Время наводить мосты

03.06.16

Время наводить мосты

Эксперты МГИМО: Лукин Александр Владимирович, д.ист.н., PhD

Должна ли Россия в очередной раз выбирать между Востоком и Западом? Существует ли пресловутая «китайская угроза»? Как нам выйти со своими интересами на «Шелковый путь»? Об этом в преддверии визита президента РФ в КНР рассуждали участники Международного дискуссионного клуба «Валдай» на презентации доклада «К Великому океану: поворот на Восток. Предварительные итоги и новые задачи».

Это уже четвертый доклад «валдайцев», посвященный популярной ныне в политических и экспертных кругах теме российского «разворота на Восток». Впрочем, таковой она была далеко не всегда. Об этом напомнил почетный председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике Сергей Караганов, выступивший руководителем авторского коллектива. Эксперт отметил, что в девяностые годы широкая дискуссия оказалась невостребованной, поскольку Россия тогда провозглашала «однозначно европейскую ориентацию, и ее элита мало интересовалась Азией». Да и азиатским странам сотрудничество с нашей страной виделось во многом лишь как торговля природными ресурсами. Но со временем эти представления стали меняться.

Участники встречи не отрицали, что новый импульс переориентации Москвы придали украинский кризис и ухудшение отношений с Западом. В то же время речь идет об «объективном процессе, который развивался и раньше, просто медленнее». «Один из интеллектуальных вызовов для нас состоит как раз в том, чтобы избежать противоречия между поворотом на Восток и культурно-экономическими связями с Европой», — заметил Караганов. Коллеги его поддержали, дружно пошутив насчет того, что Россия, мол, «никуда не разворачивается и никакими местами ни к кому не поворачивается».

«Мы ни в коем случае не отказываемся от диалога с европейцами, просто Россия начинает смотреть в ту сторону, где естественным образом находит возможности для взаимовыгодного партнерства», — подчеркнул директор евразийской программы клуба «Валдай» Тимофей Бордачев, придумавший термин «Тихоокеанская Россия».

А главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» и председатель президиума СВОП Федор Лукьянов поделился впечатлениями о трудностях диалога с «западниками». «Когда мы презентовали в Брюсселе доклад об отношениях с ЕС, то представитель Еврокомиссии в своей речи чаще всего использовал обороты „Russia must“ и „Russia should“ („Россия должна“). Не удивительно, что в таком ракурсе продолжение разговора бессмысленно, хотя мы не ставим на нем крест», — сказал Лукьянов. При этом он признал, что и недавний форум в Шанхае, где «Валдай» представлял нынешний доклад китайским коллегам, показал, «как много между нами расхождений и непонимания». «Но важнее всего, что есть обоюдное желание это непонимание преодолеть», — отметил Федор Лукьянов.

Директор Центра исследований Восточной Азии и ШОС МГИМО Александр Лукин уверен: «поворот России на Восток» станет свершившимся событием, когда Москва «начнет рассматривать азиатское направление как самоценное». До сих пор «восточная политика» Москвы была в основном реакцией на осложнение отношений с Западом.

По мнению авторов доклада, некоторые вызовы в Азиатско-Тихоокеанском регионе, как ни парадоксально, как раз способствовали его сближению с Россией. Например, это рост военно-политической напряженности внутри АТР и «яблоко раздора», которым стало Транстихоокеанское партнерство во главе с США, расколовшее страны АСЕАН и поставившее их перед необходимостью непростого выбора. «Эти факторы объективно повышают у региональных игроков среднего размера заинтересованность в вовлечении России, приобретении ею роли «позитивного балансира», — говорится в докладе.

Отдельно эксперты обсудили перспективы взаимодействия РФ с Китаем. По мнению Сергея Караганова, главными проблемами остается «недостаточная глубина экономических отношений и отсутствие стратегического видения общей цели». Он заметил, что одной из причин, по которым наши отношения с ЕС во многом зашли в тупик, состоит как раз в том, «что никто не хотел думать о долгосрочной стратегической цели развития». Как известно, в мае прошлого года Москва и Пекин подписали соглашение о сопряжении двух масштабных стратегических проектов — Евразийского экономического союза и экономического пояса Шелковый путь, который активно продвигает Поднебесная. Сотрудничество предполагает создание совместных транспортно-логистических коридоров и зон развития в Центральной Азии. Авторы доклада согласны с тем, что взаимодействие по линии ЕАЭС и ЭПШП еще только предстоит наполнить реальным содержанием.

Конечно, не обошлось и без разговоров об угрозе китайского доминирования в зоне российских интересов — не начнет ли Поднебесная тянуть «геополитическое одеяло» на себя? Сергей Караганов уверен: чем больше Китай будет вовлечен в интеграционные процессы и сотрудничество со странами региона, тем лучше. Это будет для Азии своего рода «эффектом Коля», когда при объединении Германии выдающийся канцлер сделал все для того, чтобы надолго и максимально «погрузить» ФРГ в европейское сообщество. После этого у соседей пропал страх перед единой Германией.

Завершая встречу, Караганов напомнил о том, как в 60–70-е годы прошлого века советские военные активно препятствовали строительству мостов и налаживанию железнодорожного сообщения на границе с КНР, опасаясь, что через эти пути в СССР хлынут «сотни китайских добровольцев». Сегодня таких предубеждений, по мнению эксперта, возникать не должно. «Чтобы наши отношения были добрососедскими, мосты строить надо», — заключил Караганов.

Екатерина ЗАБРОДИНА

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Российская газета»
Распечатать страницу