Юго-Восточная Азия становится вербовочным центром «Исламского государства»?

17.11.15
Эксклюзив

Юго-Восточная Азия становится вербовочным центром «Исламского государства»?

Эксперты МГИМО: Ефимова Лариса Михайловна, д.ист.н., профессор

Профессор кафедры востоковедения Лариса Ефимова — о противодействии стран Юго-Восточной Азии (ЮВА) распространению влияния «Исламского государства» в регионе.

На проходящем в турецкой Анталье саммите «Большой двадцатки» премьер-министр Сингапура Ли Сянь Лунг заявил, что Юго-Восточная Азия становится одним из ключевых регионов по вербовке боевиков для экстремистской группировки «Исламское государство» (ИГ; запрещена в РФ). «Сотни выходцев из юго-восточных стран присоединились к террористам, в том числе и сингапурские граждане», — отметил глава сингапурского правительства, напомнив, что «в рядах ИГ был создан отдельный батальон ЮВА».

И это не удивительно. Юго-Восточная Азия — важная часть исламского мира. Из полуторамиллиардного населения мусульманского мира 80% верующих проживают в Азии, из них около 236 млн — в Юго-Восточной Азии, составляя почти половину жителей региона. Приверженцы ислама имеются практически во всех 11 государствах ЮВА. В Индонезии, Малайзии и Брунее мусульмане составляют большинство населения, в остальных — религиозное меньшинство.

Больше всего мусульман живет в Индонезии — 88,22% из 250 млн жителей — и Малайзии -60,36% из 29 млн. Высокий процент приверженцев ислама в составе населения Брунея — 67,17%, значительный в таких государствах, как Сингапур — 14,40%, Мьянма — 10%, Филиппины — 5,06%, Таиланд — 4,56%.

Хотя в целом ислам в ЮВА характеризуется как умеренный, среди последователей этой религии встречаются также ревностные мусульмане, которые не только неукоснительно выполняют все установления шариата, но и разделяют исламские идеологические воззрения, в том числе радикальные. В регионе действуют экстремистские организации, которые ставят целью насильственным путем распространять радикальную интерпретацию исламской идеологии и намерены построить в странах ЮВА и в регионе в целом исламское государство, которое явилось бы интегральной частью так называемого «исламского проекта» — создания всемирного мусульманского халифата.

Радикалы Юго-Восточной Азии видят множество различных угроз исламу в регионе, исходящих как извне, так и изнутри. Поскольку в ЮВА преобладает суннитское направление ислама, экстремисты усматривают угрозу в шиизме. Они отрицательно относятся к одному из современных исламских течений — либеральному исламу, который стремится примирить ислам и либеральные общественно-политические модели и ценности. Они считают своими злейшими врагами иудаизм и Израиль, которые, по их представлениям, стремятся задушить ислам. Их опасения вызывает и наступление христианства по всему миру, якобы имеющее целью вытеснение и ослабление ислама, как в масштабах всего мира, так и в государствах ЮВА, или по крайней мере лишение его общественно-политического влияния. Этих людей отличают антиамериканизм, антикоммунизм и враждебность к западной цивилизации в целом.

Деятельность экстремистов приобрела транснациональный и трансграничный характер. Сеть радикальных террористических ячеек накрывает практически весь регион и прежде всего государства, имеющие значительное мусульманское население. С начала XXI века сильным катализатором для проявления радикальных и экстремистских настроений стали служить постоянно происходящие в ЮВА этно-религиозные конфликты. Эти конфликты их подпитывают, дают оправдание насилию с применением оружия, а также создают благоприятную почву и атмосферу для усиления исламской религиозной пропаганды в духе джихадизма и для рекрутирования новых членов и сторонников.

В Индонезии современный радикализм и экстремизм являются продолжением и развитием тех движений, которые возникли в стране сразу после провозглашения независимости в 1945 году. Индонезийские радикалы поддерживают связи с международными террористическими организациями. Но эти связи носят не организационный формализованный характер, а поддерживаются личными отношениями, установленными во время пребывания в Афганистане, в тренировочных лагерях Пакистана, на юге Филиппин и т.п.

Радикализм и экстремизм на Филиппинах неразрывно связан с борьбой народа моро за самостоятельность. Характерная черта сепаратистского движения моро, которое действует на юге страны больше полувека, — его исламизация и радикализация. Сегодня в южной части Филиппин активны три сепаратистские исламские организации — Фронт национального освобождения моро, Исламский фронт освобождения моро и группировка «Абу Сайяф». Боевики «Абу Сайяф» атакуют не только военные цели, но и проживающее в южных провинциях мирное население. Их метод борьбы — похищения, убийства, насилия и вымогательства. Конечная цель радикалов — формирование панисламского супергосударства во всем регионе Юго-Восточной Азии, которое включало бы южные районы Филиппин, Индонезию, Малайзию, мусульманские районы Таиланда и Мьянмы.

В Таиланде этно-религиозный конфликт с участием мусульман происходит в южных провинциях страны, расположенных на Малаккском полуострове. Непризнание национально-культурной автономии и таизация малайско-мусульманского населения стимулируют стремление малайской молодежи южных провинций Таиланда отстаивать свою малайскую и исламскую идентичности, противостоять активно насаждаемым центральным правительством таизации и буддизации, которые воспринимаются малайцами-мусульманами как формы угнетения со стороны тайского буддийского государства. Националистически-религиозный радикализм все больше стал концентрироваться вокруг исламских институтов, таких как мечеть и религиозная школа — традиционных центров социально-политической жизни.

В Мьянме в начале второго десятилетия XXI века с новой силой разгорелся застарелый этно-религиозный конфликт между буддистским населением штата Ракхайн и мусульманским народом рохинджа. Ислам как религия подвергается дискриминации. Определенные виды работ или обучения требуют в современной Мьянме отказа от мусульманской религиозной практики. Мусульмане-рохинджа всегда боролись за свои права. Не исключено, что мусульманские военизированные группировки устанавливают связи с международными и зарубежными исламскими организациями и экстремистскими движениями.

Таким образом, радикальный и агрессивный ислам пустил среди мусульман ЮВА глубокие корни, джихадизм существует здесь уже многие годы. Власти государств Юго-Восточной Азии принимают (при поддержке США и Австралии) самые жесткие меры против радикальных движений — и тем приходится очень непросто.

По сообщениям прессы, сегодня в Ираке и Сирии находится целый исламистский отряд, который состоит исключительно из индонезийцев, малазийцев и даже нескольких сингапурцев. Пропаганда «Исламского государства» осуществляется на малайском языке, понятном для подавляющего большинства мусульман региона. Но угроза, исходящая от ИГ, для стран ЮВА измеряется не числом их граждан, воющих на его стороне. Их не так уж много: примерно 400–800 человек из 30 тыс. иностранцев, вступивших в ряды организации. Это капля в море, если сравнивать цифры с населением Индонезии и Филиппин.

Главная опасность заключается в распространении влияния ИГ в регионе, где проживают 15% мусульман всего мира, с сопутствующим укреплением позиций местного радикального исламизма. У них уже есть руководящие центры и сетевые ячейки, а также готовность террористов джихадистского толка присягнуть на верность халифату, что сделали примерно 30 террористических группировок региона. К тому же здесь имеется восприимчивая к этой идее социальная база: примерно три тыс. индонезийцев выразили свою преданность боевикам ИГ через социальные сети. Существует также опасность, что численность сторонников ИГ может возрасти в случае активизации пропагандистской деятельности местных джихадистов, прошедших военную подготовку и обросших международными связями, после их возращения на родину с Ближнего Востока.

Это позволит ИГ укрепить экстремистское подполье и осуществлять в дальнейшем террористические акты, направленные на свержение существующих режимов и создание халифата под названием «Даулах Исламиях Нусантара» (Daulah Islamiyah Nusantara) на территории Индонезии, Малайзии, Сингапура, на юге Таиланда и Филиппин.

Именно дальнейшие действия боевиков ИГ по их возвращению на родину и становятся предметом особой озабоченности стран АСЕАН, тем более что уже имеются неопровержимые данные о готовящихся ими терактах в странах региона. Просчитать все возможные варианты развития ситуации на ближайшие пять-десять лет не представляется возможным, если вспомнить, чем сопровождалось возвращение домой джихадистов, воевавших в Афганистане. Взрыв на острове Бали — лишь одно из последствий вовлечения местных исламистов в мировой терроризм. Сторонники ИГ настроены еще более радикально, чем их предшественники.

ИГ действует целенаправленно в странах региона в рамках укрепления своего влияния, пользуется для вербовки боевиков разными средствами, будь то проповеди в мечетях, обработка учащихся в медресе и религиозных школах-интернатах, финансируемых радикальными исламистскими организациями, распространение религиозной литературы джихадистского толка, взаимодействие с местными радикальными группами, привлечение через социальные сети. Сегодня в странах Юго-Восточной Азии зафиксировано 10 тыс. экстремистских сайтов.

Борьба с радикальными исламистами в странах ЮВА ведется сегодня по разным направлениям. Наряду с осуществлением контртеррористических действий (только за 2015 год в Малайзии было задержано 92 человека по подозрению в связях с ИГ) ужесточается визовый режим и контроль в тюрьмах, откуда сегодня осужденные террористы могут достаточно свободно передавать видеообращения, а также над мечетями, где осуществляется религиозная обработка будущих боевиков. Активно используются для контрпропаганды учений радикальных джихадистов средства массовой информации. Ведется разъяснительная работа с населением о враждебности учения «Исламского государства» традиционным ценностям ислама. И в этом плане государства действуют в тесном сотрудничестве с ведущими мусульманскими организациями, которые выступают с осуждением деятельности ИГ. На их помощь и содействие в первую очередь и рассчитывают власти, пытаясь лишить сторонников этой террористической организации социальной опоры в местном обществе.

То, что превентивным мерам будет уделяться особое значение в рамках проведения контртеррористических действий, было продекларировано участниками министерской встречи стран АСЕАН. При этом за основу будут положены программы перевоспитания боевиков, успешно апробированные в Малайзии, которая по коллективному решению Индонезии, Филиппин и Таиланда должна возглавить процесс планирования и осуществления действий по противодействию терроризму в регионе. В подтверждение намеченных целей запланировано проведение в январе 2016 года в Малайзии конференции по проблеме дерадикализации в формате АСЕАН +8 стран.

Тем не менее, еще рано делать прогнозы относительно эффективности стран ЮВА на этом направлении. Им не хватает ни опыта, ни обученных кадров, ни соответствующей правовой базы для противодействия угрозе распространения влияния ИГ, которая по-прежнему представляет большую опасность для роста исламского экстремизма в регионе. Именно поэтому и встал вопрос о расширении сотрудничества стран в рамках координации их действий и обмена опытом, взглядами и идеями по пресечению терроризма и роста насилия в регионе.


Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу