Правовое положение национальных меньшинств в Латвии и Эстонии: исследование МГИМО

09.11.11

Правовое положение национальных меньшинств в Латвии и Эстонии: исследование МГИМО

Управление инновационного развития продолжает серию интервью с сотрудниками МГИМО, работающими над научно-исследовательскими проектами по государственным заказам. Наш сегодняшний собеседник — Максим Игоревич Кацев. Проект «Национальное законодательство Латвии и Эстонии и правовые стандарты Евросоюза в области защиты прав национальных меньшинств» был выполнен научной группой под руководством профессора В.П. Воробьева.

— Максим Игоревич, чем, на Ваш взгляд, вызван заказ на такое исследование: необходимостью реакции России на существующее положение национальных меньшинств в Латвии и Эстонии или поиском решений этой проблемы со стороны России?

— Ситуация действительно непростая — факт ущемления прав национальных меньшинств в этих странах налицо. Однако сегодняшнее положение дел — не сиюминутная ситуация, а следствие процессов, начавшихся более 20 лет. На мой взгляд, интерес Администрации Президента и внешнеполитического ведомства к данной проблематике может свидетельствовать о готовности и решительности руководства нашей страны наконец развязать этот гордиев узел.

— Кто из проживающих сейчас в Латвии и Эстонии подпадает под определение «национальные меньшинства»? Каково сейчас положение национальных меньшинств в Латвии и Эстонии?

— Национальные меньшинства — международное правовое понятие. Это представители этнической группы, проживающей на территории государства, являющиеся его гражданами (в случае с Латвией и Эстонией — апатридами или негражданами), но не принадлежащие к коренной национальности и осознающие себя национальной общиной.

В Латвии крупнейшими национальными диаспорами являются русские (более 27% населения), белорусы (более 3%), украинцы (более 2%), поляки (более 2%), литовцы (1,4%). Примерно аналогичная картина наблюдается в Эстонии: русские (более 25%), украинцы (более 2%), белорусы (1,1%), финны (0,8%). Численное превосходство русскоязычного населения по сравнению с другими нацменьшинствами очевидно, однако его правовое положение является наиболее дискриминационным.

— В своей работе, насколько я знаю, Вы уделяете особое внимание характерной только для Латвии категории «неграждан». Расскажите о возникновении в Латвии такого понятия как «неграждане». В чем его суть?

— Неграждане Латвии — это более трехсот тысяч человек, не имеющих с 1991 г. гражданства ни одной страны, но имеющие специфический статус. С юридической точки зрения, субъекты закона «О статусе граждан бывшего СССР, не имеющих гражданства Латвии или иного государства» — это лица, которые не являются и не были гражданами никакого государства, кроме СССР, а также их дети.

— А почему они не получили гражданство Латвии, если там проживали до распада СССР? У них была такая возможность?

— Такая возможность предусмотрена Законом о натурализации. К концу июля 2010 г. за все время процедуру натурализации успешно прошли чуть более 130 тыс. человек (большинство — неграждане, но также апатриды и иностранцы). По данным исследования, проведенного под эгидой Управления натурализации, основные причины, по которым неграждане не идут на натурализацию, таковы: убеждение, что гражданство полагается им по праву; недостаточное владение латышским языком; сложности в сдаче экзамена по истории Латвии; меньшие расходы неграждан на оплату визы в Россию; высокий размер госпошлины.

Представители международных организаций отмечают, что процесс натурализации неграждан в Латвии идет очень медленно, и рекомендуют латвийским властям всесторонне способствовать его упрощению.

— Какова была реакция международного сообщества на появление такой категории лиц?

— Международные организации неоднократно рекомендовали латвийским властям действовать в направлении сокращения различий в правах граждан и неграждан.

В декабре 2001 г. Европейская комиссия против расизма и нетерпимости (ЕКПРН) отметила в своем докладе, что неграждане не обладают правом избираться и быть избранными как на парламентских, так и на муниципальных выборах. Также ЕКПРН указала на то, что правовые нормы исключают для неграждан некоторые права собственности, а также право работать по определенным профессиям в государственном и частном секторе и право получать определенные социальные пособия. В заключении ЕКПРН призвала власти Латвии устранить эти «несправедливые ограничения».

Бюро по институтам демократии и правам человека ОБСЕ в своем Докладе в ноябре 2002 г. подняло тот же вопрос о правах избираться и быть избранными для неграждан на муниципальных выборах в Латвии.

Не оставил без внимания положение неграждан и Комитет по правам человека ООН. Еще в декабре 2003 года Комитет высказал свою обеспокоенность большим числом неграждан, которые, согласно закону, не являются ни иностранцами, ни апатридами (лицами без гражданства), а особой категорией людей, проживающих в Латвии, долгое время и тесно с ней связанных.

Миссия ОБСЕ по надзору за парламентскими выборами 2006 г. в Латвии также констатировала тот факт, что существенная часть взрослого населения не имеет избирательного права. Это свидетельствует, по мнению представителей данной организации, о продолжающем иметь место дефиците демократии.

К сожалению, эти рекомендации международных и европейских структур фактически были проигнорированы властями Латвийской Республики.

— Неграждане Латвии существенно ограничены в правах. Не вызывало ли это акций протеста на национальной почве?

— Очевидно, что вопрос негражданства в Латвии стоит весьма остро. Периодически проходят сборы подписей и публичные обращения общественных организаций за расширение прав неграждан, подаются соответствующие законодательные инициативы. Митинги при этом нередко бывают приурочены к выборам или годовщине «безгражданства» 15 октября. К сожалению, ни к какому позитивному результату эти действия не приводят.

Латышские националистические организации, в свою очередь, проводят мероприятия против натурализации или её темпов, подают в Сейм соответствующие поправки к законам и проекты политических деклараций.

— Какова ситуация с дискриминацией русских в Эстонии?

— В Эстонии крупнейшим национальным меньшинством также являются русские (25,6% в начале 2009 г.), при этом они ощущают разнообразные формы государственного давления и находятся в худшем, по сравнению с титульным населением, экономическом положении. Так, в течение многих лет безработица среди неэстонского населения страны значительно выше аналогичного показателя среди эстонцев. По результатам исследования Европейского агентства по базовым правам (FRA), наибольшей дискриминации из стран Балтии подвергаются русские, проживающие в Эстонии.

Министр по делам народонаселения Эстонии Урве Пало в феврале 2010 г. признала, что положение русских в Эстонии во многом напоминает сравнительно недавнее положение негров в Америке, когда они вроде бы были гражданами страны, но реально не имели равных с белыми прав. При всем наличии формального равенства национальностей в Эстонии, представители некоренных наций чувствуют себя здесь ущемленными, а эстонцы зачастую провоцируют подобные чувства.

В 2008 г. Агентством Евросоюза по защите основных прав человека был проведён опрос в странах ЕС, согласно которому дискриминацию на расовой почве или в качестве иммигранта в Эстонии ощущают 59% русских.

— Пытались ли власти России как-то повлиять на сложившуюся ситуацию?

— МИД России в 2003 г. опубликовал Перечень основных претензий и рекомендаций международных организаций и НПО к Латвии по правам национальных меньшинств, включающий ряд замечаний о правах неграждан. Россия с июня 2008 г. ввела безвизовый режим для большинства неграждан Латвии (в отличие от граждан), а ранее взимала с них консульские сборы за визы в меньшем размере, чем с граждан Латвии. В целом, конечно, работа ведется, но чтобы действительно изменить сложившуюся ситуацию, необходим интенсивный диалог, а самое главное — взаимный двусторонний интерес в дальнейшем улучшении отношений между Россией и странами балтийского региона.

— Каким образом изменялась ситуация с дискриминацией национальных меньшинств после вступления стран Балтии в ЕС?

При вступлении Латвии в ЕС проблема неграждан (или натурализации) была обозначена как одна из ключевых сфер, в которой должна быть проделана значительная работа. Теперь, когда Латвия является полноправной страной-участницей ЕС, ее прямой обязанностью является применение европейского права и приспособление к нему своих правовых актов. С 2002 г., по данным Управления по делам гражданства и миграции, количество неграждан в Латвии уменьшилось более чем на 150 тысяч человек, однако в последние годы эти темпы сократились.

В июне 2007 года Европейская комиссия против расизма и нетерпимости вернулась к обсуждению правового статуса неграждан в Латвии: «ЕКРН призывает латвийские власти делать все возможное, чтобы продолжать успехи в процессе натурализации. В этой связи следует взвесить возможность сделать существующие правила процедуры натурализации более гибкими».

Таким образом, налицо положительные изменения — институты Европейского союза пристально следят за ситуацией в Латвии и Эстонии, настоятельно рекомендуя прекратить дискриминацию национальных меньшинств. Однако еще предстоит немало сделать, чтобы ситуация с правами человека и гражданина в этих странах достигла уровня зрелых демократических государств.

— Спасибо.

Беседовала Елена БАЛАШОВА


Распечатать страницу