Мир, куда несешься ты?

09.12.11

Мир, куда несешься ты?

Так, позволив себе перефразировать Гоголя, мы могли бы обозначить ключевой вопрос, который задала себе группа ученых МГИМО во главе с заведующей кафедрой мировых политических процессов, профессором М.М. Лебедевой. И не только задала, но и постаралась ответить на него в объемном научном труде. О том, какие ответы были найдены, и как проходила работа, мы попросили рассказать Марину Михайловну.

— Тема научно-исследовательского проекта, над которым в течение 2,5 лет работал большой научный коллектив, сформулирована как «Динамика мирового политического развития и проблемы глобальной конкурентоспособности России». В чем актуальность этой темы?

— Думаю, что эта тема актуальна всегда. Любое государство, даже небольшое, в любые времена думает о своей конкурентоспособности, а уж тем более такая огромная страна, как Россия. Стремление «быть на уровне» вполне понятно для любой страны, особенно в современной ситуации, когда мир существенно перестраивается. Причем перестраивается не только путем замены биполярной системы на некую иную, но и путем более фундаментальных сдвигов в политической организации мира, которые вполне можно назвать тектоническими. Однозначно определить, куда движется мир, довольно сложно, и на этот счет у разных ученых существуют разные точки зрения, но, на мой взгляд, мы идем по пути интернационализации. Я не очень люблю слово «глобализация», поскольку под ним подразумевается все что угодно, и предпочитаю говорить об интернационализации. Мы живем, работаем и учимся в международной среде и наблюдаем некое размывание границ, которые делаются все более прозрачными. И если мы говорим о тектонических сдвигах, то России хотелось бы не отставать от общемировых процессов и по возможности быть на передовых позициях.

— Расскажите, пожалуйста, как проходила работа над научным исследованием? Сколько человек принимало участие в этой работе?

— У нас получился довольно большой коллектив — в работе приняло участие более 20 человек, причем это были сотрудники разных кафедр и структурных подразделений МГИМО. Кроме этого, к работе над проектом, который включал в себя не только монографию, на каждом ее этапе привлекались аспиранты и студенты, всего около 30 человек. Каждый эксперт, а это были специалисты высокого уровня, имел свои взгляды на проблемы, и необходимо было как-то объединить все это разнообразие в рамках одной концепции. Это было сложно, но интересно. Мы провели несколько семинаров, круглых столов, встреч рабочих групп и одну большую конференцию. Все вопросы проговаривались и обсуждались много раз.

Мы изначально задали общие параметры анализа: хаотизации и упорядочивания. По ним участники проекта изучали каждый свою область. Также мы смотрели на позиции ведущих государств в этих областях. Это было тем более важно, что со второй половины XX века ресурсный потенциал государств стал дробиться — если раньше для лидирующего положения достаточно было иметь мощное вооружение, то теперь это уже не так очевидно. Так, Япония и Германия, не имеющие ядерного оружия, тем ни менее являются явными мировыми лидерами. Другой пример — энергетический кризис 70-х годов, когда США пришлось сесть за стол переговоров с арабскими странами, обсуждая цены на нефть. Я не хочу сказать, что военно-политическое влияние становится менее важно, но наряду с ним становятся значимыми и другие факторы. Сегодня, например, Австралия выходит на передовые позиции по предоставлению образовательных услуг. Это позволит стране в дальнейшем оказывать большое влияние на мировые процессы. Так что роль социально-гуманитарного фактора нельзя недооценивать.Возвращаясь к вопросу о ходе работы, могу отметить, что мне процесс изучения нашей тематики был очень интересен, причем нам удалось создать не сборник статей, а единую научную работу, сохранив при этом индивидуальность взглядов каждого исследователя.

Мне также приятно отметить, что ход и результаты работы детально и заинтересованно анализировались экспертами Минобрнауки (заказчика этой работы), и высокие оценки, данные в экспертных заключениях, позволяют судить о качестве выполненного исследования.

— Каковы на сегодняшний день основные мировые тенденции развития?

— Тенденций развития много, но я могу выделить три основные, которые имеют при этом противоположное направление и касаются всех сфер жизни. Первой тенденцией можно считать интернационализацию (или глобализацию), которая имеет и другое направление — антиглобализацию. Второй — интеграционные процессы и, как противоположные им, дезинтеграционные процессы. И третья тенденция — демократизация, понимаемая не только как увеличение количества демократических стран, но и как вовлечение в процессы мирового развития не только государств, но и негосударственных акторов (неправительственных организаций, бизнес-структур и т.д.). Но, конечно, и этой тенденции присуще противоположное направление в виде развития авторитарных государств и структур.

На мой взгляд, это три основные тенденции развития мира. В целом же развитие мира, как и любое другое развитие, проходит через революционные и эволюционные стадии. Думаю, что сейчас (со второй половины ХХ века) мы находимся в революционной стадии, для которой характерно преобладание процессов хаотизации. Мы видим, что в современной единой политической системе действуют очень разные государства. Они, конечно, всегда были разными, но никогда это не ощущалось столь остро. Эти государства по-разному относятся к принципам организации самой системы. Мы имеем «довестфальские» государства, для которых характерны родоплеменные отношения; есть «поствестфальские» (например, Евросоюз) с абсолютно иным отношением к суверенитету. Плюс ко всему мы переживаем очередной виток научно-технической революции, пик которой пришелся на рубеж ХХ — XXI веков. Результатом этой революции стал, в том числе, и тот факт, что слабый может оказаться сильным, так как может нанести другим огромный ущерб. Это чем-то напоминает «Гиперболоид инженера Гарина», когда один человек благодаря техническим достижениям может натворить много бед.

— А у нас есть перспективы перейти в эволюционную стадию развития?

— Надо разрабатывать новые правила игры с учетом новых реалий. Ну не было раньше таких условий! Можно провести параллель с движением автотранспорта — если правила нарушаются иногда, то еще можно двигаться, но если все и всегда будут нарушать правила, то ездить по дорогам нельзя будет в принципе. Мы не должны допустить хаоса и с помощью разработки правил перейти на эволюционный путь развития.

В рамках нашей научной работы мы хотели посмотреть, где и как у нас происходит хаотизация, а где — регулирование. Мы взяли для рассмотрения три основные сферы мировой политики и международных отношений — военно-политическую, экономическую и социально-гуманитарную.

— А тенденции развития России соответствуют общим мировым тенденциям?

— В каких-то направлениях соответствуют, а в каких-то нет, тут уже надо смотреть конкретно по направлениям. Что касается интеграционных тенденций развития, то здесь Россия не отстает от большинства стран — мы участвуем в Таможенном союзе, Евразийском союзе, планируем вступить в ВТО и т.д. Интеграция для нашей страны необходима, другой вопрос — в какой форме. Сотрудничать в любом случае выгодней, чем бороться и воевать. Да и в любом случае у нас нет выбора — глобализация или интернационализация касается всех, это мировой процесс, которому нельзя противостоять. Так развивается мир.

— Насколько схожи в своих взглядах на проблемы динамики мирового развития российские и зарубежные ученые?

— Я бы не стала делить ученых таким образом. Существуют разные школы, но они существуют независимо от местонахождения специалистов. В чем-то я согласна со своими российскими коллегами, в чем-то — с западными, но это зависит от системы взглядов, границы тут не при чем. Научные школы не по большому счету делятся по национальному признаку.

— Что необходимо сделать для повышения конкурентоспособности России?

— Думаю, что у России есть большой потенциал, который позволит стране не только не отстать, но и быть на действительно передовых позициях, поскольку в современной структуре мира мы, конечно, занимаем ряд ключевых положений. Это касается нашего положения в Совбезе, Восьмерке, Двадцатке и других структурах, т.е. изначально наши позиции довольно сильны. Но поскольку структура мира меняется, и правила поведения в этой структуре тоже меняются, то Россия может, используя свой потенциал, разрабатывать правила, по которым в дальнейшем будет развиваться мир. У России хороший дипломатический и интеллектуальный потенциал, который надо максимально использовать в данной ситуации.

Так, Россия внесла идею, которая была сформулирована в концепции внешней политики 2008 года, как сетевая дипломатия. Также хорошей идеей было приглашение представителей неправительственных организаций на саммит Большой восьмерки в Петербурге в 2006 году, и вообще сама тенденция на взаимодействие с негосударственными участниками была выбрана очень правильно. Это лишь два примера, для реализации которых нужно не мощное вооружение, а интеллектуальный потенциал.

Нам надо более эффективно использовать те рычаги влияния, которыми мы обладаем. Надо серьезно задуматься над тем, что мы можем предложить миру — какие новые идеи, новый материал для разработки правил существования в меняющейся реальности. Следует не только критиковать нынешнее положение дел, но и предлагать способы его изменения. Мне кажется, это главное, на чем должны быть сегодня сосредоточены наши интеллектуальные силы. Поле деятельности огромно — это и безопасность инфраструктур, и совершенствование законодательства, разработка мер ответственности различных акторов и т.д.

Вообще я считаю, что надо уделять больше внимания мнению экспертного сообщества, для чего необходимо создавать специальные площадки, на которых проходили бы разработка и обсуждение новых идей и взглядов. Некоторые подобные площадки уже есть, просто их надо эффективнее использовать и активнее внедрять идеи в практическую жизнь. Без упорства и последовательности в этом деле мы вряд ли добьемся хороших результатов.

— Спасибо.

Пользуясь случаем, хочу выразить благодарность Управлению инновационного развития, которое не только координировало проект, но и выполнило часть научной работы. Мне было очень приятно работать со всеми сотрудниками этого Управления, которое возглавляет А.Л. Шахов. Они работают очень оперативно и эффективно, всегда готовы помочь и посодействовать, так что у меня остались только положительные эмоции от сотрудничества с УИР. Надеюсь, что мы еще неоднократно будем плодотворно работать вместе в других проектах.

Беседовала Елена БАЛАШОВА,
Управление инновационного развития


Распечатать страницу