Е.Арапова: «Подготовка конкурсной заявки — процесс не менее сложный и ответственный, чем само исследование»

21.04.16

Е.Арапова: «Подготовка конкурсной заявки — процесс не менее сложный и ответственный, чем само исследование»

Завершился научный проект «Восточноазиатский регионализм в условиях модели диверсификации экономического роста», поддержанный РГНФ. Побеседовать с нами согласилась автор и исполнитель работы Е.Арапова.

— Екатерина Яковлевна, это ваш первый грант РГНФ. Не могли бы вы поделиться своими впечатлениями о подготовке конкурсной заявки, взаимодействии с Фондом? Может быть, посоветуете что-то молодым ученым, которые пока не имеют подобного опыта?

— В первую очередь, мне хотелось бы поблагодарить вас — сотрудников Центра научных и инновационных проектов — за осуществление технического сопровождения заявок и помощь в оформлении документов в рамках поддержанных проектов. На мой взгляд, наличие в институте такой профессиональной и доброжелательной команды является дополнительным стимулом к реализации новых проектов. 

Подготовка конкурсной заявки — процесс не менее сложный и ответственный, чем само исследование. Нужно убедить потенциальных рецензентов, во-первых, в его актуальности и практической значимости, а во-вторых, в том, что вы обладаете знаниями и навыками, в полной мере владеете необходимым методологическим инструментарием для того, чтобы достичь поставленных целей и представить по результатам продукт, обладающий высокой научной ценностью. Ученый должен быть, в первую очередь, сам заинтересован в объекте исследования, он должен быть уверен в актуальности выбранной темы, ее полезности и востребованности. Четкая формулировка целей, методологии и ожидаемых результатов — основа успешной заявки. Именно обозначенная цель должна являться ее «стержнем», а все остальные элементы — непосредственно описывать способы достижения цели. Исследование должно быть направлено на получение конкретного результата, и в заявке это должно четко прослеживаться. Главный совет молодым ученым — нарабатывать опыт методом «проб и ошибок», участвовать во всех конкурсах и проектах, соответствующих их научной специализации, а в заявках максимально четко, структурированно и полно излагать цели и предполагаемые результаты исследования.

— Проект выполнялся вами индивидуально, без команды исследователей, в течение одного года. Почему вы выбрали именно этот формат?

— Вы правильно отметили, что это был мой первый проект. Мне было интересно выступить именно руководителем, взять на себя всю ответственность и за подготовку заявки, и за проведение исследования. У меня было четкое представление о том, какой продукт должен быть на выходе, каковы цели работы, в чем ее актуальность и новизна и, главное, какой методологический инструментарий должен лечь в ее основу. Кроме того, я решила, что выполнение проекта в течение одного года, а также публикация по его результатам серии статей и монографии может значительно повысить конкурентоспособность заявки. Хотя надо признать, что проведение исследования, подготовка отчета, монографии и нескольких статей всего чуть более, чем за восемь месяцев — амбициозная задача, потребовавшая огромных затрат сил и времени.

— В чем актуальность выбранной вами темы и ее основная цель? Какие страны, объединения вы исследовали?

— Объектом исследования выступали 13 государств Восточной Азии (АСЕАН, Китай, Япония и Республика Корея), так называемый формат АСЕАН+3, и созданные в рамках этих государств интеграционные объединения, т.е. АСЕАН и три формата АСЕАН+1 (с Китаем, Японией и Республикой Корея, соответственно). Актуальность темы заключается, в первую очередь, в том, что азиатские государства сейчас находятся в процессе трансформации национальных стратегий развития, идут по пути диверсификации источников экономического роста. Экспортоориентированная модель, которая на протяжении нескольких десятилетий обеспечивала странам региона высокие темпы роста, себя исчерпала. Осознавая чрезмерную зависимость от динамики спроса на внешних рынках, восточноазиатские государства сегодня ориентированы на поиск новых источников роста — в первую очередь, расширение внутреннего потребления. Регион обладает колоссальным потребительским потенциалом, реализация которого может в долгосрочной перспективе дать не только мощный толчок региональному развитию, но и стать драйвером мирового роста, способствовать «перераспределению» торговых и инвестиционных потоков, оказать влияние на отраслевую и географическую структуру мировой торговли. Таким образом, цель моего исследования заключалась в выявлении особенностей регионализации в условиях трансформации стратегий экономического развития государств Восточной Азии.

— Как вы оцениваете уровень и перспективы межгосударственного сотрудничества в рамках интеграционных объединений, применительно к Восточной Азии? Если азиатские государства переходят к новым стратегиям экономического развития, не приведет ли это к переформатированию структуры существующих объединений?

— На сегодняшний день среди трех форматов АСЕАН+1 относительно более эффективным является соглашение с Китаем, на второй позиции соглашение с Республикой Корея. Что касается стран АСЕАН, зона свободной торговли АФТА исчерпала свой потенциал, эффективность интеграции в последние годы снижалась. Стимулировать развитие может только переход на качественно новый уровень — к Сообществу АСЕАН. Страны региона следуют собственной траектории развития, а в случае интеграционных процессов — вразрез с классической теорией интеграции и моделью интеграции в формате ЕС. Ни одно из государств АСЕАН никогда не откажется от независимости в проведении внешнеторговой политики, но при этом они осознают потенциальные выгоды от формирования единого рынка. Соответственно, Сообщество АСЕАН было сформировано, минуя стадию таможенного союза. Кардинального переформатирования структуры существующих объединений не предвидится, хотя новые приоритеты экономической политики в сочетании с подписанием соглашения о Транстихоокеанском партнерстве могут ускорить переговоры в рамках РВЭП. Тем не менее, цели, которые ставят перед собой страны-члены интеграционных объединений на региональном уровне, также постепенно трансформируются в ответ на новые вызовы глобальной экономики и в соответствии с национальными приоритетами стран-членов. АСЕАН представляет собой яркий пример, когда приоритеты и цели региональной интеграции полностью согласуются с внутренними стратегиями экономического развития. В тот период, когда страны региона были нацелены на расширение своего экспортного потенциала, этому во многом способствовали и региональные интеграционные процессы: либерализация внутрирегиональной торговли позволила максимизировать интеграционные эффекты по экспорту в 2002–2007 гг. Сейчас же, когда потенциал торговой либерализации исчерпан (что связано как с ограниченностью возможностей дальнейшего снижения таможенных пошлин, так и со снижением эластичности торговых потоков по величине таможенного тарифа) и страны региона делают ставку на реализацию своего потребительского потенциала, было сформировано Сообщество АСЕАН и принята программа его развития до 2025 года. При этом новая программа нацелена в большей степени на развитие малого и среднего бизнеса, либерализацию сферы услуг и поощрение инвестиций в сферу услуг, защиту прав потребителей, повышение «качества» внутреннего спроса, ускоренное развитие технологий и внедрение инноваций в производственный процесс и пр. Данный комплекс мер призван содействовать росту уровня доходов и стимулировать внутренний спрос. Новая программа в большей степени people-oriented, соответственно, процессы региональной интеграции призваны способствовать развитию внутреннего спроса стран региона в ближайшие 10 лет.

— Кто может быть заинтересован в результатах проведенного исследования? Научное сообщество? Органы власти и управления? Могут ли результаты быть использованы в учебном процессе?

— Исследование может быть интересным и для научного сообщества, и для органов государственного управления при выработке внешнеэкономической политики России, поскольку раскрывает и фундаментальный (теоретико-методологический), и практический аспекты проблемы. С одной стороны, в рамках НИР в научный оборот был введен ряд терминов и разработаны методики оценки интеграционных эффектов и интеграционных компонентов экономического роста. С другой стороны, были выявлены приоритеты в экономической политике стран региона, изменения в структуре потребления и импортного спроса, что позволяет лучше оценить наиболее перспективные направления партнерства России со странами региона, а также выявить потенциальные «ниши», которые могли бы занять на данных рынках российские компании. Разумеется, результаты могут быть внедрены и в учебный процесс в рамках курсов, посвященных международным экономическим отношениям, мировой торговле и торговой политике, процессам региональной интеграции.

Центр научных и инновационных проектов


Распечатать страницу