы, или Объединенные Подемос». Лидер НП призывал всех благоразумных, умеренно настроенных людей, не поддерживающих ОП, проголосовать на выборах за его партию. Похоже действовала ОП, позиционировавшая себя как единственную альтернативу НП. П.Иглесиас призывал отдать «полезный голос» за его партию всех тех, кто хочет, чтобы НП перестала быть правящей.

Противостояние между НП и ОП неотделимо от возрастного водораздела их электоратов. Примерно половину электората НП составляют лица старше 65 лет. Пожилые избиратели, доля которых в электорате Испании растет и составляет 24,5% (свыше 8 млн чел.), отличаются устойчивостью своих партийных привязанностей. Накануне выборов 83% пожилого электората с полной уверенностью заявили, за кого они будут голосовать (среднестатистический показатель был на 10 пунктов меньше). Пенсионеры с меньшим пессимизмом воспринимают положение дел в Испании и намного меньше других возрастных категорий склоняются к многопартийности. Рейтинг ведущих испанских политиков в их представлении таков: М.Рахой — 37%, П.Санчес — 27%, П.Иглесиас — 13% и А.Ривера — 11%. 

Напротив, молодые люди Испании (опрос включил в эту категорию лиц от 18 до 34 лет) предпочитают Объединенные Подемос. 26 июня за нее были готовы проголосовать примерно 44% респондентов, в то время как за НП и Сьюдаданос — по 17%, а за ИСРП — 13%. Молодежь отдает предпочтение многопартийности, а в рейтинге политических лидеров ставит на первое место П.Иглесиаса.

При всем этом курс на поляризацию общества бесперспективен и деструктивен для Испании, нуждающейся в серьезных политико-институциональных реформах. Разделение общества на противостоящие блоки разрушает примиряющий центр и обрекает страну на неуправляемость. Многочисленные опросы свидетельствуют, что большинство испанцев занимают позиции, близкие к центру политического спектра.

Определенное влияние на партийную борьбу оказали результаты референдума о выходе Великобритании из ЕС, которые были объявлены за 48 часов до выборов. Несмотря на то, что в Испании нет влиятельного течения евроскептиков, каждая из партий интерпретировала итоги брекзита в своих электоральных интересах. Так, Народная партия выступила с излюбленной идеей необходимости «упрочения стабильности», возложив ответственность за «неопределенность», которая возникла в ЕС, на «популистские силы» — с намеком на Подемос. В этой же связи М.Рахой в очередной раз заметил, что не допустит проведения в Каталонии референдума о независимости (идея, которую поддерживает Подемос). Напротив, П.Иглесиас высказался в поддержку народных референдумов, расценив выступления против них как «защиту принципов авторитаризма и тоталитаризма».

Новое правительство или третьи выборы?

19 июля король Фелипе VI начнет консультации с лидерами партий, представленных в парламенте, после чего предложит кандидатуру на пост председателя правительства. Последний будет избираться парламентом в конце июля.

Между тем, как и в декабре, НП не может сформировать правительство без договоренностей с другими партиями. Мариано Рахой заявил о необходимости создать стабильное правительство большинства с согласованной программой для решения крупных проблем, стоящих перед Испанией. Первой партией, с которой М.Рахой намерен вступить в диалог, была названа ИСРП. Вместе с тем лидер НП заявил о своей готовности к переговорам на предмет создания коалиции со Сьюдаданос, Баскской националистической партией и Коалицией Канарских островов.

Однако и Сьюдаданос, и ИСРП пока отклоняют возможность совместных действий с НП. Отчасти причина тому — «проблема Рахоя», который представляется многим испанским политикам и простым гражданам как главное препятствие на пути перемен, которые так нужны стране. Лидер Сьюдаданос Альберто Ривера отказывается войти в правительство М.Рахоя и высказывается против того, чтобы М.Рахой оставался главой кабинета министров. Вместе с тем А.Ривера может поддержать правительство консерваторов, если оно будет проводить реформы, согласованные с его партией.

В сложившейся ситуации многое зависит от позиции социалистов. Пропаганда ИСРП на протяжении десятилетий внедряла в сознание своих членов представление об НП как «ретроградной, реакционной силе». В этом контексте поддержка Рахоя при утверждении его на пост председателя правительства вряд ли может означать стремление социалистов создать большую коалицию с НП. Поддержать означает для них воздержаться при вынесении вотума доверия М.Рахою, что позволит НП получить простое большинство и сформировать правительство. Разумеется, такой состав не будет пользоваться широкой парламентской поддержкой. Но это будет постоянное правительство, так необходимое сейчас Испании. Негативное же голосование — это шаг в сторону воспроизводства «заблокированной ситуации» со всеми вытекающими негативными последствиями для страны и вероятностью проведения третьих парламентских выборов.

Перед ИСРП стоит трудный и мучительный выбор. В ее руководстве нет единства по этому вопросу. П.Санчес и ряд региональных руководителей выступают против всякой поддержки НП. Вместе с тем некоторые региональные лидеры партии высказываются за то, чтобы не препятствовать Народной партии, одержавшей с большим преимуществом победу на выборах, и сформировать правительство. Позицию ИСРП по этому вопросу определит 9 июля ее Федеральный комитет.

Впрочем, психологическое испытание предстоит выдержать и НП. Готовность создать коалицию или править в одиночку, будучи зависимой от партнерских обязательств, отнюдь не означает способность и умение согласовывать с партнером (партнерами) совместные действия, достигать взаимоприемлемых компромиссов. Для партии, еще недавно обладавшей абсолютным большинством в конгрессе депутатов и привыкшей управлять, ни на кого не оглядываясь, это серьезная психологическая ломка. Испанским политикам, независимо от их идейно-политической ориентации, предстоит научиться жить в новых условиях и договариваться между собой.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Российский совет по международным делам»
Распечатать страницу