Япония: итоги года

14.01.21
Итоги года

Япония: итоги года

Эксперты МГИМО: Стрельцов Дмитрий Викторович, д.ист.н., профессор

Заведующий кафедрой востоковедения Д.В.Стрельцов — об итогах 2020 года в Японии.

Уходящий 2020 год был для Японии, как и многих других стран, крайне тяжелым, и, безусловно, в первую очередь из-за пандемии. Страна восходящего солнца встретила коронавирус одной из первых — болезнь была диагностирована уже 15 января у вернувшегося из китайского Уханя жителя префектуры Канагава. В период с 11 по 23 марта страну накрыла новая вспышка пандемии, привезенная на этот раз из Европы и США. С этого времени большинство случаев заболевания в Японии происходят от европейского типа коронавируса.

Широкое распространение вируса стало наблюдаться с середины июня, в основном в крупных городах и среди молодежи. Японцы подхватывали «модную» болезнь в местах наибольшего скопления людей: на рабочем месте, в ресторанах, караоке-барах, стадионах, учреждениях сферы досуга. Постепенно вирус распространился по всей стране и стал поражать людей пожилого возраста, что явилось серьезнейшим стрессом для национальной системы здравоохранения, так как Япония является самым старым обществом мира — более четверти ее населения составляют лица старше 65 лет. Еще одним риском для Японии, связанным с Ковид-19, явилась высокая плотность населения и наличие и больших районов мест компактного проживания. Например, в Большом Токио проживает 37 млн человек, и для большинства из них единственный способ передвигаться по городу — это битком набитые поезда. К тому же Япония не смогла организовать массовое тестирование населения на Ковид, подобно тому, как это сделали в Южной Корее.

Однако несмотря на отказ от немедленного введение общенационального локдауна, Япония в целом справилась с первой волной пандемии и продолжает успешно бороться с ней и сегодня. Например, по положению на 28 декабря в стране с почти 126-миллионным населением насчитывалось 223786 случаев коронавируса, а общее число жертв составило 3152 — это в относительном выражении существенно меньше, чем в Европе, не говоря о России, где при сопоставимой численности населения цифры отличаются на порядок в худшую сторону.

По мнению специалистов, успех Японии обеспечили несколько факторов. К их числу относятся, в частности, наличие у большинства населения «первичного иммунитета», обеспечиваемого обязательной для жителей страны вакцинацией против туберкулеза (вакцина BCG), высокий уровень общественной гигиены (чистоплотность, привычка мыть руки), генетические особенности японского этноса, а также тот факт, что в Японии получил распространение более мягкий, чем в Европе, штамм вируса.

Немаловажную роль сыграла и традиция ношения медицинских масок: японцы взяли ее на вооружение более 100 лет назад, когда в 1919 г. в стране разразилась пандемия «испанки», и с тех пор продолжали ее неукоснительно соблюдать. Еще до пандемии в обществе действовали железные правила: заболев простудой, в общественном пространстве вы обязательно должны надеть на себя маску. Поэтому японцам не еще на начальном этапе пандемии не пришлось менять свои бытовые привычки. Массовое использование масок, таким образом, сразу же поставило на пути распространения вируса дополнительный барьер.

Важнейшим фактором явилось наличие в стране разветвленной сети станций санитарно-эпидемиологического мониторинга, составляющих основу системы отслеживания источника инфекции (track and trace system). Эта система стала развиваться с начала 1960-х гг., когда в стране разразилась эпидемия полиомиелита, и потребовались надежные методы эпидемиологического контроля. Именно эта система во многом обеспечила успех т.н. «кластерного метода» борьбы с пандемией: после диагностирования болезни отслеживается вся цепочка контактов больного, оперативно находится источник инфекции, а все участники, составляющие «кластер» инфекции, немедленно изолируются, что позволяет предотвратить ее дальнейшее распространение.

Огромное значение имели и меры правительства по санитарному просвещению масс. В выступлениях премьер-министра и иных официальных лиц содержались рекомендации по изменению образа жизни, которые, в частности, включали в себя борьбу с тремя С: Сlosed spaces (нахождение в тесных помещениях с плохой вентиляцией), Crowded places (массовые мероприятия и скопления людей) и Close contact settings (места, где напрямую общается между собой большое множество людей: рестораны, бары, караоке и т.д.). Резонансным шагом правительства явилось решение перенести Токийские Олимпийские игры на один год. 16 апреля было введено чрезвычайное положение в стране, которое, однако, было отменено уже через месяц с небольшим.

Следует отметить, впрочем, что все введенные властями ограничения, касающиеся форм и методов ведения деловой и общественной активности, носили рекомендательный характер. Тем не менее четкие и понятные сигналы правительства были сразу же должным образом восприняты к исполнению, как обществом, так и бизнесом. В ответ правительство запустило беспрецедентную программу поддержки экономики: на меры ее стимулирования было ассигновано около 20% ВВП (почти 22 трлн иен), хотя было понятно, что это неизбежно приведет к новому скачку государственного долга. Именно эти меры помогли избежать массовых банкротств и удержать на плаву большинство малых и средних предприятий, составляющих «нижний этаж» японской экономической системы.

В минувшем году больших политических потрясений в Японии не наблюдалось, за исключением того, что «бессменный» премьер-министр Синдзо Абэ, более чем восьмилетнее непрерывное правление которого стало рекордным по длительности за всю послевоенную историю страны, подал в отставку, ссылаясь на плохое здоровье. 16 сентября был сформирован новый кабинет министров во главе с Ёсихидэ Суга, который ранее был «правой рукой» Абэ в возглавляемых им кабинетах, занимая пост генерального секретаря кабинета министров. В 2020 г. правящая коалиция ЛДП и Комэйто продолжала сохранять квалифицированное большинство в нижней палате парламента(в конце года у нее было 312 мест из 465) и простое большинство в верхней (142 места из 245). Оппозиция представлена левоцентристской Конституционно-демократической партией (КДП), имеющей 149 мест в нижней и 107 в верхней палате. В сентябре 2020 г. прошел объединительный съезд КДП, в ходе которого к партии присоединилась значительная часть третьей оппозиционной силы — центристской Демократической партии для народа. В новую партию вошло также несколько независимых депутатов, включая бывшего премьер-министра Ёсихико Нода, а также ряд депутатов Социал-демократической партии. И хотя в оппозиции есть еще Компартия Японии и несколько небольших партий, она пока еще не может бросить вызов правящей коалиции.

Вместе с тем рейтинги Суга к концу года существенно снизились из-за целого ряда скандалов, последним из которых явилась сомнительная с этической точки зрения политика нового кабинета по развитию внутреннего туризма, проводившаяся несмотря на новую вспышку пандемии (программа развития была приостановлена только 28 декабря на волне сильной критики со стороны оппозиции). Премьера также критиковали за его публичный выход на званый обед, где в противоположность рекомендациям правительство, присутствовало более пяти участников. Достаточно сказать, что уровень поддержки кабинета Суга, составлявший в начале его правления 56%, снизился к концу года до 39%.

В 2020 г. наблюдались изменения и во внешней политике страны. Заметным было ужесточение среды безопасности вокруг Японии, проявляясь в усилении американо-китайской военной конфронтации в регионе, укреплении «враждебного» Японии китайского потенциала противодействия США в реализации военного контроля в Восточно-Китайском море и Западной части Тихого океана. Не случайно в опубликованной в июле ежегодной «Белой книге» Японии за 2020 г. недвусмысленно подчеркивалось появление «вызовов безопасности» в регионе, где «сосредоточены военные силы высокого качества и количества».

Поводом для особой тревоги в Японии была растущая напряженность вокруг островов Сэнкаку. В течение года суда береговой охраны Китая в прилежащей зоне практически ежедневнозаходили в прилегающие к островам акватории Восточно-Китайского моря, установлен был и новый рекорд по количеству часов их непрерывного пребывания в этой зоне. Общий климат политических отношений двух стран существенно ухудшался на протяжении года на фоне ряда действий Пекина в военной и политической сфере, которые воспринимались в Токио с большим алармизмом. В их числе — принятие КНР нового законодательства о безопасности, наносящего удар по нынешнему статусу Гонконга, а также агрессивные действия КНР по отношению к Тайваню. В ответ кабинет Суга продолжил линию на одновременное укрепление союза с Америкой и развитие сетевых партнерств с «близкими по духу» странами Индо-Тихоокеанского региона.

Свою первую зарубежную поездку Ё.Суга совершил во Вьетнам и Индонезию — страны ЮВА, являющиеся важнейшими партнерами Токио по диалогу в сфере безопасности. Визит Суга во Вьетнам продемонстрировал намерение Токио продолжать сотрудничество с этой страной в деле развития ее потенциала береговой охраны, который ориентирован на сдерживание военных приготовлений КНР в Южно-Китайском море.

Вместе с тем новый премьер всячески демонстрировал в своих публичных выступлениях намерение поддерживать хорошие отношения с Китаем и налаживать с ним региональное сотрудничество.

В диалоге с Россией новый кабинет провозгласил линию на преемственность с линией Абэ на подписание мирного договора. Однако с учетом заявления Суга о том, что правительство будет придерживаться старой линии, согласно которой вопрос о принадлежности четырех Южно-Курильских островов остается пока не решенным, можно ожидать определенного застоя и даже охлаждения в двусторонних отношениях. Позицию нового кабинета можно охарактеризовать как шаг назад по сравнению с периодом премьерства С.Абэ, который в 2018 г. предлагал при решении проблемы мирного договора взять за основу Декларацию 1956 года. Можно также предположить, что после прихода к властиадминистрации Байдена Токио в своих отношениях с Москвой будет в большей степени, чем при администрации Абэ, координировать свои действия с Вашингтоном и действовать с оглядкой на позицию последнего.

Читайте все материалы проекта «Эксперты МГИМО подводят итоги 2020 года».

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу