Современный университет как объект научного исследования

21.04.14

Современный университет как объект научного исследования

В рамках серии интервью с руководителями НИР мы сегодня обсуждаем работу «Поиск новых моделей социально-экономической организации: университет как организационная парадигма экономики знаний». Научную группу проекта, выполняемого по гранту Российского гуманитарного научного фонда, возглавляет М.Харкевич.

— Максим Владимирович, наш первый вопрос будет традиционным: расскажите, пожалуйста, о цели и задачах вашего исследования.

— Проект посвящен исследованию современных университетов как многофункциональных структур, включающих три основных институциональных уровня — профессорско-преподавательский состав, администрацию и студентов. Предпринимается попытка проанализировать процесс модернизации университетов с точки зрения двух взаимосвязанных тенденций последних десятилетий — с одной стороны, расширения функций университета, к которым, помимо образовательной и научно-исследовательской деятельности, добавляется коммерческое продвижение производимых продуктов и услуг; с другой — перераспределения властных полномочий между тремя уровнями вследствие сокращения роли профессорско-преподавательского состава в управлении университетами, расширения компетенции администрации и превращения студентов в «потребителей», оказывающих значительное влияние на функциональную структуру университета.

— В своем исследовании вы рассматриваете, в том числе, и эволюцию моделей университетского управления. Расскажите, пожалуйста, о них. Какую, на ваш взгляд, можно назвать наиболее эффективной?

— В целом можно выделить 4 модели университетов: Болонскую, Парижскую, Гумбольдтовскую и предпринимательскую. Болонский университет был основан в 1088 году студентами-юристами для отстаивания своих интересов, прежде всего, перед преподавателями. Главная цель такого университета — передача практически применимого знания. Ректор выбирался из студенческой среды. Данная модель, основной характеристикой которой была практическая ориентация образования, получила распространение в Италии и Испании.

Парижский университет был основан в 1208 году философами: студентами и магистрами с целью обеспечить условия для интеллектуальных занятий. Автономию университета пытались оспорить городские власти, от которых Парижский университет искал защиту, прежде всего, у Папы. Ректор выбирался из среды магистров философов. Суть данной модели заключалась в образовании ради образования. Стандарты вхождения и пребывания в университетской корпорации такого типа были очень высоки.

Берлинский университет им. Гумбольдта был основан в 1809 году. Главная цель — воспитание граждан в духе научных исследований. При этом постулировалась тесная связь между исследовательской работой и обучением. Управлялся данный университет профессорским сенатом, который и выбирал ректора из профессорской среды. Данная модель университета послужила образцом при создании университетов в России и США.

Предпринимательский университет является результатом сочетания гумбольдтовских принципов и корпоративной модели управления. Управляется президентом, контролируемым попечительским советом. Попечительский совет формируется из авторитетных общественных деятелей, главным образом предпринимателей. Занимается такой университет образованием, научными исследованиями и коммерческим продвижением знаний. Главной задачей становится максимальная капитализация интеллектуального авторитета кафедр. При этом данная задача входит в противоречие с необходимостью поддержания высоких интеллектуальных стандартов и авторитета кафедр. В результате в предпринимательских университетах значительно усиливаются позиции администрации.

Сказать, какая из данных моделей наиболее эффективная, сложно, т.к. непонятно что считать за эффективность. У этих моделей разные цели и задачи. С точки зрения управления университетами логической альтернативной всем четырем моделям представляется такая структура, при которой студенты, преподаватели и администрации выступали равноправными сторонами. Пока сложно сказать о том, насколько такая альтернатива становится реальностью.

— Правомерно ли говорить о том, что политика, которая на первый взгляд должна быть далека от науки, в наши дни оказывает значительное влияние на ее развитие и соответственно развитие высшей школы?

— Политика всегда оказывала влияние на развитие высшей школы, наука и образование неразрывно связаны с государством. Отношения между университетом и государством при этом всегда носили проблематичный характер. Описать их проще всего с точки зрения обмена ресурсов. Государство обладает ценными ресурсами для университета — это, главным образом, финансирование. Университет в свою очередь производит ценные ресурсы для современного государства — это наука и инновации, необходимые для экономического развития и укрепления обороноспособности; и человеческий капитал в форме образованных молодых людей, которые являются основой опять-таки экономического развития и обороноспособности государства. Между тем, качество ресурсов, производимых университетом, зависит от степени автономии университета. Производить и адекватно оценивать науку способно только сообщество ученых. Вмешательство государства в деятельность ученых и преподавателей, которые сегодня, по сути, составляют единое сообщество научно-педагогических работников, приводит к неизбежному снижению ценности ресурсов, производимых университетом. Снижение ценности ресурсов означает и снижение их стоимости. Государство будет вынуждено сокращать финансирование науки и образования, что вызовет постепенный отток людей, занятых в этой сфере. В результате пострадает само государство, т.к. отсутствие качественной науки и образования подрывает экономику и обороноспособность государства. Хотя, если у государства есть сырьевая рента, оно может обходиться без своей науки и человеческого капитала, импортируя все это из-за рубежа. Но при такой стратегии невозможно стать лидером в мировой политике.

Очевидно, что государство должно быть заинтересовано в поддержании автономии университетов, автономии научно-педагогических работников. Однако всегда есть соблазн вмешаться в деятельность университетов, особенно гуманитарных, т.к. они представляют угрозу для доминирующей идеологии. Если их подчинить, они из врагов идеологии превратятся в ее эффективных проводников, и это всегда большой соблазн для государства.

Политическое давление на университеты усиливается в момент рождения, смены или кризиса государственной идеологии. Что вполне объяснимо. При этом не стоит питать иллюзий относительно самой возможности неидеологической общественной науки и гуманитарного знания. Вопрос только в степени их идеологизации.

Кроме науки и образования университет выполняет в обществе еще одну очень специфическую функцию, которая связана, как мне представляется, с особенностями Западной цивилизации, а если еще точнее — с христианством. Университет возник именно в христианской Европе и является одним из фундаментальных институтов Западной цивилизации. В христианстве в отличие от остальных религий присутствует идея преодоления (трансценденции) границы. Христос самим своим существованием преодолел онтологическую границу между Творцом и творением. «Бог стал человеком, чтобы человек стал Богом». Задача христианина — преодолеть границы, отделяющие его от Творца. В историческом развитии Западной цивилизации отчетливо прослеживается тенденция преодоления границ: социальных, гендерных, государственных и т.д. Другое дело, что не всегда эти границы преодолеваются, так сказать, в христианском духе. Например, государственные границы можно преодолевать в рамках интеграционных процессов, которые приводят к увеличению благосостояния каждого государства-участника или же в рамках имперской логики вмешательства во внутренние дела других государств. В одном случае преодоление границ добровольное, в другом — насильственное, хотя насилие может быть и неявным (культурным, структурным и т.д.). Кризис Западной культуры сегодня, как мне кажется, во многом связан с тем, что происходит затянувшаяся попытка преодолеть само основание Западной цивилизации — христианство.

Существует целый ряд институтов, в которых реализуется практика преодоления границ. В театре, например, границы преодолеваются с помощью художественной игры, в галерее — с помощью художественного изображения, в поэзии и литературе — с помощью художественного слова. Университет является институтом интеллектуального преодоления, инструментом преодоления здесь выступает критический разум. В этом и есть специфика университета. В университетском пространстве происходит проблематизация существующих категориальных границ, «здравого смысла», устоявшихся истин, идеологий. Данная функция университета позволяет Западной цивилизации развиваться через само рефлексию. Но такое развитие неизбежно подрывает легитимность отдельных политических режимов, устоявшихся норм и практик. Когда-то нормой было рабство, сегодня норма — уважение прав человека, неизвестно, что будет завтра. Точно можно сказать одно — Западная цивилизация будет и дальше преодолевать существующие границы. А вот в каком духе она будет это делать — в духе христианства или нигилизма — зависит, наверное, от ежедневного выбора каждого из носителей западного цивилизационного кода.

В целом, сотрудничество государства и университета можно охарактеризовать как взаимовыгодные отношения динамической стабильности, динамизм которой усиливается в периоды социальных и политических кризисов.

— Как вы сегодня определите роль Интернета в процессах реформирования и оптимизации университетской среды?

— Роль Интернета сложно переоценить для университетской среды. Прежде всего, он позволяет повысить прозрачность университетского процесса для всех его участников: студентов, научно-педагогических работников и администрации. Прозрачность учебы, науки и администрирования должна приводить к повышению их качества, т.к. упрощает контроль. Контролировать процесс и качество результатов могут все участники университетского процесса. При этом прозрачность возникает не только для сотрудников и учащихся, но и для внешней университетской среды. Примером здесь могут служить различные электронные системы по борьбе с плагиатом. Они в целом повышают и публикационную и учебную этику.

Интернет усиливает процессы самоорганизации в университетской среде. Он ускоряет агрегацию и артикуляцию интересов различных университетских сообществ, а также позволяет удаленно координировать взаимодействие внутри них. В целом, это приводит к усилению субъектности — и студенчества, и профессуры.

Использование Интернета в научной коммуникации создает ситуацию, когда естественной формой самоорганизации научного сообщества является сеть. При этом сеть имеет принципиально трансграничный и надинституциональный характер. Одна сеть может объединять исследователей из разных стран, разных институтов и даже из разных предметных областей. Управление такими сетями становится принципиально невозможно из одного университета или государства. Сеть имеет свою логику и правила развития. Она включает и исключает исследователей на основании их профессиональных, ценностных характеристик. В российских вузах нередко можно наблюдать ситуацию, когда 10% профессорско-преподавательского состава интегрированы в транснациональные исследовательские сети, а 90% остаются «домашними» исследователями, которые публикуются исключительно в «домашних» нецитируемых журналах. В связи с этим в понятии «многоуровневость» применительно к университету возникает дополнительный смысл. Один уровень исследователей университета ориентирован исключительно на российскую или даже внутривузовскую научную коммуникацию, другой уровень исследователей — включен в международную научную коммуникацию. Между этими двумя уровнями существует колоссальная качественная разница. Задача научного управления — проводить отдельные стратегии научной политики для каждого уровня исследователей и стремиться максимально расширить группу исследователей, включённых в транснациональные исследовательские сети.

Положительную роль играют также и различные информационно-аналитические системы. Использование РИНЦ, Scopus, Web of Science в целом повышают эффективность научного поиска, анализа и коммуникации результатов научной деятельности. В учебном процессе данные системы позволяют определить подборку наиболее авторитетной современной литературы для обязательного чтения по изучаемому курсу. В административной работе наукометрия играет сегодня значительную, возможно даже чрезмерно значительную роль.

Информационная копия университета в Интернете (интернет-портал университета) позволяет также устранить множество посредников между потребителем и производителем услуг и продуктов университета. Чем точнее интернет-портал отражает реальную деятельность университета, тем малочисленнее, но эффективнее должна быть в нем администрация.

— Ваша работа рассчитана на три года, впереди последний год. Можно ли уже сейчас говорить о результатах исследования?

— Промежуточным результатом предыдущих периодов реализации проекта стала коммуникативная модель управления университетом. Коммуникативная модель основана на равноправном диалоге между всеми участниками университетского процесса. Средством убеждения в таком диалоге должна быть сила аргумента, а не сила иерархической позиции. Условием начала диалога является открытость и кооперативность сторон и автономия процесса для третьих сторон. В университете сторонами являются преподаватели, студенты и администрация. Задача коммуникативного управления университетом заключается как раз в обеспечении такого диалога между преподавателями, студентами и администрацией университета.

В текущем году план исследования предполагает анализ возможности и проблем реализации данной модели на примере реальных российских университетов, в частности на примере МГИМО.

Управление инновационного развития


Распечатать страницу