Специалисты МГИМО исследуют перспективы интеграционного сотрудничества России, Белоруссии и Казахстана

05.10.11

Специалисты МГИМО исследуют перспективы интеграционного сотрудничества России, Белоруссии и Казахстана

Управление инновационного развития начинает серию интервью с сотрудниками МГИМО, работающими над научно-исследовательскими проектами по государственным заказам.

В 2011 году Университет получил финансирование 10 таких проектов, еще 3 продолжаются с 2010 года и имеют долгосрочный характер.

Среди проектов — работа, выполняемая для Администрации Президента РФ, «Оценка перспектив экономического эффекта от интеграционного сотрудничества в рамках Таможенного союза (ТС) ЕврАзЭС и единого экономического пространства (ЕЭП) России, Белоруссии и Казахстана, в том числе с учетом зарубежного опыта в этой сфере и возможного присоединения новых государств-участников к ТС и ЕЭП».

Мы беседуем с руководителем научного коллектива Ксенией Петровной Боришполец.

— Ксения Петровна, какова результативность интеграционных проектов ТС, ЕврАзЭс и ЕЭП на сегодня? С чем это связано?

Хочу обратить внимание на опубликованную 3 октября 2011 в «Известиях» статью В.В. Путина «Новый интеграционный проект для Евразии — будущее, которое рождается сегодня», которая посвящена старту 1 января 2012 года Единого экономического пространства России, Белоруссии и Казахстана. В этой статье очень полно освещен современный этап развития ситуации. Поэтому скажу коротко: Движение, начавшееся в 2000 году по траектории ЕврАзЭс — ТС — ЕЭП, означает существенное снижение издержек, расширение производства и повышение конкурентоспособности национальных экономик. Для граждан, общественных организаций и объединений ТС ощутимо облегчает трансграничные связи. Есть и конкретные цифры. Создание с 1 июля 2011 года ТС — единой таможенной территории между Россией, Белоруссией и Казахстаном означает рождение единого рынка, емкостью более 165 миллионов потребителей и с совокупным валовым продуктом трех стран в размере 1385 млрд. американских долларов. Системная организация товарных потоков для таких масштабов уже приносит реальные выгоды. Несмотря на наличие списка товаров, на которые еще распространяются вывозные ограничения, за 11 месяцев 2010 года товарооборот между участниками ТС вырос в 1,9 раза, а товарооборот между Белоруссией и Казахстаном — более чем вдвое. По мнению экспертов, за счет интеграционного фактора участники ТС к 2015 году получат дополнительно около 15 процентов прироста ВВП, или примерно 400 миллиардов долларов.

— Удается ли России сохранять лидирующие позиции в экономическом взаимодействии со странами на постсоветском пространстве?

— Полагаю, что да, удается, причем в среднесрочной перспективе лидирующие позиции, безусловно, сохранятся. Хотя качество лидерства сегодня отличается от ситуации, которая существовала, например, в 90-е годы. Оно перестало быть монопольным, страны постсоветского пространства значительно расширили свое участие в международном разделении труда, подтвердили привлекательность своих рынков для региональных соседей и мировых держав. Но российские позиции остаются очень прочными не только благодаря тесному взаимодействию с партнерами в сфере ТЭК, но и уровню сотрудничества в сфере транспортных коммуникаций, технических регламентов, инновационных проектов и других практических моментов. Подчеркну, что двусторонний товарооборот с Россией остается основной несущей конструкцией внешней торговли стран постсоветского пространства, причем не только по составу ресурсов, но во многих случаях и по доле в структуре экспортно-импортных операций.

— Есть ли аналогичный зарубежный опыт в сфере интеграционного сотрудничества, на который могла бы ориентироваться Россия?

— Международный опыт интеграционного сотрудничества достаточно богат и разнообразен, и отражает специфику как мировых предпосылок для развития интеграционных проектов, так и региональных особенностей. В целом можно выделить две укрупненные модели интеграции: европейская модель институционального сотрудничества «сверху» и азиатско-тихоокенская модель корпоративной интеграции «снизу», которая создает запрос на создание межгосударственных институтов. Россия во взаимодействии с государствами постсоветского пространства стремится сочетать европоцентристский опыт и возможности рационального развития корпоративной интеграции — интеграции, где роль активного субъекта все в большей степени играет бизнес.

— Много ли существует разногласий между странами на постсоветском пространстве? По каким вопросам, в первую очередь?

— Понятия «много» и «мало» всегда относительные. Я бы сказала, что разногласий могло бы быть и меньше, но такова проекция различных экономических потенциалов, неодинаковых возможностей участия в международном разделении труда, столкновения корпоративных интересов. Вообще все «постсоветские» разногласия очень разнородны по своей содержательной фактуре. Часто они напрямую определяются конкуренцией партий национальной элиты. Например, несмотря на большой интерес к интеграционному сотрудничеству, которое уже в краткосрочной перспективе способно увеличить ежегодные поступления в бюджет примерно на 7 мрд долл, Украина воздерживается от участия в ТС и стремится форсировать сближение с ЕС, хотя на этом направлении «цена и прибыль» никогда не уточнялись. Правда, в сентябре нынешнего года министр иностранных дел Украины Константин Грищенко и Генеральный секретарь Совета Европы Торбйорн Ягланд презентовали в Киеве План действий Совета Европы для Украины на период до 2014 года. Планом действий предусмотрена реализация 51 проекта по проведению демократических реформ. Общий бюджет этих проектов превышает 22 млн евро. По-видимому, цифры в очередной раз доказывают, что интеграционные процессы на постсоветском пространстве — это не только экономические приоритеты.

Сохраняется необходимость работать над сближением по конкретным вопросам и между членами ТС. В частности, из-за неудовлетворительного администрирования ввозных таможенных пошлин у Белоруссии и Казахстана по состоянию на июнь нынешнего года образовалась задолженность перед Россией порядка 22 млрд. рублей. Внутри ТС существуют «разночтения» в определении механизмов госзакупок, ценообразования, правил борьбы с контрафактом, железнодорожных тарифов, объемов государственной поддержки сельского хозяйства, регулирования ввоза транспортных средств. Все помнят, как сложно решались топливные вопросы между Россией и Белоруссией. Компромисс был достигнут, но публичных споров избежать не удалось. Есть и другие моменты. Например, бизнес беспокоит неодинаковое толкование норм Таможенного Кодекса ТС таможенными службами трех государств, которое сохраняется, несмотря на опыт практической работы.

Эти реалии — импульс для продолжения работы по оперативному сближению подходов. Также, по мнению ряда специалистов, успешное функционирование ТС требует более широкого взаимного информирования предпринимательскими кругами.

— Каков потенциал системы экономического взаимодействия в условиях возможного присоединения новых государств-участников к ТС и ЕЭП?

— Потенциал, безусловно очень большой и он будет реализован. Но сейчас об этом еще трудно рассуждать во всех деталях. В настоящее время продолжается отладка механизмов функционирования Таможенного Союза. Ведь он активно заработал совсем недавно, с июля 2011 года. Поэтому, необходимо накопить дополнительный опыт, проанализировать, как страны, входящие в ТС, а точнее, их хозяйственные структуры взаимодействуют друг с другом в реальном измерении.

Кроме того, для обеспечения полноформатного функционирования ЕЭП потребуется в период с 2011 по 2015 год принять еще 55 международных договоров и иных документов. За эти же пять лет правительствам сторон необходимо будет обеспечить выполнение более 70 обязательных мероприятий по соглашениям, формирующим ЕЭП, в соответствии с установленными в них конкретными сроками. Новые участники должны поддерживать единый для всех темп.

С начала 2012 года будет создаваться общий рынок услуг, что предусматривает предоставление национального режима предприятиям — резидентам сторон в оказании услуг, унификацию требований к ним, взаимное признание лицензий в лицензируемых видах деятельности.

Если всё пойдёт в позитивном ключе, то общими усилиями России, Белоруссии и Казахстана удастся обеспечить действенный потенциал, который станет основой для присоединения новых государств-участников к ТС и ЕЭП. Думаю, что наиболее вероятные сроки расширения — это 2013 — 2014 годы. Хотелось бы обратить внимание и еще на один нюанс: во время экспертных обсуждений перспектив расширения ТС и ЕЭП периодически подчеркивается, что претендовать на присоединение к «таможенной тройке» смогут только государства — участники ЕврАзЭс. Правда, в официальных сюжетах такой подход не озвучивался.

— Высока ли рентабельность интеграционных проектов для российской стороны?

— Рентабельность — это результат, а интеграционные проекты формируют вектор движения, процесс. Для России экономический эффект от внедрения правил ТС специалисты определяют на уровне примерно 400 млрд. долларов в год. Однако эти цифры актуальны скорее для среднесрочной перспективы. На сегодня рентабельность определяется тем, что все таможенные платежи трех стран ТС зачисляются на единый счет и распределяются в национальные бюджеты из расчета 87,97% России, 4,7% — Белоруссии, 7,33% — Казахстану. Это примерно соответствует российскому вкладу в общий внешнеторговый потенциал, хотя Россия, как самый емкий рынок таможенного пространства, рассчитывала на большую часть поступлений — до 90% от взимаемых импортных пошлин. Но, в целом, эксперты указывают, что Единый таможенный тариф ТС на 82% соответствует уровню ставок Таможенного тарифа Российской Федерации.

Где же область интересов, которые были принесены в жертву интеграционным проектам? Отечественными специалистами отмечается, что при многостороннем согласовании понижение ставок для России затронуло более 10% общего импорта, а повышение ставок таможенных пошлин касается 350 позиций (3% общего импорта). В 2010 году указывалась также денежная оценка упущенных доходов от поступления таможенных пошлин примерно в размере 158 млн. долл. Однако краткосрочная потеря начального этапа будет компенсирована за счет расширения налогооблагаемой базы экономической деятельности участников интеграции. В целом же по состоянию на начало сентября 2011 года объем российского экспорта в страны Таможенного союза составил 18,5 млрд. долларов — это выше на 37,3 процента, чем за тот же период прошлого года. При этом российский экспорт в Казахстан вырос на 34 процента, а в Белоруссию — на 39,5 процента. Ожидается, что к концу 2011 года таможенные поступления в российский бюджет составят 5,4 трлн. рублей. Эти показатели свидетельствуют об устойчивом росте доходов, поскольку в текущем августе порядок таможенных поступлений был такой же, как за весь 2009 год. Другими словами, бюджетные государственные интересы России в рамках ТС полностью соблюдаются, рентабельность стартовых вложений успешно достигнута.

Интеграционные проекты открыли дополнительные возможности для российского бизнеса, уменьшились сроки оформления документов в рамках таможенной территории трех стран, в разы сократились транспортные издержки на доставку товаров. Рынки Белоруссии и Казахстана стали для российских бизнесменов ближе. Ожидается, в частности, что российский бизнес сможет активно создавать совместные предприятия с белорусскими и казахстанскими партнерами по формированию новых логистических маршрутов на территории всего Таможенного союза.

Как показывает мировой опыт, экономическая рентабельность интеграционных проектов зависит не только от прямых приобретений, но в не меньшей степени от минимизации потерь, возможностей рационально организовать многостороннюю среду сотрудничества и взаимной заинтересованности. Интеграционные форматы ЕврАзЭс, ТС, ЕЭП решают именно такие задачи развития России.

— Ксения Петровна, спасибо за развернутые ответы. Расскажите, пожалуйста, о составе рабочей группы и о ходе выполнения работ по данному проекту.

— Я являюсь руководителем рабочей группы, в состав которой входят сотрудники Института международных исследований МГИМО — Директор Центра постсоветских исследований д.и.н., Чрезвычайный и Полномочный Посланник 2 класса Станислав Иванович Чернявский, ст.н.с. Центра постсоветских исследований, к.и.н. Ирина Вячеславовна Болгова, ст.н.с. Аналитического центра, к.и.н. Леонид Юрьевич Гусев. Все участники проекта имеют большой опыт научной работы, значительное число публикаций по профильной тематике, регулярно выступают как эксперты на сайте МГИМО. Что касается рабочего процесса, то за каждым членом группы закреплена определенная область прикладного исследования, промежуточные результаты работы уже дважды обсуждались на совместных совещаниях, третье рабочее обсуждение предполагается провести 13.10.11. Надеюсь, что спустя три-четыре дня после него мы сможем приступить к написанию текста итогового доклада. Результаты исследований заказчик планирует использовать при подготовке материалов для докладов Президенту РФ, а также при организации работы с федеральными органами исполнительной власти.

Беседовала Елена БАЛАШОВА,
Управление инновационного развития


Распечатать страницу