В Назрани попытались взорвать отношения Чечни и Ингушетии

16.03.16

В Назрани попытались взорвать отношения Чечни и Ингушетии

Эксперты МГИМО: Ярлыкапов Ахмет Аминович, к.ист.н.

Покушение на имама Хамзата Чумакова произошло на фоне конфликта суфиев и салафитов соседних республик.

У мечети селения Насыр-Корт (Ингушетия) 11 марта с.г. после пятничного богослужения взорвалась начиненная взрывчаткой машина. Ранения получили четыре прихожанина, а также имам Хамзат Чумаков, выезжавший в этот момент на своем «Мерседесе». Судя по фотографиям, Чумаков отделался незначительными царапинами.

В заявлении имамов «Ахлю Сунна» (движения, объединяющего верующих салафитских убеждений, требующих возвращения к «чистому» исламу времен пророка Мухаммеда) Ингушетии 13 марта прозвучал намек на заказчиков покушения: «Требования главы республики к муфтию Хамхоеву оставить пост муфтия и последующие попытки последнего связать это требование с существованием неугодных ему мечетей, призывая на помощь в борьбе с ними представителей соседней республики, создали в Ингушетии обстановку напряженности. Возможно, что какие-то деструктивные силы решили воспользоваться этой обстановкой, для того чтобы еще сильнее накалить обстановку, довести ее до кровопролития».

Напомним, на прошедшем 2 февраля собрании суфийского духовенства в Грозном, где присутствовал муфтий Ингушетии Иса Хамхоев, было принято заявление о необходимости борьбы с ваххабизмом, в качестве примеров которого была прямо названа деятельность ряда ингушских имамов, в том числе Чумакова (см. «НГР» от 17.02.16). Как сообщало тогда Гостелевидение Чечни, глава республики Рамзан Кадыров заявил: «Я и мои соратники… поклялись на Коране, что всю жизнь, до самой смерти будем бороться с ваххабитами, и нам без разницы, в Ингушетии они, в Северной Африке, Дагестане или в Чечне. Если их не остановят главы регионов, если они не одумаются, они найдут то, что ищут». В публикациях на оппозиционных ингушских сайтах, воспроизведенных затем в аккаунтах «Ахлю Сунна» Ингушетии в соцсетях, это заявление было представлено как «эскалация ситуации в регионе, которая может привести уже в ближайшее время к гражданской войне и чеченской интервенции». Тем самым противостояние суфиев, мистического течения в исламе, преобладающего на Северном Кавказе, и салафитов пытаются превратить в противостояние ингушей и чеченцев.

«Многие пытаются объяснить это как покушение со стороны спецслужб, Кадырова или местных (видимо, властей, о якобы желании которых „заткнуть“ Чумакова вплоть до угрозы убийства в октябре—ноябре 2015 года сообщалось на официальной странице имама в соцсети „ВКонтакте“. — „НГР“), но эти громкие заявления не имеют под собой почвы, — считает директор Центра исламских исследований Северного Кавказа Руслан Гереев. — В Дагестане в свое время тоже было очень много покушений и убийств, которые также пытались свалить на разные структуры и фигурантов, но в конечном итоге выяснялось, что это действия самих радикальных религиозных групп, внутри которых идет острая идеологическая борьба, либо присутствовал бытовой мотив, связанный с огромным финансированием, поступающим к этим религиозным организациям через зарубежные фонды и т. д.».

«Если бы Чумакова хотели убить, то это уже давно могли сделать», — говорит старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности в составе Института международных исследований МГИМО Ахмет Ярлыкапов. Заявления Кадырова на собрании в Грозном суфиев Северного Кавказа он трактует как свидетельство того, что Кадыров уже давно «позиционирует себя как общекавказский и даже общемусульманский в масштабах России лидер, и для него это было лишней возможностью закрепить такую позицию». «Риторика (Кадырова. — „НГР“) была достаточно жесткая, — отмечает эксперт, — но этим он и ограничился, далее словесных выпадов дело не пошло, весь пар был выпущен через них». Глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров, говорит Ярлыкапов, пытается наладить диалог всех сил, вследствие чего в январе с.г. салафитские имамы получили возможность выступить на республиканском телевидении.

«Целью этого теракта может быть разжигание давнего конфликта между ингушами и чеченцами, возникшего, когда последние не вмешались в осетино-ингушский конфликт 1992 года, наложившегося еще и на противоречия между Евкуровым и Кадыровым, — считает старший научный сотрудник сектора исследований межнациональных и религиозных проблем Центра гуманитарных исследований Российского института стратегических исследований Галина Хизриева. — Это особенно актуально в условиях военного и политического противостояния в Сирии. Религиозная сфера в Ингушетии могла привлечь внимание заинтересованных сторон хотя бы потому, что в регионе вплоть до 2016 года не существовало государственной структуры, занятой контролем за этой сферой общественной жизни, которые давно существуют даже в более благополучных в этом плане субъектах Федерации. В итоге возникли параллельные государству, конкурирующие с ним исламские общественные структуры. Из-за рубежа могут, в том числе путем таких взрывов, подталкивать их лидеров к усилению накала борьбы».

По факту взрыва у мечети ведется следствие, и дальнейшие выводы о причинах покушения и его заказчиках и исполнителях можно будет делать только после первых сообщений правоохранителей.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Независимая газета»
Распечатать страницу