В Центральной Азии идет «чудовищный рост рисков»

29.01.16

В Центральной Азии идет «чудовищный рост рисков»

Эксперты МГИМО: Казанцев Андрей Анатольевич, д.полит.н.

Ранее для Центральной Азии были угрозы со стороны Афганистана, откуда могло произойти вторжение, однако теперь появился новый вызов — от боевиков ИГ, заявил директор аналитического центра МГИМО Андрей Казанцев.

Ухудшение экономической и политической ситуации ведет в Центральной Азии к росту геополитических рисков; хотя в этом году вряд ли какое-то из государств региона ждет катастрофа, ее нельзя исключать в будущем, заявил на круглом столе в МИА «Россия сегодня» директор аналитического центра МГИМО Андрей Казанцев.

«Этот год, к сожалению, в Центральной Азии... будет ростом рисков. Идет чудовищный рост рисков. Это риски и политические, и экономические, причем они переплетаются», — констатировал эксперт.

Он полагает, что в 2016 году «к какому-то падению государств это не приведет».

«В 2016 году какой-либо катастрофы не ожидается. А вот чтобы ее не было в 2017 году — это уже надо серьезно работать», — прогнозирует он.

В частности, на ситуацию в центрально-азиатских республиках влияет экономический кризис в России и Казахстане, которые были местом работы трудовых мигрантов из соседних республик.

«Например, прекрасно известно: таджикская экономика — 50% ее ВВП давало перечисления (денег – ред.) трудовых мигрантов, работающих в России. В Кыргызстане — порядка трети ВВП. Даже в Узбекистане это давало приличную сумму. По крайней мере, неофициально это было одним из основных источников наличных денег в стране. Тяжелый экономический кризис, который поразил Россию и Казахстан, который был второй страной, куда направлялись центральноазиатские мигранты, привел к тому, что этих денег просто теперь нет», — объяснил Казанцев.

По его оценке, «из-за этого мы наблюдаем чудовищный рост рисков везде, прежде всего в Таджикистане».

«Денег нет»

«Все события, которые проходили в Таджикистане — военный мятеж, запрет Партии Исламского возрождения, резкий рост вызовов безопасности по всей Центральной Азии — это все связано с тем, что нет денег. Зачастую нет денег... даже для того, чтобы платить силовым структурам. Задерживают зарплаты даже в прежде относительно благополучных странах», — констатирует Казанцев.

Кроме того, экономический кризис ведет к росту безработицы. В свою очередь, безработные становятся благодатной почвой для исламистской агитации и вербовки в ИГ (запрещена в РФ).

«Огромное количество молодых людей, которые не находили себе работу... С этим связан чудовищный рост вербовки в «Исламское государство», — объясняет Казанцев. Сейчас, по разным данным, от 2 до 2,5 тысяч выходцев из Средней Азии воюют в Сирии и Ираке в рядах ИГ и других группировок

«Ранее для Центральной Азии были угрозы со стороны Афганистана, то есть угроза вторжений, которые могли опрокинуть войска слабых стран. Теперь появилась второй вызов — со стороны „Исламского государства“, причем вызов идеологический, связанный с массовой вербовкой. На каждого завербованного приходится огромное количество сочувствующих, которые могут быть использованы для подрывных действий», — отметил он.

«В 10 раз больше платят»

«ИГ перечислил на подрывные действия в Центральной Азии 50 миллионов долларов. А количество сайтов, через которые идет вербовка и обработка, насчитывается тысячами», — предупредил Андрей Казанцев.

Именно рост «инвестиций» со стороны ИГ объясняет и рост популярности этой группировки в Афганистане, успешно «конкурирующей» с «Талибаном».

«Когда мы говорим о проникновении ИГ в Афганистан, надо учесть, что из-за денег, пришедших, как считают многие эксперты, из Катара, оплата боевика „Талибана“ была порядка 70 долларов, а боевика ИГ — 700 долларов. Вот вам и вся динамика перехода (из „Талибана“ в ИГ — ред.). Просто в десять раз больше платят», — объяснил Казанцев.

На все это накладывается серьезное геополитическое противостояние, отметил он.

«Речь идет не только о противоречиях старых конкурентов по Большой игре (имеется ввиду противостояние в Центральной Азии, — ред.), но и перенос суннитско-шиитского конфликта, конфликта Ирана и Саудовской Аравии, в Афганистан. Если формировать прогноз на 3-5 лет, то будет три взаимодействующих фактора. Первый фактор — это рост противостояния между США и Китаем. Второй — противостояние между Россией и Западом, которое сейчас уже сильно сказывается на Центральной Азии. И третий фактор — это турбулентность в исламском мире. Эти три фактора будут переплетаться и оказывать влияние на регион», — заключил эксперт.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: МИА «Россия сегодня»
Распечатать страницу