Л.Воронков: «Российскому эксперту опубликовать материал в западной прессе практически невозможно»

12.05.16

Л.Воронков: «Российскому эксперту опубликовать материал в западной прессе практически невозможно»

Продолжаем следить за научным проектом «Международные организации в глобальном управлении международными делами: тенденции развития и последствия для системы международных отношений», поддержанным в рамках гранта РГНФ №14-07-00054. О результатах второго этапа НИР и о перспективах международного сотрудничества в нестабильной внешнеполитической ситуации мы беседуем с профессором Л.Воронковым.

— Лев Сергеевич, в прошлом году вы рассказали нам о причинах возникновения и природе международных межправительственных организаций (ММПО) и международных неправительственных организаций (МНПО). Структура этих объединений постоянно меняется, появляются новые влиятельные акторы. Среди них международные организации, эффективно работающие без исполнительных институтов, без заключения международных договоров. Есть вероятность, что этот новый вид ММПО и МНПО может вытеснить со временем классические формы подобных объединений?

— Полагаю, количество и разнообразие международных организаций будет и далее расти, но не за счет вытеснения одних организаций другими, а за счет расширения спектра выполняемых ими функций в сфере международного взаимодействия и сотрудничества. Следует иметь в виду, что в росте численности и разнообразия ММПО и МНПО находит свое воплощение интенсификация процессов интернационализации жизни отдельных государств — явление, которое на двусторонней межгосударственной основе может иметь лишь весьма ограниченный характер. Структуры и правовые основы деятельности вновь создаваемых международных организаций наряду с использованием уже оправдавших себя и подтвердивших свою эффективность форматов будут и далее совершенствоваться в ходе поиска форм многостороннего решения конкретных задач, которые возникают в процессе интернационализации жизни современных государств. На данном этапе развития мира весьма сложно предсказывать приоритетные направления и формы такой интернационализации, а значит и характер ММПО и МНПО, которые для этого могут потребоваться.

Ряд международных межправительственных организаций (ММПО) регулирует важнейшие функции международного общения, и эффективность и полезность их деятельности определяется стабильностью и предсказуемостью правопорядка, который они призваны поддерживать по поручению государств. Мы мало задумываемся над тем, почему и как функционируют почтовые и транспортные связи между государствами, как работают трансграничные радио- и телепрограммы, почему появляются и применяются в странах мира санитарные стандарты, как и кто распределяет те или иные частоты в эфире, почему в большинстве государств действуют одни и те же стандарты мер и весов и т.п. Эти сферы регулируются и управляются ММПО, основанными на международных договорах, ратифицированных всеми государствами-членами. Именно они поддерживают единый миропорядок в этих областях, будучи уполномоченными на это суверенными государствами-членами. Договорная основа деятельности и функций таких ММПО — одна из фундаментальных основ стабильности и предсказуемости существующего миропорядка в указанных и подобных областях.

Национальные и международные неправительственные организации оказывают помощь и содействие в организации бесперебойного функционирования тех сфер жизни человеческого общества, которые не покрываются межгосударственными или межправительственными соглашениями. Это могут быть информационные, исследовательские, благотворительные, финансовые и иные неформальные услуги такого рода. Нередко специализированные неправительственные организации, объединяющие в своих рядах высококлассных специалистов, оказывают помощь ММПО по их просьбе в разработке тех или иных норм и стандартов их деятельности.

Помимо таких основанных на международном договоре ММПО, которые в свое время получили название административных, за последнее столетие в мире появилось значительное число ММПО, на которые современные суверенные государства возлагают широких спектр задач политического свойства, прежде всего, поддержания международного мира и безопасности, организации жизни международного сообщества государств в интернационализирующемся и глобализирующемся мире. Важнейшей из этих ММПО является Организация Объединенных Наций — ООН, Устав которой является универсальным международным договором, закрепившем основы современного международного правопорядка. Его положения обязательны для всех государств. На основе Устава ООН возникла разветвленная система многосторонних договоров и соглашений, заключенных в рамках ООН. Естественно, что такие ММПО, во многом определяющие основы глобального управления современным миром, не могут быть ни вытесненными, ни замененными новыми международными объединениями.

Помимо существования разветвленной сети международных организаций, пространством деятельности которых является весь мир, существует большое число разнообразных региональных ММПО и МНПО, стремящихся содействовать решению проблем тех или иных регионов или континентов на совместной с другими государствами основе. В рамках многих международных организаций как глобального, так и регионального свойства идет порой весьма острая борьба между различными государствами и их союзами за использование возможностей данных ММПО и МНПО в отстаивании их специфических интересов. Для разрешения возникающих спорных вопросов и проблем в их рамках используются и лежащие в их основе международные договоры, и органы и институты таких международных организаций, включая судебные, создаются исполнительные органы. Столь сложные задачи использования ММПО в собственных интересах побуждали и побуждают отдельные группы государств создавать глобальные и региональные ММПО и МНПО, которые находились бы под их определяющим влиянием. Жизнеспособность подобных организаций зависит от характера политический среды, в которой они действуют. После окончания «холодной войны» многие организации такого рода прекратили свое существование, а сохранившиеся пытаются адаптировать свою деятельность к новым условиям.

В последние годы ширится разнообразие международных межправительственных объединений, действующих на основе консенсуса государств-участников, не основывающих свою деятельность на международном договоре, не создающих каких-либо специальных исполнительных или судебных органов, согласованные консенсусом решения которых добровольно исполняются государствами-членами в том виде, в каком они считают это для себя приемлемым и отвечающим их национальным интересам. Такими объединениями являются, например, Совет министров северных стран, Арктический Совет, Совет Баренцева/Евроарктического региона, «Группа 20» и другие. Такого рода организации ориентированы на решение текущих практических задач и являются весьма эффективными, однако они не претендуют на то, чтобы определять долгосрочные основы современного миропорядка. Именно по этой причине они не могут заменить или вытеснить уже сложившуюся систему ММПО и МНПО, они в состоянии ее дополнить новыми механизмами решения международных проблем.

— Каковы основные проблемы глобального управления в свете нарастания противоречий между государствами «клуба богатых держав» и стран «мировой периферии». Какие шаги, на ваш взгляд, должна предпринять Россия для их решения?

— Высокоразвитые страны Северной Америки, Западной Европы и других континентов, образующие элитарный «Клуб богатейших государств» (их причисляют к «золотому миллиарду» по примерной численности населения), заинтересованы в дальнейшем укреплении своих доминирующих и привилегированных позиций в мировой экономике и политике, благодаря которым состояние 1% самых богатых людей Земли (72 млн человек), проживающих в основном в странах, считающих себя самыми непримиримыми и бескорыстными борцами за права и свободы человека, составляет 125 трлн долларов и превышает средства, которыми располагают остальные 99% населения Земли.

По данным международной некоммерческой организации Оксфам, 62 самых состоятельных человека планеты владеют таким же объемом богатств, как и беднейшие 3,5 млрд. населения планеты, причем с 2010 года их состояние увеличилось на 44%, а состояние беднейшей части населения уменьшилось более чем на 1 трлн долларов. Прослойка людей, находящихся между очень бедными и богатыми, становится все тоньше в количественном отношении. Между тем, бедность и нищета являются серьезнейшим препятствием на пути полной реализации прав и свобод человека, они являются постоянно воспроизводящейся питательной средой для международного терроризма и других глобальных проблем современного мира. Если руководствоваться стремлением обеспечить эти права и свободы в наиболее полной мере и предпринимать действенные усилия по решению глобальных проблем, то, очевидно, необходимо корректировать доминирующие тенденции распределения материальных благ и ценностей в современном мире, а вместе с этим — систему сложившихся мирохозяйственных связей, в которой привилегированные и доминирующие позиции занимают компании высокоразвитых государств «золотого миллиарда».

Между тем, их государственные органы призваны сохранять позиции своих компаний в мировой экономике и всеми находящимися в их распоряжении средствами создавать условия для открытия для них новых рынков под неолиберальными лозунгами свободы торговли и обеспечения политических прав и гражданских свобод человека в других странах. Реализация такого курса на практике ведет к наращиванию прибылей транснациональных компаний и одновременно — к усугублению глобальных проблем современной цивилизации и действующих тенденций в распределении материальных благ и ценностей со всеми вытекающими из них социально-экономическими, политическими и иными взрывоопасными последствиями. Сложившаяся после Второй мировой войны система мирохозяйственных связей, международных финансовых институтов и процессов принятия решений в них, ключевых валют современного мира, их идеологического обслуживания на базе неолиберальных принципов и продвижения прав и свобод человека в их западном понимании — все эти компоненты глобальной политики государств «золотого миллиарда» реализуются и через систему существующих ММПО и МНПО.

Что касается России, то развитые государства политического Запада рассматривают ее прежде всего как объект своей политики и хотели бы поставить ее природные и людские ресурсы на службу своим интересам, побудить ее то ли с помощью лозунгов стратегического партнерства и сотрудничества, то ли через механизмы политических, финансовых, экономических, технологических и иных санкций занять в мировой экономике и политике то место, которое наиболее комфортно для них. Впрочем, Россия как и многие другие государства, относимые Западом к «мировой периферии», безучастно наблюдать за осуществлением такой стратегии не может и не будет.

В мировой политике постепенно оформляется новое основное противоречие между фундаментальными интересами этих двух основных групп государств, которое оказывает возрастающее влияние на современную систему международных отношений. Интересы этих групп государств часто не просто не совпадают, но нередко приобретают конфликтный характер. Их представления о приоритетных задачах, которые они должны решать в ходе экономического развития и участия в процессах интеграции и глобализации, часто противоречат друг другу. Это находит свое проявление и в деятельности многих ММПО. Россия, естественно, объединяет свои усилия с другими государствами для отстаивания своих законных суверенных прав и тем самым — в противодействии тенденциям, ведущим к дальнейшему усугублению глобальных проблем.

— В статье «Международные организации: основные причины их возникновения и развития», опубликованной вами в рамках проекта, вы пишете о том, что в настоящее время появилась необходимость укрепления двусторонних и многосторонних отношений между развивающимися странами. По каким основным направлениям? Может ли межуниверситетское сотрудничество способствовать решению этой задачи? Могли бы вы назвать пример удачного международного сотрудничества в научной или образовательной сфере, которые способствовали бы укреплению международных отношений?

— Задача состоит не в том, чтобы разрушить сложившуюся систему, что было бы крайне болезненно для современной мировой экономики, а в том, чтобы перестроить эту систему на более равноправной основе, учитывающей суверенитет государств, их законное право обеспечивать развитие отечественной экономики и создавать условия для решения проблем национального социально-экономического развития. Эта потребность уже реализуется через создаваемые вновь международные объединения государств типа БРИКС и ШОС, новые международные финансовые институты, появление новых международных валют (юаня, например), более широкое использование национальных валют в международной торговле с возможным ростом значения их золотовалютного обеспечения и т.п. Предпринимаются определенные шаги и в области изменения правил принятия решений в существующих международных финансовых институтах, например, в Международном валютном фонде.

Чрезвычайно важное значение имеют скоординированные международные усилия по реализации программы Целей развития тысячелетия ООН, которая продлена на последующие 15 лет как программа устойчивого развития современного мира. Основное ее достоинство состоит в том, что она координирует международные усилия, нацеленные на решение социально-экономических проблем современных государств и способна подвести прочный фундамент под долгосрочные усилия по решению глобальных проблем. В этих программах важнейшее место занимают проблемы образования, одним из элементов которых является межуниверситетское сотрудничество. Дело здесь не столько в примерах удачного международного сотрудничества, сколько в понимании того, что уровень образования, равный, недискриминационный доступ к его получению, в том числе для мужчин и женщин, социальное и медицинское обеспечение населения имеют прямое отношение к решению демографических проблем на национальном и глобальном уровне, к вопросам технологического и инновационного развития, к профессиональной квалификации мигрирующих трудовых ресурсов, к качеству человеческого капитала и другим важнейшим процессам национального и международного развития. Наиболее интересный опыт сотрудничества в образовательной сфере накоплен странами Северной Европы, которые начали послевоенные интеграционные процессы с создания единого рынка трудовых ресурсов и принятия сопровождающих функционирование этого рынка законодательных, административных, образовательных и иных мер, способствовавших повышению мобильности трудовых ресурсов в рамках региона. На сегодняшний день в странах региона создано единое образовательное пространство, начиная от начального и кончая высшим образованием, которое оказалось выгодным для всех стран европейского Севера.

— В последнее время российские научные фонды объявляют все больше совместных проектов с зарубежными научными центрами, в том числе западноевропейскими. Почему, на ваш взгляд, в текущей политической ситуации, когда многие страны ориентированы на внешнеполитическую и экономическую изоляцию России, совместные научные проекты имеют тенденцию к увеличению?

— Хотя поставленный вопрос прямого отношения к тематике проекта, который я выполняю, не имеет, но своя точка зрения на этот счет у меня есть. Во-первых, научные знания никогда лишними не бывают, а потенциал российской науки для наших зарубежных партнеров был и остается привлекательным. Во-вторых, все более интересна та сторона вопроса, которая касается совместных научных проектов в тех сферах научного знания, которыми занимается МГИМО. Это как раз те сферы мировой политики и экономики, в которых в западной научной среде сложилось определенное политическое и идеологическое единство («мейнстрим») и в которых позиции российских экспертов во многом не совпадают с западными «мейнстримовскими».

Для российского эксперта даже со сложившейся международной репутацией практически невозможно опубликовать тот или иной материал в западной прессе и научной литературе, если он содержит позиции, не отвечающие господствующим в них политическим и идеологическим «мейнстримам». Один из научных журналов, выпускаемых известным и влиятельным британским издательским домом, в котором я числился членом редколлегии, ответственным за материалы по России, СНГ и странам Восточной Европы, отказался напечатать мою статью из-за того, что так называемые рецензенты (с моей точки зрения, весьма малообразованные люди, выполняющие функции цензоров) потребовали изменения ряда содержавшихся в статье политических оценок, причем к основной теме статьи не имевшими прямого отношения. Я отказался вносить эти изменения, а редактор журнала настаивал на них. Я вышел из состава редколлегии в знак протеста. Эта статья была опубликована в журнале «Россия в глобальной политике». Мое место в редакции занял другой российский эксперт.

Я полагаю, что стремление активизировать сотрудничество с российскими экспертами в сфере международных отношений, международного права, экономики, политологии, социологии и смежных дисциплин отнюдь не продиктовано готовностью публиковать точки зрения российских ученых, отличающихся от западного «мейнстрима», в западной научной литературе. Было бы интересно познакомиться с такими материалами, если они существуют и если они не носят нейтрального характера. Такое сотрудничество предполагает публикацию научных материалов участников проектов на русском языке, которые правке цензоров-рецензентов не подлежат. С моей точки зрения, такое сотрудничество призвано оказывать влияние на позиции представителей российского экспертного сообщества и доводить точки зрения западных экспертов до сведения российских читателей через совместные издания материалов проектов на русском языке. Если тот или иной российский эксперт оценивается западными спонсорами как бесперспективный с точки зрения его использования в собственных интересах, он имеет мало шансов на приглашение участвовать в тех или иных совместных проектах с западными учеными в будущем.

— Каковы задачи вашего исследования на текущий год, завершающий год проекта?

— Прежде всего, я планирую издать статью, посвященную международным аспектам правозащитной деятельности. Она написана и находится в редакции журнала «Вестник МГИМО-Университета». Будет еще одна статья по проблемам современной международной безопасности и роли Совета Безопасности ООН в сопоставлении с утверждающимися концепциями международного мира и безопасности в западной научной и публицистической литературе. Статья написана, идет ее доработка. Запланировано написание аналитической записки по результатам исследования и заключительного доклада по проекту. Расширенная версия этого заключительного доклада будет представлять собой монографическое исследование, которое я надеюсь опубликовать в 2017 году.

Центр научных и инновационных проектов


Распечатать страницу