Юрий Вяземский продолжает серию о Понтии Пилате

12.09.09

Юрий Вяземский продолжает серию о Понтии Пилате

Когда в 1966 году Юрий Вяземский впервые прочел в журнале «Москва» только что опубликованный роман Булгакова «Мастер и Маргарита», кто-то ему сказал, что у Булгакова есть роман, посвященный только евангельской теме, но из цензурных соображений в журнал попали лишь отрывки. Каково же было огорчение будущего писателя и профессора МГИМО, когда он узнал, что его ввели в заблуждение, и прочитать роман про Понтия Пилата ему не суждено, поскольку такого произведения у Булгакова попросту нет. Возможно, именно это юношеское ощущение заставило Юрия Павловича взяться за евангельскую тему и обратиться к образу римского наместника.

«Детство Понтия Пилата. Трудный вторник» — второе произведение из этого цикла. Первое называлось «Сладкие весенние баккуроты. Великий понедельник». Как нетрудно догадаться, всего романов предполагается семь. Каждый из них будет посвящен одному из дней Страстной седмицы — следующие будут называться «Таинственная среда», потом — «Чистый четверг» и так далее.

«В романе представлен великий Рим, который стоял за Пилатом, в страстную пятницу одобрившим приговор Синедриона и казнившим Иисуса Христа. Обычно, когда пишут на эту тему, о Риме как-то забывают. Забывают о той великой империи, которая тогда существовала и чем-то была похожа на нас», — рассказывает о книге сам автор.

Для Вяземского Пилат — это образ несостоявшегося апостола. Поэтому попытка понять, почему наместник империи, «чем-то похожей на нас», не воспользовался своим шансом, пожалуй, одновременно является размышлениями о себе и своих современниках.


Распечатать страницу