Российские НПО в Центральной Азии

13.02.15

Российские НПО в Центральной Азии

Мы продолжаем серию интервью с участниками научных исследований 2014 года. Сегодня мы обсуждаем проект «Современная роль и потенциал влияния российских неправительственных организаций в Центральной Азии» с профессором кафедры мировых политических процессов К.Боришполец.

— Ксения Петровна, региональные исследования с каждым годом становятся все более востребованными. Почему? В чем основная идея вашего проекта, поддержанного РГНФ?

— Региональный уровень политической практики в течение последних десятилетий формирует важнейшие контуры мировой политики. Несмотря на успехи экономической глобализации, развиваются не только универсальные линии взаимодействия международных акторов, но укрепляются разнообразные связи и на уровне отдельных регионов. Региональная интеграция уже не является чисто европейским опытом. И в Азии, и в Латинской Америке, и на пространстве СНГ комплексное сотрудничество между ближайшими соседями стало важным направлением практической деятельности и исследовательской работы, в которую вовлекается широкий круг специалистов. Тенденция регионализации обозначилась уже в последние десятилетия прошлого века, а в начале ХХI века стала знаковым трендом. Что касается целей нашего проекта, то они по-хорошему амбициозные. Тематика НПО широко представлена в современном российском дискурсе, но в дискуссиях часто преобладают ситуативные моменты, много стереотипов и ангажированности. Тему российских НПО в Центральной Азии, как мне кажется, досконально вообще еще никто не поднимал. Актуальность изучения российских НПО в Центральной Азии обусловлена тем, что неправительственные организации являются важным звеном современного общества, активно влияющим на политические процессы. В случае отсутствия деятельности российских НПО или их слабой активности данную нишу занимают экстремистские организации или НПО других стран. У России тем самым сужается диапазон влияния на политические процессы в странах центрально-азиатского региона. Необходимо подчеркнуть, что на современном этапе численность НПО из стран дальнего зарубежья, действующих в Центральной Азии, многократно превосходит численность отечественных структур.

— Какие российские НПО сейчас функционируют в регионе и в каких именно странах? Какова их сфера деятельности?

— Российские НПО достаточно давно действуют на территории Центральной Азии. Прежде всего здесь следует назвать Фонд «Русский мир» и Фонд Горчакова. Кроме того, в регионе действуют, например, такие неправительственные организации, как студенческая «Молодая Евразия» (во всех странах), Центр им. Л.Гумилева (Киргизия), Центр Востока и Запада (Казахстан) и др. В государствах Центральной Азии существуют также организации соотечественников. Это основные структуры.

Сферу их деятельности можно охарактеризовать как гуманитарное сотрудничество негосударственных акторов политической жизни стран СНГ, поддержка исторически сложившихся и новых форматов общения граждан постсоветских государств, популяризация русского языка и русской культуры в ближнем зарубежье, связи с соотечественниками. Вместе с коллегами и друзьями из принимающих центрально-азиатских стран российские НПО стремятся утвердить ценности межкультурного человеческого общения.

— Какие конкретные задачи стоят перед российскими неправительственными организациями? Как вы оцените эффективность их работы?

— В соответствии с уставными документами, у каждой российской НПО свои собственные цели и задачи. Одни из них в большей степени акцентируют работу на развитии культурных инициатив, у других приоритетом является образовательная деятельность. Но узкой специализации нет ни у одной структуры, все работают с учетом страновой специфики и в соответствии со своими материальными возможностями. Наверное, у каждой из них есть и неиспользованные резервы, но пока до этой проблемы мы, как эксперты, еще не добрались. В предварительном плане ощущается, что нужно расширять географию работы, которая наиболее интенсивно ведется в столичных центрах.

— Какова реакция местных властей и непосредственно жителей региона на работу российских НПО?

— Исходя из тех материалов, которые мы привлекли по ходу работы, картина складывается достаточно разноплановая. Во-первых, отношение центрально-азиатских властей и населения к российским НПО в целом положительное, но одновременно и несколько настороженное, причем похоже, что у руководства среднего звена эта настороженность больше, чем у основной части населения или высших руководителей. Отчасти приходится сталкиваться с направленной недружественной пропагандой, исходящей от представителей националистических элит или лиц, сотрудничающих с западными НПО, заказные статьи в СМИ. Но все в достаточно небольших объемах, тиражах и т.п. В блогах попадаются откровенно русофобские выпады, но это уже не столько в адрес НПО, сколько по всему спектру отношений с Россией. В целом, наиболее благожелательное отношение существует в Казахстане и Киргизии.

— В ходе первого года работы вашей научной группой проводился сравнительный анализ работы международных НПО и российских НПО. К каким выводам вы пришли?

— Да, мы отчасти уже завершили проведение профильных сравнений. Основной вывод — нашим структурам необходимо больше инициатив, больше разнообразия и гибкости в планировании работы, больше адресности. И еще нужно повышать качество информационного сопровождения, чтобы каждое мероприятие освещалось самым широким образом, не только «после того», но и до события. А что касается сравнений с зарубежными (западными) НПО — то мы здесь даже в более выигрышном положении, поскольку не играем на слабостях человеческой природы, не стремимся спекулировать на тематике «меньшинств», а апеллируем к традиционным ценностям, которые разделяет абсолютное большинство россиян и центрально-азиатских народов.

— Исследование рассчитано на два года. Какие запланированы результаты? Привлекаются ли к работе молодые специалисты? Получит ли проект развитие в учебном процессе?

— Итогом проекта станет обширный аналитический доклад, в котором будет дана целостная аналитическая картина активности российских НПО в Центральной Азии, их формы и методы работы, а также основные направления их гуманитарной деятельности. В докладе также будет дана оценка тому, насколько эффективны формы и методы работы российских НПО в регионе, насколько полно задействован их потенциал, насколько конкурентоспособными по сравнению с другими зарубежными НПО они являются. Предполагается получить ответ на вопрос, как ими реализуется сейчас и может быть реализован в будущем потенциал «мягкой силы». При этом «мягкая сила» понимается в ее классической интерпретации «сделать нечто привлекательным для другого». В данном случае речь идет о том, как сделать привлекательным, например, русский язык, гуманитарные и иные связи с Россией, российское образование и т.п. и что в этой области могут сделать российские НПО. В отчете будут даны конкретные рекомендации по усилению эффективности деятельности российских НКО/НПО в Центральной Азии, в том числе и с учетом возможного расширения сфер их деятельности, а также привлечения в регион новых российских НПО. На основе сценарного анализа будут прописаны варианты возможного дальнейшего развития деятельности российских НПО в Центральной Азии. В проекте принимают участие молодые специалисты, нам помогают и студенты. По завершении проекта мы надеемся вводить его отдельные разделы в разные учебные курсы по кафедре мировых политических процессов, а также, если представится возможность, создать профильный специализированный курс с подготовкой соответствующего учебного пособия.

Управление инновационного развития


Распечатать страницу