Мировое финансовое развитие: выводы для России

28.12.11

Мировое финансовое развитие: выводы для России

Экономисты (как российские, так и зарубежные), редко отличаются профессиональным оптимизмом. Не является исключением и зам. декана Факультета прикладной экономики и коммерции, доцент кафедры прикладной экономики Михаил Иосифович Столбов, которого мы попросили рассказать о промежуточных результатах научно-исследовательской работы «Влияние финансовой системы на динамику и цикличность экономического развития: выводы для России».

— Недавно был завершен третий этап вашей научно-исследовательской работы. Насколько он отличался от предыдущих этапов, и каковы его итоги?

— При планировании всей работы по данному научному проекту мы изначально предполагали, что все этапы будут тесно связаны между собой, поэтому третий этап стал органичным продолжением первых двух. Прежде всего, хотелось бы отметить ту количественно-статистическую работу, которую мы провели в рамках исследования финансового развития стран мира. Эта работа была проделана на основе базы данных, которую мы собрали на втором этапе. Нам удалось создать довольно нетривиальную группировку стран по уровню финансового развития. Это было необходимо для того, чтобы сквозь призму международных сопоставлений проанализировать положение России. При этом бросается в глаза, что Россия и ряд других сырьевых экономик не вписываются ни в один из кластеров, образовавшихся на основе статистического анализа, и представляют собой совершенно особую группу. Наряду с Россией в этой группе присутствует Венесуэла, страны Персидского залива. Само по себе присутствие России в такой группе симптоматично.

Мы интерпретировали полученный результат следующим образом — раз этот кластер сформировался, то, по-видимому, общеэкономическое и финансовое развитие этих стран сильно связано с внешнеэкономической конъюнктурой, поведением мировых товарных рынков. Это, конечно, неутешительный вывод, поскольку он означает, что пока попытки переформатировать нашу экономику не более чем декларация. Такое положение дел опасно еще и тем, что финансовые рынки являются своеобразными аккумуляторами экономики, ведь через них происходит трансформация сбережений населения и других экономических агентов в инвестиции. Раз они так зависимы от сырьевой конъюнктуры, то вряд ли в ближайшее время будет возможно соскочить с пресловутой нефтяной иглы. Так что в данном случае результат нашей работы оказался для нас самих удручающим. Но это один из проработанных нами на основе большой базы данных аспектов. Наша база включает около 30 индикаторов финансового развития по примерно 180 странам мира.

Пока Россия и ряд других стран относятся к неопределившимся типам экономики с точки зрения финансовых рынков. К странам с высоким уровнем развития финансовой системы относятся такие, например, как США или Швейцария. Есть страны, которые претендуют на лидирующее место в мировой финансовой системе, но в последние годы несколько утратили свое положение — такие, например, как Япония. К развивающимся экономикам, которым предстоит пройти большой путь для сближения с развитыми странами, можно отнести все страны БРИКС, кроме России.

В рамках третьего этапа работы была проведена оценка взаимосвязи институциональных показателей и финансового развития. Выяснилось, что институты могут улучшать положение тех стран, в том числе и с сырьевыми экономиками. К сожалению, пока это не связано с Россией, и тот факт, что Бразилия и Китай пока нас опережают, во многом объясняется лучшим уровнем работы институтов в этих государствах. При этом речь не идет о том, что они «правильнее», чем в России, просто они эффективнее на сегодняшний день.

Хочу отметить, что методология этого анализа предполагала использование статистических рядов без последних данных, мы ориентировались на период с 2000 по 2008 годы. За это время были отмечены позитивные сдвиги — масштабы российской экономики, финансового рынка и банковской системы возросли, но это чисто количественные характеристики, никак не перешедшие в качественные. Повышающего тренда по институциональным показателям пока не наблюдается. Конечно, здесь нельзя сбрасывать со счетов, что это все-таки косвенно измеряемые величины.

— Озвученные Вами результаты являются основными или они — часть тех выводов, которые будут подготовлены на последних этапах работы?

— Это, конечно, не финальные выводы, хотя некоторые уже можно рассматривать как таковые. Но, скажем, вопрос о влиянии институтов на финансовую систему, это, скорее, промежуточный итог. Полагаю, что на четвертом этапе работы тот задел, который уже есть у нас, поможет сделать прогноз общеэкономического и финансового развития основных стран мира на среднесрочную перспективу 2012 — 2017 годов. Конечно, любой прогноз — вещь неблагодарная. Но мы возьмем группу наиболее продвинутых экономик, объединенных G20. Такая предпосылка нам кажется вполне обоснованной, поскольку именно от самочувствия этих экономик зависит общемировой тренд, ведь все остальные страны будут по цепочке получать те позитивные или негативные сигналы, которые зародятся в этих крупнейших экономиках.

Разумеется, мы подумаем и о том, какие сценарии предложить для этого прогноза. 2011 год показал, что мировая экономика находится сейчас в состоянии фундаментальной неопределенности, которую очень сложно трансформировать в то, что более приемлемо для экспертов и предпринимателей — я имею в виду ситуацию риска. Разрешать фундаментальную неопределенность очень сложно даже на основе продвинутых математических методов.

В своих комментариях ведущие эксперты — и Рубини, и Джозеф Стиглиц, и другие — дают довольно неутешительные прогнозы, откровенно признавая, что они не знают, как будут развиваться события в дальнейшем. Но выбирать приходится между «плохо» и «очень плохо», при этом вероятность «очень плохо» все-таки меньше, чем в 2008 году, что уже утешительно.

— Заказчиком данного проекта является Министерство образования и науки РФ. Каким еще государственным или частным структурам могут быть интересны и полезны результаты вашей работы? Можно ли их внедрить в учебный процесс?

— Что касается потенциального круга заказчиков, то наибольший интерес могут проявить ведомства, которые ответственны за формирование и проведение экономической политики России. Наше исследование носит фундаментальный, неконъюнктурный характер, поэтому его результаты как источник информации могут быть полезны для Министерства экономического развития, Министерства финансов, ЦБ и т. д. Безусловно, есть возможность для использования результатов работы и в учебном процессе — это даже является обязательным пунктом, прописанным в условиях контракта. Предполагается создание специальных авторских курсов по тематике нашей НИР, которые могут быть предложены администраторам магистерских программ МГИМО. Конечно, я не могу сказать, насколько успешно они будут внедрены в учебный процесс института, но те выводы, которые мы получили в научной сфере, можно и нужно доводить до студентов в доступной для них форме.

— В ходе выполнения проекта для проведения научных исследований был создан Автоматизированный центр сбора и анализа финансовой и статистической информации. Расскажите, пожалуйста, подробнее о его работе.

— Центр был создан в рамках проекта, еще в ходе выполнения первого этапа, когда были выделены средства на закупку оборудования и соответствующего программного обеспечения. Центр был запущен в октябре 2011 года, когда все оборудование и программы были установлены. Он представляет собой кабинет с тремя рабочими местами, доступом в интернет и специальным программным обеспечением — SPSS 19, которым мы активно пользуемся во время проведения исследований. Поскольку у нас есть доступ к интернету, мы можем сразу трансформировать некоторые базы данных в формат файлов, которые используются этой программой. Это позволяет без промежуточных стадий приступать к статистической обработке всего массива информации.

Если мы будем работать над другими проектами, то хотелось бы закупить и специализированные базы данных Международного валютного фонда и Всемирного банка, а также информационных источников по России. Это позволило бы трансформировать утилитарный центр по сбору информации в аналитическое подразделение, которое помогало бы не только генерировать идеи под конкретные проекты, но и распространять результаты собственных, инициированных внутри МГИМО исследований. Думаю, что такая перспектива важна и для исследователей, и для Университета, потому что любой исследовательский университет должен иметь в своей структуре центры, которые ориентированы не только на внутреннее использование, но и на работу на внешний мир (если хотите, на пиар научных достижений).

Надеюсь, что в дальнейшем мы будем использовать этот центр и как аналитический базис кафедры прикладной экономики, в том числе и для работы со студентами.

— В ходе работы вы изучали мнения российских и зарубежных ученых о влиянии финансовой системы на экономический рост. Каковы итоги этого изучения?

— Каких-то специфических российских взглядов на этот вопрос нет, поскольку научное направление, изучающее влияние финансовой системы на экономический рост, в отечественной экономической науке практически не представлено. Так что наша задача состояла в том, чтобы максимально скрупулезно изучить то, что наработано по этому вопросу у западных коллег.

Мы пришли к выводу о неоднозначном воздействии финансового развития на экономический рост. Возможно, влияние происходит и в обратном направлении, т. е. экономический рост может сам выступать катализатором финансового развития. Я склонен полагать, что существует двунаправленная связь. Думаю, что в развивающихся странах первый импульс идет от экономического развития, который, достигая хорошего уровня, запускает рост финансовой системы. И лишь потом финансовая система при условии хорошей работы всех институтов может подстегнуть экономический рост. В развитых странах дело обстоит проще — финансовая система является прямым драйвером экономического роста.

— Каковы особенности финансовой системы России?

— Здесь надо отметить две тенденции. Если мы смотрим на структуру финансовой системы, то, несмотря на бурный рост фондовых рынков, который у нас был накануне кризиса, наша страна имеет континентальную финансовую систему, т. е. для нас первичны коммерческие банки. Именно их самочувствие является определяющим для российской финансовой системы в целом.

Вторая тенденция связана с тем, что по формальным признакам уровень финансового развития выглядит у нас прилично, но существует проблема ассиметричного доступа к финансовым услугам в центральных городах и в провинции. При таком большом дисбалансе перемещение капиталов между регионами затруднено, нет данных о том, как можно диверсифицировать капиталовложения, и формируется основа для существования не очень эффективных банковских учреждений. Они не соответствуют современному уровню, но зато их довольно много, что приводит к новому противоречию — при наличии большого числа финансовых учреждений нельзя говорить о высоком качестве их работы, и, соответственно, всей финансовой системы. Необходима консолидация внутри банковского сектора, равно как необходимо повышать и требования к капиталу создаваемых кредитных учреждений. Если в ближайшее время не заняться совершенствованием этой системы, то мы не только не обретем качественных позитивных трендов, но и утратим количественные.

— Вам предстоит еще два этапа выполнения работ по проекту. В чем состоят задачи этих этапов?

— На четвертом этапе наша основная задача состоит в формировании прогноза в интервале 2012 — 2017 годов по ведущим экономикам мира (как по темпам роста, так и по финансовому развитию). На пятом этапе будут подведены итоги работы, которая велась на всех предшествующих этапах. Нам надо будет представить результаты всего проекта в рамках сессии Российской Ассоциации международных исследований, которая запланирована на осень 2012 года. Кроме этого, мы проведем семинар с привлечением внешних экспертов, на которых будем обсуждать имеющиеся результаты, слушать критические замечания и корректировать свою методологию. В числе задач — разработка программ внедрения результатов НИР в образовательный процесс. Также нам предстоит подготовить коллективную монографию на русском и английском языках. Думаю, что в эту монографию войдут наиболее интересные и убедительно обоснованные результаты, полученные в рамках работы над проектом.

Беседовала Елена БАЛАШОВА,
Управление инновационного развития


Распечатать страницу