Кому светит солнце Арктики?

11.03.12

Кому светит солнце Арктики?

Некогда малопопулярная Арктика сегодня приобретает все большее значение во внешней политике многих стран. Причиной тому — колоссальные ресурсы, которые были обнаружены в этом регионе. Для всестороннего изучения интересов стран, претендующих на эти ресурсы, был запущен международный проект «Геополитика на Крайнем Севере», в котором активное участие принимают эксперты МГИМО. Рассказать подробнее об этом проекте мы попросили ведущего научного сотрудника Центра североевропейских и балтийских исследований, профессора кафедры европейской интеграции Л.С. Воронкова.

— Лев Сергеевич, Институт международных исследований МГИМО участвует в международном исследовательском проекте «Геополитика на Крайнем Севере», который рассчитан на 4 года. Каковы основные задачи этого исследования? Кто был его инициатором?

— Инициатором этого проекта было правительство Норвегии, принявшее в 2006 году программу освоения северных территорий страны. При этом Россия была объявлена ключевым партнером в реализации этой программы. Цель исследования «Геополитика на Крайнем Севере» состояла в том, чтобы проанализировать интересы, позиции основных игроков в Арктике и определить, какие геополитические изменения происходят в этом регионе, чтобы адаптировать норвежскую национальную политику к тому общему геополитическому окружению, которое в этом регионе складывается.

Участвуя в конкурсе на право реализовать этот проект, норвежский Институт оборонных исследований обратился к нашему Центру североевропейских и балтийских исследований, а также к Институту всеобщей истории РАН с предложениями принять в нем участие. Мы согласились. Институт оборонных исследований выиграл конкурс, мы стали участниками проекта, а представитель МГИМО (У) вошел в его руководящую группу. Нам был выделен норвежский грант для оплаты исследований российских ученых, выполняемых в рамках этого международного исследовательского проекта.

Так как норвежская сторона стремится изучить и понять интересы других государств в Арктике, чтобы соответствующим образом выстраивать свою политику, перед нами поставлена задача адекватным образом представить российские интересы в этом обширном регионе. В рамках обязательств российских партнеров по проекту готовится совместное российско-норвежское фундаментальное двухтомное исследование истории двусторонних отношений. Этой частью проекта с российской стороны занимается Институт всеобщей истории РАН. На долю нашего Центра выпала современная проблематика российско-норвежских отношений и освещение современной российской арктической стратегии. Наш представитель будет также участвовать в подготовке общей сводной части проекта. Другие части проекта касаются политики в Арктике США и Канады, Европейского Союза, энергетических, международно-правовых и экологических проблем, а также определению норвежских интересов на Крайнем Севере. Таким образом, в проекте рассматривается весь комплекс проблем, которые существуют в этом регионе.

— Какие мероприятия уже были проведены в рамках реализации проекта?

В рамках этого проекта была проведена полномасштабная конференция в США, которая, по сути, была презентацией американской арктической политики. В прошлом году подобное мероприятие, организованное российское стороной, прошло в Мурманске, на нем были представлены российские интересы в Арктике. В мае этого года состоится конференция в Берлине, которая будет посвящена политике ЕС. Наконец, заключительная конференция будет проведена в норвежском Тромсё в конце 2012-начале 2013 года. Таким образом, норвежская сторона получит полное представление о политике ведущих игроков в этом регионе.

Помимо Мурманской конференции Центром североевропейских и балтийских исследований (ЦСЕБИ) проведены два международных симпозиума по тематике трансграничного сотрудничества России со странами Северной Европы. Материалы первого симпозиума, проведенного в рамках Пятого Северного социально-экологического конгресса в Москве, были опубликованы в 2009 году отдельной брошюрой. Материалы второго симпозиума, проведенного в октябре 2011 года, в настоящее время готовятся к публикации.

Представитель нашего Центра провел семинар в норвежском Институте оборонных исследований для его сотрудников, неоднократно выступал с докладами на международных конференциях в Осло, Москве, Мурманске, Салехарде, Вашингтоне и Киркенесе, организованных Норвежским научным советом, Баренцевым институтом, Союзом нефтепромышленников России, американским Центром стратегических и международных исследований, российским Советом по изучению производительных сил, правительством Ямало-Ненецкого административного округа и другими организациями. Я был приглашен на «круглый стол» в Государственную Думу для участия в обсуждении российско-норвежского договора о делимитации шельфа в Баренцевом море. Совместно с бывшим директором Баренцева института шведским ученым У.Врокбергом мною создан Международный поморский форум, направленный на исследовательскую поддержку предложения норвежского правительства создать на Крайнем Севере российско-норвежскую зону трансграничного сотрудничества. Это предложение получило одобрение и российской стороны. В рамках проекта опубликованы статьи российских исследователей в журнале «Мировая экономика и международные отношения», «Международная жизнь», «Baltic Rim Economics», а также многочисленные материалы на сайтах МГИМО (У), Баренцева института, германо-американского исследовательского центра «Atlantic Community», «Север наш», «Инфо-Арктик». Наши представители неоднократно выступали с интервью по тематике проекта в программах телеканала «Russia-to-day», BBC, российских и зарубежных радиостанций.

Уже четыре года мною читается курс «Арктическая политика североамериканских и европейских государств» для слушателей магистратур «Зарубежное регионоведение» и Европейского учебного института; по этой тематике ими подготовлено и успешно защищено несколько магистерских диссертаций. Под моим научным руководством двое аспирантов готовят кандидатские диссертации по тематике проекта. Вскоре шесть слушателей магистратуры МГИМО (У) будут защищать диссертации по вопросам, тесно связанным с проектом. Есть договоренность, что авторам защищенных на «отлично» диссертаций будет выплачено денежное вознаграждение из средств норвежского гранта. Полагаю, мы добросовестно выполняем свои обязательства по этому международному проекту.

— Как складываются отношения России и Норвегии на Крайнем Севере сегодня?

— В последнее время в российско-норвежских отношениях произошли серьезные изменения. После распада Советского Союза объединявший западные страны фактор противостояния коммунистической системе ушел в прошлое. Арктика долгое время была забытым всеми районом до тех пор, пока там не были найдены колоссальные запасы нефти и газа. В условиях сокращения запасов невозобновляемых ресурсов это сразу привлекло к Арктике внимание многих стран. Как известно, в мире уже созданы технологии добычи углеводородов на шельфе, а интенсивное таяние льдов в Арктике под влиянием изменений климата открывает доступ к их эксплуатации.

Таяние льдов привело к увеличению сроков навигации по арктическим морям и сделало перспективу открытия в Арктике новых глобальных торговых маршрутов вполне реальной. Эти факторы привели к существенному изменению геополитической ситуации в Арктике и заметному росту интереса к ней со стороны как арктических государств, так и многих других стран, расположенных далеко за ее пределами. Арктические проблемы переместились в центр мировой политики. Многие относящиеся к Арктике международно-правовые проблемы приобрели четкие геополитические измерения.

В 1997 году Россия присоединилась к Международной конвенции по морскому праву, в соответствии с которой юрисдикция нашей страны распространяется на арктический шельф в 200 морских миль и на соответствующую эксклюзивную экономическую зону с имеющимися там ресурсами.40 лет мы вели переговоры с Норвегией по поводу делимитации шельфа в Баренцевом море. В период острой военной конфронтации любая попытка члена НАТО Норвегии расширить свою юрисдикцию на шельфе в Баренцевом море были обречены на провал, так как на Кольском полуострове размещался важнейший для обороны страны комплекс военных баз и объектов, и мы не могли допустить, чтобы враждебные силы хоть на йоту приблизились к нему. Сейчас удалось добиться компромисса и достичь соглашения. При этом как Норвегия, так и Россия отошли от позиций, нанимаемых ими ранее. Этот компромисс свидетельствует не только о двусторонней договоренности, но и о том, что в геополитическом положении в этом районе произошли глубокие качественные позитивные сдвиги. Выросло взаимное доверие. Теперь мы регулярно проводим совместные военно-морские учения, в том числе и в области поиска и спасения людей. Также между нашими странами было заключено соглашение о взаимном безвизовом посещении для жителей приграничных районов. В годы холодной войны даже представить себе нечто подобное было невозможно.

Из восьми арктических государств пять расположены на побережье Северного Ледовитого океана и обладают бесспорными правами на прилегающие шельфы и имеющиеся там природные ресурсы. Однако и другие государства, в том числе расположенные вне пределов Арктики, хотели бы получить доступ к богатствам этого региона. В отстаивании своих законных прав в этом районе члены НАТО Канада, США, Дания и Норвегия имеют гораздо больше общих интересов с Россией, чем с другими странами-членами альянса. Это обстоятельство оказывает весьма существенное влияние на всю систему складывающихся в регионе международных отношений. При этом ни одна из стран-членов НАТО, говоря о защите своих национальных интересов, не ссылается на необходимость привлечения для этого сил и возможностей НАТО как военного блока. Вместе с тем, они неизменно указывают на необходимость сотрудничества с Россией. Напомню, Норвегия объявила Россию привилегированным и главным партнером по осуществлению программы развития северных районов страны.

Ее правительство, как говорилось выше, предложило создать специальную трансграничную российско-норвежскую экономическую зону сотрудничества и назвать ее, в память о традиционных связях между двумя странами, «Поморской». Полагаю, что с подписанием соглашения о делимитации шельфа в Баренцевом море существенно расширились возможности «наполнения» этой зоны российско-норвежскими совместными проектами, особенно в случае начала совместной эксплуатации ресурсов углеводородов в бывшей спорной зоне. Помимо чисто экономической стороны дела, такое сотрудничество могло бы иметь важнейшие геополитические измерения, важные для обстановки во всей Арктике. Развитие доверительных отношений с Норвегией полностью отвечает интересам нашей страны.

— Каковы основные российские интересы в Арктике?

— Они вполне адекватно изложены в подписанном Президентом страны документе — основах государственной политики Российской Федерации в Арктике до 2020 года. Хочу обратить особое внимание на следующее. Наши интересы заключаются, прежде всего, в использовании ресурсного потенциала Арктики для решения социально-экономических проблем нашей страны. Но добыть эти колоссальные ресурсы на самом деле очень непросто, поскольку проблемы с транспортом и рабочей силой в этом регионе чрезвычайно сложны. Помимо этого есть такие дорогостоящие, но необходимые мероприятия, как геологическая разведка и обустройство месторождений. В связи с этим нам очень важно изучать норвежский опыт в этой области. Недавно мой аспирант Алексей Воробьев опубликовал статью в «Вестнике МГИМО» № 6, посвященную концессионной системе Норвегии в деле освоения ресурсов. В ней изложен весьма полезный для России норвежский опыт разведки и освоения углеводородных ресурсов Северного моря с использованием условий предоставления концессий в целях не только разведки и добычи нефти и газа, но и для повышения технологического уровня норвежских компаний, решения экологических и социально-экономических проблем страны. Если удастся учесть этот опыт, то богатейшая сырьевая база нашего Крайнего Севера может стать мощным двигателем инновационного развития страны. Надо только понимать, что в одиночку мы не сможем все это сделать.

Один из вариантов освоения ресурсов Арктики — это привлечение иностранного и частного российского капитала. Но для того, чтобы это стало возможно, следует создать более благоприятный инвестиционный климат в российской Арктике и избегать не продиктованных крайней необходимостью мер жесткого ограничения доступа иностранных компаний в наш арктический сектор. В противном случае никто не будет выделять на это деньги, а ведь по оценкам Министерства регионального развития, если ресурсы нефти и газа в российской Арктике будут осваивать две государственные компании — «Газпром» и «Роснефть», то на это уйдет 165 лет. Так что мы не можем рассчитывать исключительно на собственные силы и возможности.

— Спасибо.

Беседовала Елена БАЛАШОВА,
Управление инновационного развития


Распечатать страницу