Жизнь после Меркель: что будет с внешней политикой Германии?

01.11.18
Эксклюзив

Жизнь после Меркель: что будет с внешней политикой Германии?

Эксперты МГИМО: Павлов Николай Валентинович, д.ист.н., профессор, с.н.с

Профессор кафедры истории и политики стран Европы и Америки Н.В.Павлов — о четвертом сроке правления А.Меркель и будущем Германии после ее ухода.

Часто можно слышать вопрос: что будет с внешней политикой Германии после того, как А.Меркель покинет пост канцлера? Он стал особо актуален в связи с заявлением нынешнего канцлера об уходе в отставку с поста председателя ХДС, об отказе от канцлерских и вообще от каких бы то ни было политических амбиций после истечения легислатурного периода, который заканчивается в 2021 году. Этот вопрос тем более важен, что согласно Основному закону ФРГ канцлер «определяет основные направления политики и несет за это ответственность». Но так ли уж важна роль канцлера в вопросах внешней политики?

Здесь нужно принять во внимание два принципиальных обстоятельства. Во-первых, учитывая, что Германия является демократической парламентской республикой со стабильным государственным устройством (а это доказывает почти 70-летняя история страны), ей присуща и стабильная, прогнозируемая внешняя политика со своей устоявшей системой координат, которая не меняется от правительства к правительству. При этом неважно, какая коалиция стоит у руля государства. Да и канцлер — фигура далеко не независимая, а действующая по согласованию со своими партнерами по правительству из других партий. Во-вторых, в ФРГ существует относительно широкий консенсус между властью и обществом по наиболее важным вопросам внешней политики. Поэтому, независимо от состава правительства (даже при гипотетическом участии в нем «Альтернативы для Германии» или Левой партии) резкие колебания на внешнеполитическом фронте не предвидятся.

Далее, как показывают итоги выборов в бундестаг, внешняя политика интересует граждан ФРГ во вторую очередь. Немцев мало заботит международное позиционирование страны, оборонная политика, борьба с международной преступностью и терроризмом. Остаются пока в «облачном» приложении такие важные вопросы, как размер планируемых расходов на оборону (христианские демократы обещают довести их до 2% от ВВП при нынешних 1,2%), закон об экспорте вооружений и другие несущественные, по мнению избирателей, темы. Тем не менее, повторюсь, в обществе существует широкий консенсус (примерно 60%) относительно внешнеполитических приоритетов, которые на протяжении десятилетий являются константами, не подлежащими пересмотру.

При этом следует иметь в виду, что, как и ранее, правительство Меркель рассматривает внешнюю политику как «ценностную политику», в основе которой лежат незыблемые постулаты, в той или иной степени акцентируемые в ходе зарубежных контактов:

  1. Верховенство закона, соблюдение прав, свобод и достоинства человека.
  2. Наличие активного гражданского общества как предпосылка для конструктивного диалога между государством и обществом.
  3. Неукоснительное соблюдение международного права, приверженность принципам Устава ООН, ОБСЕ и Совета Европы.

Чего следует ожидать от нового кабинета в области внешней политики? Судя по содержанию коалиционного договора [1], сюрпризов в этой области не предвидится. Многие его положения повторяют текст «Белой книги — 2016», а приоритеты ранжируются в ставшим уже классическим порядке: Европейский союз, «атлантизм», миротворчество/разоружение, Россия, «проблемные» регионы и «третий мир». Вот только акценты расставлены несколько по-иному, и политике в области безопасности уделяется повышенное внимание, включая необходимость увеличения средств на военные нужды. Любопытно, что проблемы бундесвера отодвинуты на седьмую позицию.

Но начать следует с «атлантизма», потому что коррективы этого вектора, вызванные жестким и непрогнозируемым курсом администрации Трампа, неизбежно ведут к новым акцентам и на других направлениях внешней политики ФРГ.

«Атлантизм» и отношения с США. По мнению 2/3 немцев, опрошенных в апреле 2018 г., после вступления Д.Трампа в должность отношения ФРГ и США ухудшились, а 62% респондентов заявили, что отношения между двумя странами находятся на самом низком уровне с момента окончания Второй мировой войны. Именно поэтому в коалиционном договоре подчеркивается, что «США претерпевают сейчас глубокие перемены, которые представляют для нас большие вызовы». А это требует интенсификации усилий Берлина, «направленных на то, чтобы позиция Германии и ЕС была услышана в Вашингтоне».

Тем не менее, незыблемыми остаются тесные экономические связи, «общность ценностей и интересов» в противодействии проблемам, связанным с глобализацией. К этому следует добавить и то, что трансатлантические связи и опора на США в силу целого ряда причин (в первую очередь американских ядерных гарантий, военной слабости ФРГ и отсутствия у ЕС общей оборонной политики) на обозримый период времени незаменимы.

Контроль над вооружениями и разоружение. Эта тема сейчас напрямую связана с атлантическим вектором и остается приоритетной во внешней политике и политике безопасности Германии. А после заявления Трампа о желании США выйти из ДРСМД она приобретает особую актуальность. Берлин выступает категорически против новой гонки обычных и ядерных вооружений на континенте, не желая становиться ядерным заложником США. Еще свежо в памяти немцев «двойное решение» НАТО от 19 декабря 1979 года, расколовшее общественное мнение в ФРГ и ставшее причиной возникновения массового антивоенного и антиракетного движения. Поэтому следует ожидать, что Берлин будет выдвигать новые инициативы в сфере контроля над вооружениями и разоружения. Успешные переговоры в области сдерживания являются предпосылкой вывода из Германии и Европы размещенного там тактического ядерного оружия.

Европа. Большинство граждан ФРГ поддерживают углубление европейской интеграции (как альтернативы непредсказуемости внешней политики Д.Трампа), хотя и достаточно скептически оценивают ее перспективы. Немец в здравом уме понимает, какими издержками грозит выход ФРГ из ЕС и развал организации. Наглядный пример тому — Великобритания.

«Сегодня, — подчеркивается в коалиционном договоре, — Европа слишком мало использует свой политический и экономический потенциал и имеет слишком мало уверенности в себе. Нам нужна новая культура ответственности, которая повышает авторитет Европы как партнера в западном мире и укрепляет нашу позицию по отношению к новым державам».

В этой ситуации Германия преследует две основные цели: Европа должна стать более независимой и способной действовать на международном уровне как самостоятельный актор. В то же время подчеркивается необходимость укрепления связей с США. Немецкая формула звучит: «Мы хотим остаться трансатлантическими и стать более европейскими». Это требует проведения более самостоятельной политики в области обороны и безопасности, которая, по мнению Берлина, куда активнее прежнего выступает единым фронтом и которая работает с хорошо материально обеспеченными и слаженными гражданскими и военными инструментами.

Для этого необходимо развивать дальнейшие механизмы принятия решений в области внешней политики в ЕС по аналогии с PESCO (Permanent Structured Cooperation — «постоянное структурное сотрудничество» в сфере безопасности и обороны, к которому присоединились 25 из 28 стран Евросоюза кроме Великобритании, Дании и Мальты).

В коалиционном договоре 2018 сотрудничеству Германии и Франции —двух локомотивов европейской интеграции — уделено особенно много внимания. В действующем документе закреплены конкретные направления взаимодействия и даже названы определенные совместные инициативы, прежде всего в деле заключения нового Елисейского договора, чего не было в предыдущем коалиционном соглашении.

Россия. Российскому руководству придется считаться с тем, что наступивший после Крыма и событий на востоке Украины период жесткого противостояния между Москвой и коллективным Западом привел к переоценке доктринальных установок в области политики безопасности и перспектив германо-российских отношений в целом. Если в предыдущей «Белой книге по безопасности и будущему бундесвера» (2006) Россия называлась «приоритетным партнером», с которым следует развивать тесное сотрудничество как в рамках Европейского союза, так и НАТО, то в аналогичном документе, изданном министерством обороны ФРГ в 2016 году, наблюдается однозначный перевод России из категории партнеров в группу риска. Российское руководство подвергается там критике и утверждается, что своим желанием использовать силу в продвижении собственных интересов Россия открыто ставит европейский порядок под вопрос, односторонне изменяя установленные международным правом границы. А это, дескать, чревато серьезными последствиями для безопасности в Европе и, таким образом, для безопасности Германии. Россия обвиняется в отказе от тесного партнерства со странами Запада и в концентрации на стратегическом соперничестве с ними. По мнению Берлина, на международной арене Москва позиционирует себя как «самостоятельный гравитационный центр с глобальными амбициями», что, в частности, выражается в увеличении военной активности России на границах со странами ЕС и НАТО. Модернизируя свои войска, говорится в документе, Россия пытается проверить на прочность границы дозволенного в рамках международных соглашений. В «Белой книге» отмечается, что если Россия не изменит свой политический курс, то в ближайшем будущем она будет представлять собой вызов безопасности на европейском континенте. При этом отмечается важность сотрудничества с Россией, учитывая тот факт, что она является крупнейшим соседом Евросоюза и членом Совета Безопасности ООН. Поэтому в общении с Москвой важнейшей задачей является нахождение баланса между коллективной обороной с одной стороны и выстраиванием политики кооперативной безопасности и секторального сотрудничества — с другой. Для безопасности на континенте важным является не выработка новой архитектуры безопасности, а уважение и постоянная приверженность существующим правилам и принципам.

Аналогичный тон мы наблюдаем и в коалиционном соглашении 2018 года. Там Россия называется крупнейшим соседом, «вместе с которым немцы „намерены гарантировать мир в Европе, неприкосновенность государственных границ и суверенитета всех государств исключительно на основе принципов ОБСЕ. Экономический обмен имеет большой потенциал, а в сфере гражданского общества имеется значительная заинтересованность в сотрудничестве“».

В этой связи выражается сожаление, что политика Кремля, в том числе в сфере прав человека, знаменует собой заметный регресс. «Россия подорвала европейский мирный порядок аннексией Крыма, нарушившей нормы международного права, и вмешательством в конфликт на востоке Украины. Нынешний внешнеполитический курс России требует от нас особой осмотрительности и стойкости».

Заметим, что ни о каком партнерстве, будь оно «стратегическое», «модернизационное» или «важное», в документе речь не идет. Откат в двусторонних связях? Безусловно! Тем не менее, в коалиционном договоре говорится, что целью германской политики на российском направлении является «возвращение к отношениям, которые основываются на обоюдном доверии и мирном согласовании интересов и которые вновь сделали бы возможными тесное сотрудничество». Дескать, Германия крайне заинтересована в хороших отношениях с Москвой и в более тесном сотрудничестве по обеспечению мира и урегулированию значимых международных вопросов.

Думается, что в период своего четвертого срока правления канцлер А.Меркель не упустит шанса и сделает все возможное, чтобы поднять планку германо-российского взаимодействия на достойный уровень, который называется «партнерством». А соответствующие сигналы уже поступают из Берлина. Это и согласование всей документации по «Северному потоку — 2», и исключительно мягкая в рамках Евросоюза реакция на «дело Скрипаля»: Москве разрешили компенсировать высылку из российского посольства четырех дипломатов. Итак, будем ждать перемен. А они обязательно наступят. И неважно, будет ли канцлером А.Меркель или кто-то другой.

1. См.: Koalitionsvertrag zwischen CDU, CSU und SPD. Ein neuer Aufbruch für Europa. Eine neue Dynamik für Deutschland. Еin neuer Zusammenhalt für unser Land. 19. Legislaturperiode. — Berlin, 2018. — 177 S.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу